RSS RSS

avatar

Александр Карпенко

Александр Карпенко – поэт, прозаик, композитор, ветеран-афганец. Член Союза писателей России. Закончил спецшколу с преподаванием ряда предметов на ан-глийском языке, музыкальную школу по классу фортепиано. Сочинять стихи и песни Александр начал еще будучи школьником. В 1980 году поступил на годич-ные курсы в Военный институт иностранных языков, изучал язык дари. По окончании курсов получил распределение в Афганистан военным переводчиком (1981). В 1984 году демобилизовался по состоянию здоровья в звании старшего лейтенанта. За службу Александр был награжден орденом Красной Звезды, афганским орденом Звезды 3-й степени, медалями, почетными знаками. В 1984 году поступил в Литературный институт имени А. М. Горького, тогда же начал публиковаться в литературных журналах. Институт окончил в 1989-м, в этом же году вышел первый поэтический сборник «Разговоры со смертью». В 1991 году фирмой «Мелодия» был выпущен диск-гигант стихов Александра Карпенко. Гастролировал по городам США, выступая с поэтическими программами на английском языке. Снялся в нескольких художественных и документальных фильмах. Автор семи книг стихов и прозы, а также более ста публикаций в Журнальном и Читальном залах. Телеведущий авторской программы «Книги и люди» на «Диалог-ТВ».

Александр Карпенко: Публикации в Гостиной

    Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.

    Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Вера Зубарева, Тайнопись. Библейский контекст в поэзии Беллы Ахмадулиной 1980-х – 2000-х годов. М., Языки славянской культуры: Глобал Ком, 2017. – 224 стр.

    Я всегда с симпатией относился к тому, что делает в литературе Вера Зубарева. Шарм, интеллигентность, аналитический дар, особая доверительность – и, вместе с тем, «неслыханная» простота в общении. Поэтому вдохновенность работы Зубаревой о Белле Ахмадулиной меня нисколько не удивила. Она подошла к литературоведению так, как обычно подходят к поэзии – дождалась света в душе, понимания, «сигнала» свыше – и начала писать. Большая книга была завершена «в несколько присестов».

    Белла Ахмадулина – возможно, самая загадочная представительница когорты поэтов-шестидесятников. И одна из самых виртуозных – это заметно даже в песнях, написанных на её стихи. Поэт Вера Зубарева, создатель идеи «русского безрубежья», словно бы биографически была «запрограммирована» на глубокий интерес к лирике Ахмадулиной. Она общалась с великой поэтессой, они дружили. Ахмадулина дала Зубаревой путёвку в большую литературу, написав предисловие к первой книге её стихов. И, когда твой друг покидает этот мир, ты хочешь сказать о нём что-то такое, что способен сказать только ты. А ведь ещё в юности Зубарева… зареклась писать о творчестве Ахмадулиной – из боязни, «что неумелое прикосновение к тайнописи повредит тайне». В общем, этой книги могло и не быть. Но она состоялась – необычайное сцепление обстоятельств, о котором рассказывается в эпилоге, «вело» автора к ещё не видимой цели.

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Дар благодарности. Единственная – о единственной.'»

    Александр КАРПЕНКО. Любовь побеждает смерть.

    худ. Лана РайбергЧеловек – приёмник неба – настраивает космос изнутри. Совсем недавно трудно было представить, чтобы поэт принёс в толстый журнал большую подборку, целиком состоящую из стихов о летальном исходе, а редактор с радостью такую подборку принял. Но во время пандемии, когда, как на войне, костлявая всё время бродит рядом, такое событие в литературной жизни уже не кажется из ряда вон выходящим. Вера Зубарева представила в «Дружбе Народов» подборку «Где играют акварели света». Увидев это солнечное название, трудно заподозрить, что речь пойдёт о прощании с жизнью и воротах вечности. Акварельное название звучит как контрапункт к фуге смерти. Таково сейчас общее настроение во многих странах мира. И поэт, мембрана вечности, остро это чувствует.

    Удивительна магия искусства – подборка Зубаревой вовсе не угнетает минором. Она даёт силы жить. Все стихи – высокого уровня – несут мудрость сквозного, транзитного мироощущения по отношению к жизни, чьё древо взращено на любви к предкам и исторической памяти. Это создаёт ощущение цельности подборки, всем ходом развития мини-сюжетов и образов направленной на решение вопроса, что же, в конечном итоге, побеждает смерть. Повествование ведётся параллельно в личном и общечеловеческом плане.

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Любовь побеждает смерть.'»

    Александр КАРПЕНКО. Яблоко-жизнь Людмилы Шарга. (Людмила Шарга, Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника. – Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2019)

       Для диалога с современниками многие поэты избирают сейчас смешанную стилистику – стихи сопровождаются исповедальной или документальной прозой, которая по тональности мало чем отличается от стихов. И стихи, и прозаическая лирика Людмилы Шарга глубоко исповедальны. У неё огромное сердце; она готова пропустить через себя всю боль мира. Человек начитанный и эрудированный, она любит людей и сочувствует их проблемам. Лирика Людмилы проста, естественна и возвышенна, в хорошем смысле слова; она словно бы и не требует комментариев.

     

    Научи меня быть вечерней рекой,Шарга Людмила. Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника.

    течь и верить: каждому – да по вере

    отмеряет и щедрой даёт рукой

    тот, кто сам и вода, и река, и берег.

    Научи меня быть огнём и землей,

    лёгким облаком – тайного вздоха легче,

    укажи мне затерянный путь домой,

    на восток, где зарей окоём расцвечен.

    Научи меня мудрости просто жить.

    Я, усвоив основы твоей науки,

    перестану загадывать и спешить,

    и приму все утраты и все разлуки,

    и однажды поверю, что смерти нет,

    воспарив и свободно и облегчённо,

    и увижу, как горний исходит свет

    от приговорённых и обречённых.

    Научи меня жить… как в последний день,

    чтоб уснуть на краю и проснуться с краю,

    чтоб от яблони – яблоком в свет и в тень,

    где вечернее солнце в траве играет,

    и припомнится: зарев, земля, огонь

    и журавль над серым срубом колодца,

    и – под утро – в распахнутую ладонь

    вожделенное яблоко-жизнь сорвётся…

     

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Яблоко-жизнь Людмилы Шарга. (Людмила Шарга, Мне выпал сад. Стихотворения, страницы из дневника. – Киев, Издательский дом Дмитрия Бураго, 2019)'»

    Александр КАРПЕНКО. Мысли о поэтах серебряного века. Блок, Гумилёв, Кузмин, Цветаева

     

    ПРЕКРАСНАЯ ДАМА КАК СМЕРТЬ

    В «НЕЗНАКОМКЕ» БЛОКА

     

         НЕЗНАКОМКА

     

         По вечерам над ресторанами

         Горячий воздух дик и глух,

         И правит окриками пьяными

         Весенний и тлетворный дух.

     

         Вдали, над пылью переулочной,

         Над скукой загородных дач,

         Чуть золотится крендель булочной,

         И раздается детский плач.

     

         И каждый вечер, за шлагбаумами,

         Заламывая котелки,

         Среди канав гуляют с дамами

         Испытанные остряки.

     

         Над озером скрипят уключины

         И раздается женский визг,

         А в небе, ко всему приученный,

         Бессмысленно кривится диск.

     

        

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. Мысли о поэтах серебряного века. Блок, Гумилёв, Кузмин, Цветаева'»

    Александр КАРПЕНКО. К 30-летию со дня смерти Ивана Елагина

    Портрет И. Елагина работы С. Бонгарта

    Часть 1. «КУРГАН»  ИВАНА ЕЛАГИНА [1]

     

         Иван Елагин – выдающийся поэт второй волны эмиграции. Это человек широкого дарования, у которого в семье стихи писали и отец, и даже дед. Но мне хотелось бы особо отметить эго поэтический вклад в развенчание культа личности Сталина. Я не припоминаю голос такой мощи, повествующий об этих страшных страницах нашей истории, который прозвучал бы именно в стихотворных строках. Осип Мандельштам – да, он пострадал от усатого генералиссимуса. Но, кроме строк про кремлевского горца, у него нет ничего, что бы рассказывало нам о геноциде лучших людей, произошедшем в СССР в 1937-м году. Он просто не успел. А вот Елагин, которому в то время исполнилось 19 лет, и у которого был расстрелян отец, запомнил этот кровавый год на всю оставшуюся жизнь – это он носил в пересыльную тюрьму передачи своему отцу. В сущности, его книга «Курган» целиком посвящена этой трагической теме. Хотя сам поэт не пострадал лично, бульдозер времени прошёлся по самым близким людям Елагина, и он уже не смог ни забыть, ни простить это до конца своих дней. Мало кто знает, что в талантливой семье Матвеевых – Елагиных стихи пишет ещё и двоюродная сестра Ивана Елагина – известный поэт и бард Новелла Матвеева, и дочь от первой жены, поэтессы Ольги Анстей, Елена Матвеева.

         Название книги Елагина «Курган»  точное, но «непрямое». Первая ассоциация – насыпь, захоронение солдат, воевавших за родину и павших в неравном бою. Но 37-й год – разве это курган? И вообще, время – это текучесть мгновения, а холмы и курганы – вещи пространственные. Но поэт превращает объект в метафору, в некий пространственно-временной континуум, то же самое он делает и со звёздами, об этом речь пойдёт впереди. Курган Елагина, безусловно, условен, но поэт бережно похоронил в нём всех павших в борьбе со сталинским режимом. Виноват ли лично Сталин во всех этих смертях? Возможно, нет. Не нужно дополнительно чернить злодея, он и так чёрен. Сталин создал условия, при которых низменные наклонности людей получили небывалую пищу для своей деятельности. Иван Елагин прямо пишет, что их управдом получил в личное пользование жилплощади репрессированных. А сколько таких управдомов было по всей стране! Об этом же говорит и Михаил Булгаков в «Мастере и Маргарите».

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО. К 30-летию со дня смерти Ивана Елагина'»

    Александр КАРПЕНКО ● Облачный фронт

    * * *
    Непредсказуем, как ветер,
    Устав глядеть на часы.
    Я знаю на всё ответы,
    Раскачиваясь, как Весы.

    Вверяя столетья мигу
    В алмазном сиянье дня,
    Меняю себя на книгу –
    Ведь книга мудрей меня.

    Безумствует век-расстрига
    У памяти на плаву.
    Пока ты ещё не книга,
    Назад отлистай главу.

    Читать дальше 'Александр КАРПЕНКО ● Облачный фронт'»

    АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО ● ЧАРЫ СЛОВ И АКВАРЕЛЕЙ

    АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО КРЕСТНЫЙ ХОД

    Мудрость часто мы берём у древних,
    Жизнь передаём из рода в род.
    Люди так похожи на деревья,
    Листопад – протяжный крестный ход.

    В лес зайду – всё вышито крестами
    В стылом гаме гаснущего дня;
    Рыжий клён, как Божьими перстами,
    Осеняет листьями меня…

    И, прохладу дум сглотнув гортанью,
    Бормоча какой-то древний стих,
    Я учусь у листьев умиранью.
    Воскрешенью я учусь у них.

    Читать дальше 'АЛЕКСАНДР КАРПЕНКО ● ЧАРЫ СЛОВ И АКВАРЕЛЕЙ'»