RSS RSS

avatar

Лев Бердников

Закончил филологический факультет Московского областного педагогического института и Высшие библиотечные курсы. Работал в Музее книги Российской Государственной Библиотеки, где с 1987-1990 гг. возглавлял научно-исследовательскую группу русских старопечатных изданий. В 1985 г. защитил диссертацию “Становление сонета в русской поэзии XVIII века”. С 1990 г. живет в Лос Анджелесе. Автор книг: “Счастливый Феникс: Очерки о русском сонете и книжной культуре XVIII – начала XIX века” (Cпб., 1997; 2-е изд. – 2013); “Щеголи и вертопрахи. Герои русского Галантного века” (М., 2008); “Евреи в ливреях. Литературные портреты” (М., 2009); “Шуты и острословы. Герои былых времен” (М, 2009); “Евреи государства Российского XV- начало XX вв.” (М., 2011), “Jews in Service to the Tsar” (Montpelier, 2011); “Русский Галантный век в лицах и сюжетах”, Т. 1-2 (Montreal, 2013), и нескольких сотен публикаций в России, США, Канаде, Англии, Израиле, Германии, Дании, Латвии, Украине, Беларуси, Молдове. Тексты Л. Бердникова переведены на иврит, украинский, датский и английский языки. Член Русского Пен-Центра, Союза писателей Москвы, Союза писателей XXI века и Союза русскоязычных писателей Израиля. Член редколлегии журналов “Новый берег” (Дания) и “Семь искусств” (Германия), зам главного редактора журнала “Слово/Word” (CША). Лауреат Горьковской литературной премии 2010 года в номинации “По Руси. Историческая публицистика”. Почетный дипломант Всеамериканского культурного фонда имени Булата Окуджавы.

Лев Бердников: Публикации в Гостиной

    ЛЕВ БЕРДНИКОВ ● РАЗГАДКА ТРОЙНОГО СОНЕТА

    image_print

    Большой масленичный маскарад января 1763 года, получивший название “Торжествующая Минерва”, вызвал всеобщее и жадное внимание. Бесконечная вереница карет, повозок, колымаг растянулась по всему центру Первопрестольной – от Аннинского дворца через Немецкую слободу до Белого города, а затем по Старой Басманной, через Ехалов и Салтыков мосты. То было “торжество, подобное грекам” и достойное только что короновавшейся просвещенной Екатерины II. Устроители празднества (а песни и хоры к нему сочинил Александр Сумароков, чья фамилия рифмовалась в XVIII веке со словосочетанием “бич пороков”) замыслили его не только забавы ради, но и для нравоучения. А потому “составились важные и смехотворные отделения, с приличными символами, колесницами, действующими лицами и великой пышностью”[1].

    Карнавальное шествие, в коем были задействованы до четырёх тысяч человек, сопровождалось шумом роговой музыки, громом литавр, труб и барабанов, и впрямь являло собой нечто небывалое и замечательное. Вообразим себе Парнас, а рядом Аполлона с музами, взгромоздившихся на высоченной колеснице; а следом за ними Марса с доспехами; далее – Афину Палладу с шлемом на челе, вооруженную копьем, а у её ног примостившуюся сову с математическими инструментами; за ними вечно пьяного веселого Бахуса с сидящим перед ним Силеном, в обществе легкомысленных вакханок и лихо пляшущих сатиров и фавнов. Вослед античным божкам колесили повозки с беснующимися пьяницами, взяточниками-подьячими, мотами, картёжниками и т.д. А одна из карет, управляемая обезьяной, именовалась “колесницей развращенной Венеры”. На ней сидели несколько вертопрахов-петиметров, одетых в кричаще модные костюмы. Сами аллегорические фигуры, олицетворявшие щегольство на празднестве (развратная Венера и Обезьяна), знаменовали собой характерные приметы этого, как говорили тогда, “гнусного” порока – безудержное волокитство и чужебесие. Характерно, что именно к петиметрам были обращены здесь такие пояснительные слова:

    Читать дальше 'ЛЕВ БЕРДНИКОВ ● РАЗГАДКА ТРОЙНОГО СОНЕТА'»