RSS RSS

avatar

Юрий Мандельштам

Русский поэт и литературный критик «первой волны» эмиграции, участник ряда литературных объединений Парижа. Родился 8 октября (по новому стилю) 1908 г. в Москве, погиб 15 октября (ошибочно считают 18 окт.) 1943 г. в Освенциме в Польше (Яворжно). Уехал с семьей из России в 1920 г. Окончил русскую гимназию с серебряной медалью в 1925 г. и в 1929 г. филологический факультет Сорбонны. Знал несколько иностранных языков. Писал критические статьи для русских и французских периодических изданий (написано более 350 статей). Принимал активное участие в «Содружестве поэтов и писателей Парижа», «Зеленой лампе», «Перекрестке» и др. кружках. Часто выступал с докладами и чтением своих стихов. В 1936 г. женился на старшей дочери Игоря Стравинского, Людмиле Стравинской и перешел в православие. Вскоре после рождения дочери Китти, Людмила умерла от туберкулеза. Смерть жены оставила тяжелый след в душе поэта. Ей он посвятил свои лучшие стихи. После смерти В. Ходасевича в 1939 г. вел критический отдел газеты «Возрождение». При жизни вышли три сборника стихов «Остров» (1930), «Верность» (1932), "Третий час" (1935) и книга статей «Искатели» (1938) была издана в Шанхае. Книга стихов «Годы» была напечатана посмертно в 1950 г. и в 1990 г. в Гааге вышло полное собрание стихотворений Ю. Мандельштама. Журнал «Зарубежная Россия: Russia Abroad Past and Present», №2, 2015 полностью посвящен памяти поэта и составлен совместно с его внучкой Мари Стравинской. Сестра Юрия Мандельштама – поэтесса Татьяна Штильман (Мандельштам-Гатинская).

Юрий Мандельштам: Публикации в Гостиной

    Юрий Мандельштам ●Загадка Аполлония Тианского[1]

    Известный французский эллинист, автор исследований о Пифагоре и Эпиктете[2], Марио Менье[3], занялся ныне личностью и загадкой Аполлония Тианского[4]. Имя этого малоазийского философа неопифагорийца первого века до Р. X. вряд ли известно многим. Тем интереснее попытка Менье осветить его жизнь и деятельность, воскресить эту своеобразную фигуру. Аполлоний Тианский сыграл в свое время огромную роль в духовной эволюции древнего мира – правда, роль скорее отрицательную. Во всяком случае, судьба его и его учения совсем не напоминает участь других философов и их систем. Аноллония Тианского еще при жизни рассматривали как учителя духовной мудрости, принесшего людям новое откровение. В первые века нашей эры его не только сравнивали с Сократом и Пифагором, но даже кощунственно сопоставляли с Христом, а то и противопоставляли Христу. В какой-то момент ореол, создавшийся вокруг деяний сирийского мудреца, засиял даже как будто ярче, чем божественный свет Иисуса и способствовал той языческой реакции, которой отмечен последний период существования Римской империи.

    Читать дальше 'Юрий Мандельштам ●Загадка Аполлония Тианского[1]'»

    Юрий МАНДЕЛЬШТАМ ● Графиня Апраксина – венгерская патриотка и французская писательница[1]

    Графиня Апраксина Любопытство, вызываемое личностью и жизнью более или менее заметного человека, не всегда пропорционально его душевной или умственной ценности. Часто оно подстрекается исключительно внешними обстоятельствами, неожиданными и яркими положениями, в которые этот человек попадает помимо воли, и которое превращает его существование, бедное подлинными событиями, в красочный и увлекательный роман. Такая жизнь – сущий клад для составителей «романсированных» биографий, для коих поверхностная бурность куда нужнее глубоких и скрытых переживаний. Ведь и в биографиях людей значительных эти писатели останавливаются почти только на внешне блестящих эпизодах: достаточно вспомнить, что Моруа в своей книге о Шелли, в общем, не упоминает о самом важном, единственно важном для поэта – о его творчестве.

    Читать дальше 'Юрий МАНДЕЛЬШТАМ ● Графиня Апраксина – венгерская патриотка и французская писательница[1]'»

    Юрий МАНДЕЛЬШТАМ (1908-1943) ● «Путешествие в Палестину» ● О книге Антонина Ладинского

    Антонин Ладинский[1] прекрасный поэт, поэт от рождения. Но он принадлежит, по-видимому, к тем беспокойным натурам, которым тесно в собственной, как бы предназначенной им, области. Время от времени делает он вылазки в области соседние, а то и довольно отдаленные. Недавно он выпустил исторический роман из римской жизни – «Пятнадцатый легион». Ныне предстал он перед читателем в новой роли журналиста[2].

    Поэзия и журналистика… Казалось бы, они не только не смежные, но даже враждебные друг другу. Одна – вся в вечном, другая – вся в злобе дня. Уже сто лет назад Бальзак и Теофил Готье[3] клеймили газету во имя высоких принципов литературы. Но тот же Бальзак редактировал газету, а Готье писал газетные фельетоны. Эдгар По спускался из своего фантастического мира на землю, чтобы сдать в печать очередной репортаж. За сто лет традиция установилась: в текущей жизни поэты сплошь и рядом становятся журналистами. Некоторые пытались даже создать из журналистики некий литературный жанр, поднять ее уровень и выразить сквозь злободневность свою неизменную и непреходящую сущность. Ладинский такой целью не задается. Он постарался дать честный и объективный репортаж о своей прошлогодней поездке в Палестину – в то самое время, когда там происходили серьезные беспорядки. Сами эти беспорядки лишь косвенно отразились в книге Ладинского: лично он не присутствовал ни при одной стычке между евреями и арабами, ни при одном террористическом акте. Впрочем, гражданской войны в Палестине не было, были лишь отдельные столкновения – на этом Ладинский настаивает. Мирная жизнь все время шла своим чередом. Но в воздухе все же чувствовалось неладное, столкновения накладывали свой отпечаток даже на будничное течение жизни.

    «Вокзал жил в тревожной атмосфере очередной бомбы»…. «На тротуаре валялись опутанные колючей проволокой рогатки, которые полиция ночью ставила поперек дороги, чтобы разобщить два города» (Тель-Авив и Яффу)… «Конечно, не очень приятно ездить в таких условиях, но надо ехать, обстоятельства заставляют, иначе приостановится вся жизнь, и люди едут». Такие краткие отступления лучше передают тревожную палестинскую атмосферу, чем иные сенсационные описания боев, большей частью – по уверениям Ладинского – апокрифические.

    Читать дальше 'Юрий МАНДЕЛЬШТАМ (1908-1943) ● «Путешествие в Палестину» ● О книге Антонина Ладинского'»

    ЮРИЙ МАНДЕЛЬШТАМ ● «ПАМЯТЬ ВЕЧНОСТИ, ГОРЕЧЬ МИНУТ…» ● СТИХИ

    ЮРИЙ МАНДЕЛЬШТАМНочью, когда совершенная
    В доме царит тишина,
    Незащищенность мгновенная
    Сердцу бывает дана.

    Все, что обычно скрывается,
    Все, что забыто не в срок,
    В памяти вдруг проявляется
    Как непонятный упрек.

    Стиснет рукою железною,
    С болью дыханье прервет –
    И повисаешь над бездною,
    Падаешь в темный пролет…

    Читать дальше 'ЮРИЙ МАНДЕЛЬШТАМ ● «ПАМЯТЬ ВЕЧНОСТИ, ГОРЕЧЬ МИНУТ…» ● СТИХИ'»

MENUMENU