RSS RSS

avatar

Марк Азов

Писатель (драматург, прозаик, поэт, сценарист), сатирик и юморист. Член союзов писателей Москвы и Израиля, председатель северного (Галилейского) отделения Союза русскоязычных писателей Израиля. Руководитель литературного объединения "Галилея ", главный редактор журнала "Галилея", основатель, автор и актер театра “Галилея”. Автор произведений для Аркадия Рай-кина (в том числе, наиболее популярные: “Коликчество – какчество”, “Пирикур” “Басни с прописными моралями” (“Медведь сел на ежа” и др., вошедшие в книжки “Точки над i” и “Плоский купол” – совместно с В.Тихвинским). Пьесы – в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, других городов бывшего СССР и за рубежом. Сценарии фильмов (в том числе последний фильм Марка Донского). Песни для театра и кино на музыку М. Дунаевского, А.Флярковского, А.Журбина и др. Рассказы о войне, лирико–философская и фантастическая проза, повес-ти, драмы на исторические и библейские темы во вошли в книги “ Га-лактика в брикетах” и «Смех и проза, и любовь», «И обрушатся горы» (серия «Новая классика»). Публикуется в «Иерусалимском журнале», а также в России, Америке, Канаде… Лауреат премии Тарбут.ру (Культу-ра) Израиль. Участник 2-й Мировой войны. Живет в Нацрат-Илите (Верхнем Назарете).

Марк Азов: Публикации в Гостиной

    МАРК АЗОВ ● ВЕСЕННИЕ ЯТЕРЯ* ● ПРОЗА

    image_print

    МАРК АЗОВ– Это у меня весенние ятеря, – сказал дед.
    Огромные сетчатые чаши царили над дедовым огородом.
    Вряд ли в бедной речушке, поблескивающей под косогором, водится рыба, достойная таких безразмерных ятерей.
    И почему весенние?..
    – Весной – большая вода, – говорит дед, – река разливается до самого моего огорода. Вот при большой воде я и ставлю большие ятеря.
    – А что если попробовать?..
    – Так ведь ятеря весенние: для большой воды, – напоминает дед, а какая вода, когда осень…
    …Вода обыкновенная. Но необыкновенно грустно на берегу. Осень – пора разлученных деревьев. Каждое дерево стоит отдельно на собственном островке опавших листьев, у каждого свое оперенье неповторимой раскраски.
    И люди в осенней прозрачности бродят поодиночке: кто углублен в себя, кто охвачен окружающей прелестью, как это деревце – облаком догорающих листьев.

    Читать дальше 'МАРК АЗОВ ● ВЕСЕННИЕ ЯТЕРЯ* ● ПРОЗА'»

    МАРК АЗОВ ● ПИСЬМО ● ПРОЗА

    image_print

    МАРК АЗОВ1. Под землей

    « Милый боженька, если ты есть! Пишет тебе Шапиро Лева, ученик пятого класса «Б» средней школы № 13. Боженька, прости меня , пожалуйста, если письмо написано неразборчиво, и буквы расплылись, потому что я пишу тебе химическим карандашом, который надо слюнить. А другого у меня нет. И бумага из-под селедки.

    Мы с Фиркой, это моя сестра, живем в погребе у бабы Веры. И кроме нас тут никто не живет. Хотя вру, вчера из стенки вырылась медведка. Она такая уродка, разлапая и черная, все такая мохнаухая, что Фирка кричала, как резанная, и топала ножками: «Раздави сейчас же эту дрянь!» Пришлось ей рот затыкать, чтоб наверху не услышали…

    Читать дальше 'МАРК АЗОВ ● ПИСЬМО ● ПРОЗА'»

    МАРК АЗОВ ● ОНА И ОН ● ПРОЗА

    image_print

    «Размеры Вселенной были  в десять раз меньше нынешних, и вещество
    прозябало в полной темноте – первые галактики только-только разгорались. 
    Именно они положили конец продолжавшейся полмиллиарда лет тьме
    и стали началом знакомого нам мира, пронизанного светом со всех концов
    небесной сферы» 
                                                                                 (Ученые говорят)

    ОНА. Неправда, что у него нет лица. Просто его никто не видел. Я никогда не забуду эти фиалковые глаза, которые смотрели на меня, а жили отдельно. Его пальцы лепили меня из кости. При каждом прикосновении кость становилась податливой и пластичной , наполнялась прозрачностью, пронизанной сетью пугливых прожилок. Пальцы уже ваяли мою шею, а глаза смотрели мимо уха, которое стало невыносимо горячим от его дыхания. Неужели он не чувствует, что происходит со мной, когда под его пальцами набрякли груди и пробудились соски. Они побежали дальше…Погоди! Дай мне опять улететь в сладкую пропасть!…Неужели ты не видишь, что творишь?

    ОН. Я думал, прекраснее Первого уже не получится. Но эта Вторая превзошла мои ожидания. Стоит прикоснуться, и она расцветает под руками. Нет, не расцветает, а обжигает…Ну, зачем ты так дышишь, милая? Если твое дыхание еще раз прервется, я захочу умереть с тобою вместе.

    Читать дальше 'МАРК АЗОВ ● ОНА И ОН ● ПРОЗА'»

    МАРК АЗОВ ● ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ

    image_print

    markazov Она боялась его до полусмерти. Огромный, воняющий, как целое стадо бизонов, он ловил ее руками, достающими до земли, как ловил и других женщин, не глядя. Наваливался волосатой тушей, населенной привольно гуляющими паразитами, сопя вывернутыми ноздрями, и причинял ей боль, ничего кроме боли…

    Только однажды он взглянул на нее из-под каменного лба, нависшего над лесом лица его, и звериную тоску прочитала она в заблудившихся глазках.

    Чего-то ему не хватало в жизни, как и ей. Хотя ее еще можно было понять. Она слабее не только мужчин, но даже всех остальных женщин. У нее отнимали еду. Стоит найти – тот час же отнимали. Все друг у друга отнимали, но все, как найдут, сразу прятали…А она спрячет и стоит. Стоит над тем местом, куда спрятала. Сторожит, дура

    А ему чего не хватало? Мужчины боялись поднять на него глаза. Женщины иногда осмеливались ловить на нем насекомых. Когда всем племенем приходили с охоты, он ел один, другие молча ждали, пока он не начнет отрыгивать и отвалится.

    Читать дальше 'МАРК АЗОВ ● ПЕРВАЯ ЛЮБОВЬ'»