RSS RSS

avatar

Наум Белог

Первая поэтическая подборка в 1988 году в американском альманахе “Встречи». С 2003 года публикации стихов, рассказов и переводов с русского на английский в ньюйоркской газете «Форум» а также в австралийских журналах «Менора» и «Австралийская мозаика».

Наум Белог: Публикации в Гостиной

    Наум БЕЛОГ. Юбилей

    image_print

    В Одессе Исак Кац был всеми уважаемым человеком. Он был протезистом и делал людей красивыми. А его жена Клара еще добавляла, что после Исака они становились чуть-чуть счастливыми. Приехав в Мельбурн, он стал обычным пенсионером, как все наши старики. Никто не останавливал его на улице, чтобы спросить:

    – Как дела, Исачок? Как заработки, что слышно у Клары?

    Но кто мог остановить Исака на улице, если она пустая! Ни души, только автомобили. И ты хоть кричи, не кричи, никто не остановится, чтобы перекинуться парой слов. Исак никак не мог привыкнуть к новой жизни, и ему болело это днем и ночью. Его жене Кларе тоже было одиноко. Не с кем было слово сказать. Каждую ночь ей снилась коммунальная кухня с соседками Калей и Ривой. Она просыпалась среди ночи, выходила на балкон и беззвучно, чтобы не разбудить Исака, плакала.

    Сваха спрашивала Клару:

    – Что с вами, Кларочка? На вас лица нету. Идите проверьтесь.

    Она пошла провериться, и доктор сказал, что у нее нервы.

    Читать дальше 'Наум БЕЛОГ. Юбилей'»

    Наум БЕЛОГ ● Не тяните резину, Рома ● Рассказ

    image_print

    Началось все с того, что под вечер позвонил мой приятель Толик Брокман, который в Одессе первым узнавал, что, где дают, а в Мельбурне, где все везде было, он первым узнавал все последние новости, сплетни и анекдоты. Толик сказал, что если я поклянусь, то он мне выдаст такое, от чего я, как пить дать упаду со стула.

    – Хорошо. Клянусь, – поклялся я уже не помню чем.

    Толик, прокашлявшись, сделал длинную паузу. За то время, что он молчал, я успел выпить бутылочку пива и выкурить сигарету. Я уже собирался положить трубку, когда он наконец сказал, что мне решили дать Человека года.

    – Кого? – спросил я.

    – Ни кого, а что.

    – Это то, что Бараку Обаме в том году дали?

    – Неужели ты такой остолоп, Рома? Я не знал тебя за такого, – засмеялся он в трубку.

    – О кэй. Это то, что Эдику Рудому дали два года назад?

    – Да, Эдику Рудому. Ну, пока. Итак, готовься…

    – Подожди, Толик! Подожди! – кричал я в трубку, но трубка была глуха, как мой покойный дядя Арнольд.

    Читать дальше 'Наум БЕЛОГ ● Не тяните резину, Рома ● Рассказ'»

    НАУМ БЕЛОГ ● ПЕЛЬМЕНИКИ

    image_print

    В Одессе я обожал вареники, а, приехав в Австралию, пристрастился к пельменям. Новая жизнь – новая любовь. Если заглянуть в мой холодильник, то ничего кроме пельменей там не найдешь. Для такого занятого человека, как я, пельмени – это просто находка. Бросил их в кипяток и через пять минут набиваешь себе брюхо, так что тяжело дышать, а потом прямиком на диван к телевизору. Из всех моих родствеников только Кэвин, мой младший внук, любит пельмени. Он называет их почему-то пельмениками, и это третье русское слово, кроме «спасибо» и «будь здоров», которые он знает в свои шесть лет.

    – Ничего страшного в этом нет, – сказал мой сын Гриша, – Кэвин говорит пельменики, ну так что? По-моему звучит неплохо.

    Я с моим сыном из-за такой ерунды, как пельменики, спорить не собираюсь. Молодые живут по-новому. Вообще-то мой сын – большой оригинал. Приехав в Мелбурн, вместо того чтобы учить английский, он влюбился в молоденькую парикмахершу Наташу. Я готов был убить его, но моя невестка Люся сказала:

    – Папа, не вмешивайтесь. Ему ведь только сорок. Почти – мальчик. Он побесится и через месяц успокоится.

    И она была права. Парикмахерша неоднократно путала интернет и диабет, а также гугл и штрудл. Этого было достаточно, чтобы Гриша срочно вернулся к своей мудрой жене.

    Читать дальше 'НАУМ БЕЛОГ ● ПЕЛЬМЕНИКИ'»