RSS RSS

avatar

Вероника Коваль

Коваль Вероника Анатольевна - одесский журналист и литератор. Окончила Ленинградский государственный университет и аспирантуру МГУ по специальности «журналистика». Кандидат филологических наук. Имеет ученое звание доцента. Член Национального союза журналистов Украины, член Союза театральных деятелей Украины. Много лет работала в редакциях различных газет. В «Одесском вестнике» являлась обозревателем отдела культуры. В настоящее время - редактор отдела искусств журнала «Выставки Одессы». Является автором ряда документальных книг, вступительных статей к каталогам одесских художников, редактором нескольких сборников. Пишет прозу: в 2006 году в издательстве «Оптимум» вышел сборник её рассказов и повестей «Последний выстрел Купидона». В 2011 году увидел свет сборник рассказов, повестей, очерков, переводов «Час птицы». Статьи, очерки, рассказы Вероники Коваль печатаются в периодических изданиях –журнале «Выставки Одессы», альманахе «Дерибасовская-Ришельевская», журналах «Джерело» и «Жанры», газете «Всемирные одесские новости», различных документальных сборниках.

Вероника Коваль: Публикации в Гостиной

    Вероника Коваль. Невозможная встреча

    Всё было, как в старых романах: чердак подлежащей сносу дачи, кованый сундук, гора разномастных коробок. Из круглой коробки, где я втайне надеялась найти раритетную шляпку, выпал ворох писем и рассыпался по пыльным доскам. Вот это да! Нашла раритет, хоть и не тот. Помятая веленевая бума, потёртые сгибы. Почерк аккуратный, округлый, но в иных местах размашистый, словно писали второпях.

    Выхватываю: «диван, нелепый, как бегемот…», «прижалась к стеклу и тайком вытирала…», «у него длинные гибкие пальцы…»…

    Похоже, писано девочкой-подростком. Захватывающе интересно! Кто ты, чей голос не съело время? Кто сохранил письма?

    Начинаю вспоминать биографию дома. Построил его, как рассказывал мой дедушка, его дед Алексей Андреевич Кузаков как загородную дачу. В нём проводили лето несколько поколений семьи Кузаковых, в том числе и мы с сестрой. Дом долго крепился, но недавно резко осел на бок. Его век закончился. Мебель разобрали любители старины, вещи, последние свидетели многосерийной семейной саги, уже были собраны на вынос.

    Читать дальше 'Вероника Коваль. Невозможная встреча'»

    Вероника КОВАЛЬ. «Где же истина, что с душой едина?». О книге Ильи Рейдермана «Из глубины. Избранное» (Алетейя, СПБ. 2017)

    Назвать Илью Рейдермана поэтом и философом или философом-поэтом – банально. Это неоспоримо. Только он гораздо глубже самых правильных определений. В его   стихах   прорываются из подкорковых глубин окрашенные в разные тона «взвеси» его натуры:  то смиренная, то вулканическая, то чувственная, то умозрительная.  И эти «взвеси» вступают в реакцию друг с другом и с кислородно-углекислой атмосферой жизни… Такая вот сложная поэтическая материя получается.

     Нужно, полагаю, в предвкушении стихов хоть коротко рассказать читателям о Рейдермане как личности (с моей  точки зрения).

    Это  уникальный человек. Самая отличительная его особенность: он думает. Да-да,  говорю так осознанно. Его мозг напоминает гриммовский горшочек, который непрерывно варит.  Но не опостылевшую кашу. Он производит мысли о высоком, непреходящем, ценном, общечеловеческом.

    С любым, даже знакомом по касательной, человеком Илья заводит беседу такого уровня. Ведь ещё одна его ипостась – проповедничество. Он использует для своих бесед-проповедей любые каналы: свои книги, газеты, ТВ, радио, Фейсбук, публичные встречи с читателями, очные и дистанционные культурологические семинары для молодёжи (не случайно много лет назад в «Одесском вестнике»  шли его огромные, на полосу, статьи под данной мною рубрикой «Кафедра»).   Такой энтузиазм –  не ради пиара, а токмо из желания засеять как больше душ отборным зерном красоты и добра.

    Читать дальше 'Вероника КОВАЛЬ. «Где же истина, что с душой едина?». О книге Ильи Рейдермана «Из глубины. Избранное» (Алетейя, СПБ. 2017)'»

    Вероника Коваль. Антон Павлович и три сестры. Эссе

    В наше время Грузия стала экзотичней Турции и Египта. Тем более заманчивым было предложение побывать там с группой художников.

    Мы высадились в самом южном курорте бывшего Союза. Батуми! Начиталась я перед поездкой про его историю и красоты. Знаменитый бульвар, опоясывающий город по береговой линии, с рядами пальм, архитектурными капризами, цветомузыкальными фонтанами притягивает туристов.

    Кто только ни прогуливался по этой набережной – императоры и министры, высокопоставленные особы, зарубежные именитые гости. А писатели! Кто посещал город во время морских круизов, кто бросал якорь на долгое время. Например, в 1921-23 годах Паустовский издавал здесь газету «Моряк». Он проводил вечера в компании Бабеля и Фраермана, которые жили на Зелёном мысу – сейчас здесь знаменитый Ботанический сад, где собраны растительные раритеты со всего мира. Есенин здесь влюбился в девушку по имени Шаганэ…

    В первый же день пребывания в Батуми, проезжая на маршрутке, я мельком увидела дом красного кирпича и мемориальную доску. Промелькнуло – Чехов, Горький… Через несколько дней я отправилась в краеведческий музей. В этот расплавленный жарой час посетителей почти не было. Служители попивали ароматный кофеек. Они мне обрадовались, провели по залам. Так я узнала историю Аджарии. Эта узкая полоска суши, отделённая от остальных районов Грузии горами. И если христианство пришло в Грузию из Византии гораздо раньше, чем к славянам, а именно в IV веке новой эры, то Аджария три столетия была под властью Оттоманской империи, поэтому мусульманство до сих пор осталось верованием некоторой части населения, особенно в горных селениях.

    Читать дальше 'Вероника Коваль. Антон Павлович и три сестры. Эссе'»

    Вероника Коваль. Чудо-девочка

    1

    Сердце Натальи чуть не выскочило из груди, когда ведущая объявила:

    – «Весенний хоровод». Исполняет детский танцевальный ансамбль «Идеал». Солистка – Настя Выжлецова!

    Маленькие танцовщицы в зелёных сарафанах образовали на сцене круг. Из него павой выплыла девочка лет восьми, вся в белом, блестящем. Милое личико, обрамлённое светлыми локонами, сияющие глаза, грация придавали ей очарование. От её танца невозможно было оторвать глаз. По залу пронёсся вздох восхищения.

    – Ну, вылитая «Весна» с картины Боттичелли, – прошептала незнакомая соседка Натальи.

    Наталья вздрогнула: как много у неё связано с этой картиной!

    Не удержалась:

     – Это моя дочка!

    – Какое счастье иметь такого ребёнка! С такой внешностью, талантом она далеко пойдёт!

    – Хотелось бы, – скромно ответила Наталья.

    Читать дальше 'Вероника Коваль. Чудо-девочка'»

    ВЕРОНИКА КОВАЛЬ ● МЕСТЬ СИАМКИ ● РАССКАЗ

    ВЕРОНИКА КОВАЛЬ                   (по мотивам тайской легенды)

         В тёплом Индийском океане плавает голова слона. Конечно, не на стоящая. Такую форму имеет полуостров, а на хобот похожа узкая полоса суши. Не позавидуешь путешественнику, который вознамерится пройти её с юга на север или наоборот. Пропадёт он в джунглях. Сладкозвучные птицы увлекут его в непролазную чащу. Или защиплют любопытные обезьяны. Или нападёт заключённый древними людьми в дерево злой дух Хексус.
         Так что лучше смотреть на зелёную голову слона с высоты птичьего полета. Тогда увидишь, что по ней рассыпаны тысячи жемчужин. Это озёра, собранные в ожерелье голубыми нитями рек. В стране два времени года – сухой сезон и сезон дождей. В засуху жемчужины мельчают или совсем теряются в джунглях. Но без воды не выжить! Поэтому много веков назад правитель тайской империи Утонг, задумав строить новый город, велел мудрецам искать «нам» – воду. Мудрецы долго кружили  и наконец нашли подходящее место. Утонг зачерпнул там горстку песка. В ней была закрученная ракушка. Император увидел в таком совпадении знак свыше и приказал  возводить дворец.

    Читать дальше 'ВЕРОНИКА КОВАЛЬ ● МЕСТЬ СИАМКИ ● РАССКАЗ'»

    ВЕРОНИКА КОВАЛЬ ● СНЯТИЕ С КРЕСТА ● ПРОЗА

    ВЕРОНИКА КОВАЛЬСъёмочная группа катила в замызганном автобусе по белесой просёлочной дороге. Она вилась вдоль лимана, огибая купы истомлённых зноем маслин. Сентябрьское утро, свежее от остывшей за ночь земли и росы на зарослях чабреца, обещало по-летнему благостный день. Он был так нужен! Режиссёр Андрей Витальевич Черкашин всю ночь не спал. Он то и дело вскакивал и с холодком в груди отстранял в спальне тяжелую штору. Только бы не дождь! Предстоял самый ответственный день съёмок. К нему готовились больше месяца. Нужны были декорации, огромный реквизит, исторически достоверные костюмы. Когда всё собрали, сработал закон подлости: натянуло тучи. Дождей почти не было, но и солнце не могло пробиться. Несколько дней люди болтались, уходили в песок отпущенные на фильм скудные деньги. Как же было не волноваться режиссёру? Читать дальше 'ВЕРОНИКА КОВАЛЬ ● СНЯТИЕ С КРЕСТА ● ПРОЗА'»