RSS RSS

avatar

Александр Карпенко

Александр Карпенко – поэт, прозаик, композитор, ветеран-афганец. Член Союза писателей России. Закончил спецшколу с преподаванием ряда предметов на ан-глийском языке, музыкальную школу по классу фортепиано. Сочинять стихи и песни Александр начал еще будучи школьником. В 1980 году поступил на годич-ные курсы в Военный институт иностранных языков, изучал язык дари. По окончании курсов получил распределение в Афганистан военным переводчиком (1981). В 1984 году демобилизовался по состоянию здоровья в звании старшего лейтенанта. За службу Александр был награжден орденом Красной Звезды, афганским орденом Звезды 3-й степени, медалями, почетными знаками. В 1984 году поступил в Литературный институт имени А. М. Горького, тогда же начал публиковаться в литературных журналах. Институт окончил в 1989-м, в этом же году вышел первый поэтический сборник «Разговоры со смертью». В 1991 году фирмой «Мелодия» был выпущен диск-гигант стихов Александра Карпенко. Гастролировал по городам США, выступая с поэтическими программами на английском языке. Снялся в нескольких художественных и документальных фильмах. Автор семи книг стихов и прозы, а также более ста публикаций в Журнальном и Читальном залах. Телеведущий авторской программы «Книги и люди» на «Диалог-ТВ».

Александр Карпенко: Публикации в Гостиной

    Александр КАРПЕНКО. Поэзия позднего пришествия.

    Борис Фабрикант, Крылья напрокат. – С-Пб.. Алетейя, 2020. – 136 с.

    Борис Фабрикант, Крылья напрокат.

    Долгое время подтверждением и доказательством того, что в поэзии начинать никогда не поздно, служила судьба Арсения Тарковского. Он издал первую свою книгу в 55 лет. Тем более удивительной, ломающей стереотипы восприятия, показалась мне поэтическая судьба Бориса Фабриканта. Он дебютировал первой книгой в 70! А «Крылья напрокат» – это уже третья по счёту его книга. Хотя на самом деле стихи он пишет с 12 лет. И даже был опубликован в «Пионерской правде». Автор предисловия Владимир Гандельсман называет поэта «смиренным романтиком». Борис – стихотворец стихийный, спонтанный, идущий вслед за звуком. Вслед за Юрием Левитанским, он «реабилитировал» глагольные рифмы. Тонкое чувство языка позволяет поэту не страшиться правил стихосложения. Гармоничной может оказаться даже сбивчивая речь, когда автор, пребывая в лирическом волнении, словно бы сам себя перебивает: «Я не писал, я долго не писал…». В этом стихотворении Борис нечаянно берет высокую эмоциональную ноту. Мама лирического героя не может войти в комнату, потому что она уже в другом мире, и мы понимаем, что это трагедия для сына. Тема «междумирья» – сквозная в творчестве Бориса. Как общаются живые с мёртвыми и мёртвые – между собой в загробном мире? Человечество – «одновечно», считает Фабрикант. В конечном итоге, все встретятся. Тела как воск, а души – словно свечи. Для героя Фабриканта земной путь человека – вертикален. И получается, что небо, земля, вода – тоже «родины» человека. И, судя по всему, главные. Что такое Россия, Украина или Англия рядом с небом, землёй и водой?

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Поэзия позднего пришествия.'»

    Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.

    Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Глобал Ком, 2017. – 224 стр.

    Я всегда с симпатией относился к тому, что делает в литературе Вера Зубарева. Шарм, интеллигентность, аналитический дар, особая доверительность – и, вместе с тем, «неслыханная» простота в общении. Поэтому вдохновенность работы Зубаревой о Белле Ахмадулиной меня нисколько не удивила. Она подошла к литературоведению так, как обычно подходят к поэзии – дождалась света в душе, понимания, «сигнала» свыше – и начала писать. Большая книга была завершена «в несколько присестов».

    Белла Ахмадулина – возможно, самая загадочная представительница когорты поэтов-шестидесятников. И одна из самых виртуозных – это заметно даже в песнях, написанных на её стихи. Поэт Вера Зубарева, создатель идеи «русского безрубежья», словно бы биографически была «запрограммирована» на глубокий интерес к лирике Ахмадулиной. Она общалась с великой поэтессой, они дружили. Ахмадулина дала Зубаревой путёвку в большую литературу, написав предисловие к первой книге её стихов. И, когда твой друг покидает этот мир, ты хочешь сказать о нём что-то такое, что способен сказать только ты. А ведь ещё в юности Зубарева… зареклась писать о творчестве Ахмадулиной – из боязни, «что неумелое прикосновение к тайнописи повредит тайне». В общем, этой книги могло и не быть. Но она состоялась – необычайное сцепление обстоятельств, о котором рассказывается в эпилоге, «вело» автора к ещё не видимой цели.

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.'»

    Александр КАРПЕНКО. Любовь побеждает смерть.

    худ. Лана РайбергЧеловек – приёмник неба – настраивает космос изнутри. Совсем недавно трудно было представить, чтобы поэт принёс в толстый журнал большую подборку, целиком состоящую из стихов о летальном исходе, а редактор с радостью такую подборку принял. Но во время пандемии, когда, как на войне, костлявая всё время бродит рядом, такое событие в литературной жизни уже не кажется из ряда вон выходящим. Вера Зубарева представила в «Дружбе Народов» подборку «Где играют акварели света». Увидев это солнечное название, трудно заподозрить, что речь пойдёт о прощании с жизнью и воротах вечности. Акварельное название звучит как контрапункт к фуге смерти. Таково сейчас общее настроение во многих странах мира. И поэт, мембрана вечности, остро это чувствует.

    Удивительна магия искусства – подборка Зубаревой вовсе не угнетает минором. Она даёт силы жить. Все стихи – высокого уровня – несут мудрость сквозного, транзитного мироощущения по отношению к жизни, чьё древо взращено на любви к предкам и исторической памяти. Это создаёт ощущение цельности подборки, всем ходом развития мини-сюжетов и образов направленной на решение вопроса, что же, в конечном итоге, побеждает смерть. Повествование ведётся параллельно в личном и общечеловеческом плане.

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Любовь побеждает смерть.'»

    Александр КАРПЕНКО. Яблоко-жизнь Людмилы Шарга. (Людмила Шарга, Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника. – Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2019)

       Для диалога с современниками многие поэты избирают сейчас смешанную стилистику – стихи сопровождаются исповедальной или документальной прозой, которая по тональности мало чем отличается от стихов. И стихи, и прозаическая лирика Людмилы Шарга глубоко исповедальны. У неё огромное сердце; она готова пропустить через себя всю боль мира. Человек начитанный и эрудированный, она любит людей и сочувствует их проблемам. Лирика Людмилы проста, естественна и возвышенна, в хорошем смысле слова; она словно бы и не требует комментариев.

     

    Научи меня быть вечерней рекой,Шарга Людмила. Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника.

    течь и верить: каждому – да по вере

    отмеряет и щедрой даёт рукой

    тот, кто сам и вода, и река, и берег.

    Научи меня быть огнём и землей,

    лёгким облаком – тайного вздоха легче,

    укажи мне затерянный путь домой,

    на восток, где зарей окоём расцвечен.

    Научи меня мудрости просто жить.

    Я, усвоив основы твоей науки,

    перестану загадывать и спешить,

    и приму все утраты и все разлуки,

    и однажды поверю, что смерти нет,

    воспарив и свободно и облегчённо,

    и увижу, как горний исходит свет

    от приговорённых и обречённых.

    Научи меня жить… как в последний день,

    чтоб уснуть на краю и проснуться с краю,

    чтоб от яблони – яблоком в свет и в тень,

    где вечернее солнце в траве играет,

    и припомнится: зарев, земля, огонь

    и журавль над серым срубом колодца,

    и – под утро – в распахнутую ладонь

    вожделенное яблоко-жизнь сорвётся…

     

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Яблоко-жизнь Людмилы Шарга. (Людмила Шарга, Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника. – Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2019)'»

    Александр КАРПЕНКО. Мысли о поэтах серебряного века. Блок, Гумилёв, Кузмин, Цветаева

     

    ПРЕКРАСНАЯ ДАМА КАК СМЕРТЬ

    В «НЕЗНАКОМКЕ» БЛОКА

     

         НЕЗНАКОМКА

     

         По вечерам над ресторанами

         Горячий воздух дик и глух,

         И правит окриками пьяными

         Весенний и тлетворный дух.

     

         Вдали, над пылью переулочной,

         Над скукой загородных дач,

         Чуть золотится крендель булочной,

         И раздается детский плач.

     

         И каждый вечер, за шлагбаумами,

         Заламывая котелки,

         Среди канав гуляют с дамами

         Испытанные остряки.

     

         Над озером скрипят уключины

         И раздается женский визг,

         А в небе, ко всему приученный,

         Бессмысленно кривится диск.

     

        

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Мысли о поэтах серебряного века. Блок, Гумилёв, Кузмин, Цветаева'»

    Александр КАРПЕНКО. К 30-летию со дня смерти Ивана Елагина

    Портрет И. Елагина работы С. Бонгарта

    Часть 1. «КУРГАН»  ИВАНА ЕЛАГИНА [1]

     

         Иван Елагин – выдающийся поэт второй волны эмиграции. Это человек широкого дарования, у которого в семье стихи писали и отец, и даже дед. Но мне хотелось бы особо отметить эго поэтический вклад в развенчание культа личности Сталина. Я не припоминаю голос такой мощи, повествующий об этих страшных страницах нашей истории, который прозвучал бы именно в стихотворных строках. Осип Мандельштам – да, он пострадал от усатого генералиссимуса. Но, кроме строк про кремлевского горца, у него нет ничего, что бы рассказывало нам о геноциде лучших людей, произошедшем в СССР в 1937-м году. Он просто не успел. А вот Елагин, которому в то время исполнилось 19 лет, и у которого был расстрелян отец, запомнил этот кровавый год на всю оставшуюся жизнь – это он носил в пересыльную тюрьму передачи своему отцу. В сущности, его книга «Курган» целиком посвящена этой трагической теме. Хотя сам поэт не пострадал лично, бульдозер времени прошёлся по самым близким людям Елагина, и он уже не смог ни забыть, ни простить это до конца своих дней. Мало кто знает, что в талантливой семье Матвеевых – Елагиных стихи пишет ещё и двоюродная сестра Ивана Елагина – известный поэт и бард Новелла Матвеева, и дочь от первой жены, поэтессы Ольги Анстей, Елена Матвеева.

         Название книги Елагина «Курган»  точное, но «непрямое». Первая ассоциация – насыпь, захоронение солдат, воевавших за родину и павших в неравном бою. Но 37-й год – разве это курган? И вообще, время – это текучесть мгновения, а холмы и курганы – вещи пространственные. Но поэт превращает объект в метафору, в некий пространственно-временной континуум, то же самое он делает и со звёздами, об этом речь пойдёт впереди. Курган Елагина, безусловно, условен, но поэт бережно похоронил в нём всех павших в борьбе со сталинским режимом. Виноват ли лично Сталин во всех этих смертях? Возможно, нет. Не нужно дополнительно чернить злодея, он и так чёрен. Сталин создал условия, при которых низменные наклонности людей получили небывалую пищу для своей деятельности. Иван Елагин прямо пишет, что их управдом получил в личное пользование жилплощади репрессированных. А сколько таких управдомов было по всей стране! Об этом же говорит и Михаил Булгаков в «Мастере и Маргарите».

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. К 30-летию со дня смерти Ивана Елагина'»

    Александр КАРПЕНКО ● Облачный фронт

    * * *
    Непредсказуем, как ветер,
    Устав глядеть на часы.
    Я знаю на всё ответы,
    Раскачиваясь, как Весы.

    Вверяя столетья мигу
    В алмазном сиянье дня,
    Меняю себя на книгу –
    Ведь книга мудрей меня.

    Безумствует век-расстрига
    У памяти на плаву.
    Пока ты ещё не книга,
    Назад отлистай главу.

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО ● Облачный фронт'»

    АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО ● ЧАРЫ СЛОВ И АКВАРЕЛЕЙ

    АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО КРЕСТНЫЙ ХОД

    Мудрость часто мы берём у древних,
    Жизнь передаём из рода в род.
    Люди так похожи на деревья,
    Листопад – протяжный крестный ход.

    В лес зайду – всё вышито крестами
    В стылом гаме гаснущего дня;
    Рыжий клён, как Божьими перстами,
    Осеняет листьями меня…

    И, прохладу дум сглотнув гортанью,
    Бормоча какой-то древний стих,
    Я учусь у листьев умиранью.
    Воскрешенью я учусь у них.

    Читать дальше 'АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО ● ЧАРЫ СЛОВ И АКВАРЕЛЕЙ'»