RSS RSS

avatar

Борис Носик

Борис Михайлович Носик - известный русский писатель. Окончил факультет журналистики МГУ и Институт иностранных языков. Наиболее известные произведения писателя — биографические: книга «Альберт Швейцер», в серии «Жизнь замечательных людей» (Москва, 1971) была восемь раз переиздана на немецком языке, «Мир и Дар Владимира Набокова». Писал также рассказы, пьесы («Ваше мнение доктор?») и повести. В советское время наряду с официальными произведениями много писал «в стол» (знаменитая повесть «Коктебель»). Занимался также переводами, в том числе «Пнин» В. В. Набокова. В настоящее время проживает в Париже.

Борис Носик: Публикации в Гостиной

    БОРИС НОСИК ● ПРОСЫПАЯСЬ ДО СВЕТА… ● (ВОКРУГ И. А. БУНИНА)

    Ivan Bunin in 1933Многие месяцы и даже годы своего изгнания любимейший из писателей русской эмиграции, а позднее, пожалуй, и многих тысяч читающих россиян Иван Алексеевич Бунин (семейное прозвище его было Ян, но нам, скромным потомкам, пожалуй, пристойнее звать его по имени отчеству и фамилии, хотя бы и в сокращеной форме, скажем, – ИАБ.) провел в курортном городке Приморских Альп, в Грасе, что неподалеку от Канн и Ниццы …

    В теплые месяцы на снимаемой для него вилле спал ИАБ с открытой балконной дверью и часто, проснувшись еще до света, упорно разгадывал значенье только что привидeвшегося ему сна , вспоминал счастливые или горестные события минувших дней, месяцев и даже десятилетий своей довольно уже долгой писательской жизни: в этом альпийском городке отметил он и шестидесятую и семидесятую годовщину своей жизни. Да и после семидесяти, если только не мучили его хворь или похмелье после вечерней выпивки, просыпался он с чувством благодарности , полной грудью вдыхал чистый горный воздух , думал о том о сем, а мысли свои и малейшие ощущения, понятное дело, записывал в дневник. Скажем: «живу с природой… вон лают собаки на соседней дачке уже совсем новым, зимним лаем : за этим лаем зима (южная), глушь, свежесть…». Или так: «все долины и горы в светлом пару… чуть слышный горьковатый запах вохдуха= уже осенний…»

    Сны ИАБ нередко бывали в те годы сладострастны. Видел во сне первую свою жену Аню, ощущая «таинственность готовящейся близости» (как раз в ту пору встречался ИАБ в Ницце с братом Анны Цакни, подолгу сидели в кафе, мирно беседовали, вспоминали Одессу…).

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ПРОСЫПАЯСЬ ДО СВЕТА… ● (ВОКРУГ И. А. БУНИНА)'»

    БОРИС НОСИК ● СОЛДАТ СТЕНКА РАЗИН И МАРШАЛЬСКАЯ ДОЧЬ

    БОРИС НОСИКПожалуй, что в нашей студенческой группе «редакторов» наименее близки и интересны были мне эти двое, Виля Разин и Светка Новикова. Никакой я в них не замечал симпатии или тайны, никакого особого таланта или остроумия, даже особой юной миловидности. То, что я тогда не знал их тайн, это нормально. Оттого они и тайны, чтоб их ото всех прятать, особливо от вчерашних глупеньких школьников-малолетков. А я, как теперь понимаю, именно таким был.

    В семнадцать с половиной, окончив школу на Первой Мещанке, сумел я, несмотря на позорный пункт в паспорте, поступить по счастливой случайности в полиграфический институт, что размещался невдалеке от родительского дома, в неказистом здании бывшей татарской школы на Садово-Спасской. Там и учился первые четыре года, пока нас не перевели всем отделеньем на факультет журналистики МГУ…

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● СОЛДАТ СТЕНКА РАЗИН И МАРШАЛЬСКАЯ ДОЧЬ'»

    БОРИС НОСИК ● В КАМИННОМ ЗАЛЕ РЕСТОРАНА ● ПРОЗА

    БОРИС НОСИКПомню, что заснул я под утро, всю ночь читал в своем спальном мешке при свете ручного фонарика повесть Левки Ларского в свежем номере журнала «Время и мы», который одолжила мне до утра графиня Олсуфьева.

    Что там мне успело присниться под утро, вспомнить не могу, может, сооружение вавилонской башни, потому что проснулся я от бодрых американских криков, от рокочуще-громких немецких и певучих китайских возгласов. Не знаю, о чем говорили китайцы, но немцы с американцами жаловались, что ночью было свежеповато для начала сентября, похоже, они не ждали такой подлянки от летней Италии…

    Я сонно вылез из спального мешка, потом из палатки, огляделся и подумал, что графиня была права насчет удобств… Обширный овраг и в нем что-то вроде дикого кемпинга – пяток двухместных палаток, куча всякого мусора, картон, пластик, гондоны, впрочем, дерьмом не пахнет, уже и на том спасибо: палатку мы как-никак ставили затемно, всяко случается…

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● В КАМИННОМ ЗАЛЕ РЕСТОРАНА ● ПРОЗА'»

    БОРИС НОСИК ● О ДРУГЕ ЛЕШЕ И ПРОЛЕТАРСКОМ ФАРФОРЕ ● ВОСПОМИНАНИЯ

    БОРИС НОСИК«Серп и молот на окружностях…» ( Продолжительное вступление)

    Сергей Чехонин был из поздних мирискусников, но даже и среди поздних он стоял на особицу. Начать с того, что он не только не вышел из кругов петербургской интеллигенции, не только не учился в гимназии доброго Карла Мая, не только не кончал юрфак университета, но и вообще родился в семье машиниста и неизвестно, чему успел научиться в детстве у себя в Чудове. С пятнадцати лет он работал конторщиком, чертежником, еще кем-то, а потом приехал в Петербург, чтобы поступить на Рисовальные курсы Общества поощрения художеств. Там он проучился два года у знаменитого Ционглинского, потом еще три года занимался в Тенишевке у Репина (два из этих трех – одновременно с Билибиным).

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● О ДРУГЕ ЛЕШЕ И ПРОЛЕТАРСКОМ ФАРФОРЕ ● ВОСПОМИНАНИЯ'»

    БОРИС НОСИК ● ПРЕЛЕСТНЫЙ ОТЕЛЬ ЗАМЕТКИ ИЗ НИЦЦЫ ● ЭССЕ

    БОРИС НОСИКНеподалеку от элегантного козырька городского вокзала Нис – Виль (полсотни ступенек вниз и полсотни метров пешком по затаившейся в конце тоннеля авеню Дюрант – сам Чехов описал однажды этот маршрут в игривом холостяцком письме молодой художнице, заманивая ее в гости, и решилась, приехала в Ниццу к Антон Палычу милая поклонница-“антоновка») – так вот до сих пор стоит неподалеку от вокзала на правой стороне узенькой этой «авеню» прелестный трехзвездный отель «Эксельсиор»…

    Всю зиму солнце на окнах «Эксельсиора», тут бы жить да жить, не зная горя. Там, кстати, я и живу поблизости, там и гуляю каждую зиму, а прохожу мимо отеля чуть не ежедневно. Что же до моих сомнений, до незабытых и смутных чужих воспоминаний… Не является ли всякий писатель человеком, который вечно вспоминает о пустяках? Какой-то престижный сочинитель именно так сказал. Если не обманывает зыбкая память, сам шутник В.В. Набоков и сказал…

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ПРЕЛЕСТНЫЙ ОТЕЛЬ ЗАМЕТКИ ИЗ НИЦЦЫ ● ЭССЕ'»

    БОРИС НОСИК ● МОНГОЛЬСКИЕ СТРАСТИ ● ПРОЗА

    БОРИС НОСИКОловянные деньки стоят у нас в меловой Шампани. Который уж день небо затянуто облаками, и, похоже, мне это на руку и по сердцу. Кто думал, что доживу до такого: всю жизнь обожал жаркое солнце и синее небо.

                                            ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

    БОРИС НОСИК ● ПОЦЕЛУЙ ДЕДУШКУ ● ПРОЗА

    БОРИС НОСИК Милым Граникам

    Во Франции нельзя обнаруживать, что ты любишь чужих детей. Заподозрят, что педофил. Педофилов тут и правда великое множество. Не меньше, чем троцкистов. Правда в отличие от троцкистов их все же считают извращенцами и даже иногда судят. А вот троцкисты, те вызывают всеобщую симпатию. На манер геев. Что ж, говорят, поделать, это у них, говорят, наследственное . Дедушка был, скажем, у человека коммунист. Или бабушка. Вот и он тоже. Конечно, дед с бабкой были у него, скорей всего, сталинисты. Но Сталин оказался на поверку палачом народа. А Троцкий благодаря тотальному невежеству палачом пока что не оказался. Во всяком случае об этом не принято вспоминать, тем более, что его самого какой-то сталинист достал по башке ледорубом. Геройская смерть. Так что Троцкого принято считать всего навсего пылким любовником революции. Настолько пылким, что он даже в гостях у Риверы трахнул его увечную любовницу . Впрочем, она сама нарывалась, эта Фрида…

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ПОЦЕЛУЙ ДЕДУШКУ ● ПРОЗА'»

    БОРИС НОСИК ● ИЗ-ПОД ВИШНИ. ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. КОЕ-ЧТО О НОСИКАХ.

    БОРИС НОСИК

              Кузен прислал мне из Канады кучу документальных фильмов, прошедших по первому каналу  московского телевиденья, чтоб я глядел их на экране своего макинтоша.  Предупредил, впрочем, что много там найду  подлянки и всякой брехни, но также и кое-что интересное может попасться, а главное – много увижу знакомых лиц, все же первые   полсотни лет своей жизни  мы в Москве прожили, так что личности на экране  попадаются еще и  по тому времени  знакомые.
               Не обманул кузен.  И подлянка   частенько попадается, но  и знакомые личности мелькают. Сижу под вишней, таращусь на экран, и река времени необременительно утекает.

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ИЗ-ПОД ВИШНИ. ДЕНЬ СЕДЬМОЙ. КОЕ-ЧТО О НОСИКАХ.'»

    БОРИС НОСИК ● ИЗ-ПОД ВИШНИ ● ДЕНЬ ТРЕТИЙ – ШЕСТОЙ

    БОРИС НОСИК День третий. Прекрасные женщины.

    Чем дольше ты сидишь одиноко под вишней в забытой Богом приграничной деревушке Шампани (в каких-нибудь пяти километрах от Бургундии), тем реже о тебе вспоминают на Большой Земле и в Большой Зоне. Последними дают о себе знать родные сестры и милые читательницы, все как есть прекрасные женщины. Очень верные. Если перестают звонить, писать и осыпать благодеяньями, значит что-то у них там случилось. Даже боюсь проверять, в чем дело. Уже год как не звонит из своего Ашдода милая читательница Элла Коц. Она была старше меня, но еще много читала, занималась туризмом, ездила с дочкой куда-то в Хорватию и вдруг – молчание. Может, опустел дом на улице Сара Имену в Ашдоде…

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ИЗ-ПОД ВИШНИ ● ДЕНЬ ТРЕТИЙ – ШЕСТОЙ'»

    БОРИС НОСИК ● ИЗ-ПОД ВИШНИ. ДЕНЬ ВТОРОЙ ● ПРОЗА

    БОРИС НОСИК НА ВЕРШИНАХ БЛАГОРОДНОГО КНИГОИЗДАТЕЛЬСТВА

    Телефон на траве под шезлонгом молчaл. Я мог бы сказать, благородно молчал. Он молчал и я молчал.… Зато пели птицы. Те самые птички Божии, которые не знают…

    И вдруг, пугающе неожиданно раздался звонок. Ух, как он встрепенулся! Точнее, это я встрепенулся. А то, что я по своему поводу слегка иронизирую, это нормально. Русский человек все время так иронизирует, он наделен редким чувством самоиронии. Если угодно, автоиронии. Иностранцам это никогда не нравилось . Уже маркизу де Кюстину это не понравилось, а уж казалось бы, куда дальше -маркиз, гомолюб, неглупый наблюдатель, сын репрессированного…

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ИЗ-ПОД ВИШНИ. ДЕНЬ ВТОРОЙ ● ПРОЗА'»

    БОРИС НОСИК ● ВЗГЛЯД ИЗ-ПОД ВИШНИ ● ПРОЗА

    БОРИС НОСИК ( День первый. Писатель, Вождь и Учитель .)

    По части черешен и вишен этот год у нас, среди холмов Шампани, выдался очень урожайный. Сперва черным черно было от мясистой и крупной черешни бигарро, а теперь куда не взгляну – вишни, вишни, вишни… Боже, сколько же я их тут насажал за четверть века трудового безделия, вишенных кустов!

    «Поспели вишни в саду у дяди Вани, – распевают ныне певцы, неподвластные реперткому, – Поспели вишни…» Вот и я лежу целый день под вишней. Не на диване – в шезлонге. И безо всякой тети Груни, один одинешенек. Грустный тип… Помнится, была картинка в нашем школьном учебнике: «Некрасов в пору «Последних песен». Впрочем, будем скромнее. На Некрасова кто потянет? «Он и в карты, он и в стих, и так неплох на вид». К тому же оптимист был неисправимый и труженик. Как раз в пору «Последних песен», «смягчая недуг», работал не покладая рук и рифм:

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ВЗГЛЯД ИЗ-ПОД ВИШНИ ● ПРОЗА'»

    БОРИС НОСИК ● ПЕСНИ И МОЛИТВЫ ГОРНОЛЫЖНИКА*

    ПРЕДИСЛОВИЕ ГОРНОЛЫЖНИКА

    По утрам в Чегете я что-то такое сочинял. Какие-то романсы и молитвы. Потом, по дороге на канатку, забегали ко мне чегетские инструкторы – в комнатку украинской биостанции, где я спал, или на ее плоскую крышу, где пытался сочинять прозу. Спрашивали: «Новые есть?» Хозяйски спрятав в шуршащий комбинезон мой единственный экземпляр, обнадеживали: «Mузыка будет к вечеру». Иногда теряли бумажку где-нибудь на горе. Но Влад Чеботарев никогда не терял: он был старший инструктор и мой друг. Со временем я стал провоить месяцы «межсезонья» у братьев Чеботаревых в Крыму. Там тоже писал. Там тоже пели.

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● ПЕСНИ И МОЛИТВЫ ГОРНОЛЫЖНИКА*'»

    БОРИС НОСИК ● СИДИМ СЕБЕ ХАСИДИМ ● ПРОЗА

    СИДИМ СЕБЕ ХАСИДИМ

    (Письмо из Ниццы)

    БОРИС НОСИККонечно, в каком-нибудь июне-августе  на скамейке в скверике не сядешь на солнышке, спечешься к Евгенье Марковне до предынфарктного состояния, a вот в середине января в самый раз. Ну не в Москве, конечно, не в Оренбурге, а где-нибудь в умеренном климате, ну скажем, у нас в Северной Ницце, где я провожу зиму. Солнце теплое, но не буйствует, а греет безо всяких излишеств, да и в тени обычные плюс тринадцать, а уж на солнце – Божья благодать. Конечно, скверов  у нас в Северной Ницце не так много, раз два и обчелся: город курортный, все застроено для  умножения койко-мест, но  если  найдешь местечко, скажем,  в скверике у площади, носящей вполне типичное для населенных пунктов Франции и других стран планеты название – площадь Освобождения, – можно и посидеть.  Конечно, во Франции к такому банальному  названию непременно добавляют для дальнейшего возвышения духа еще и великое имя де Голль. В Париже даже Звезду (Этуаль) для большего сияния украсили знаменитой фамилией, стала Этуаль де Голль. Ну а  в Ницце  площадь  Освобождения стала  Либерасьон де Голль.      

    Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● СИДИМ СЕБЕ ХАСИДИМ ● ПРОЗА'»

MENUMENU