RSS RSS

avatar

Галина Климова

Галина Даниелевна Климова родилась в Москве. В 1972 закончила географо-биологический факультет Московского государственного педагогического института имени В.И.Ленина, в 1990 Литературный институт имени А.М.Горького (семинар Евг. Винокурова). Первая поэтическая подборка вышла в 1965 г. в районной газете «Знамя коммунизма» (г. Ногинск). Печаталась в центральных газетах («Советская Россия», «Московский комсомолец», «Литературная газета»), журналах («Дружба народов», «Арион», «Вестник Европы »,«Континент», « Интерпоэзия», «Новый журнал», «Иерусалимский журнал», «Кольцо А», «Журнал ПО», «Литературная Армения», «Радуга», «Студенческий меридиан» и др.), альманахах («Поэзия», «Встречи», «Предлог» и др.) и антологиях («Антология русского верлибра». М.,1991; «Библейские мотивы в русской лирике 20-го века». Киев, 2005 и др.). Автор пяти книг стихов: «До востребования» (М., «Современный писатель», 1994), «Прямая речь» (М., «Искусство, 1998), «Почерк воздуха» (М., АCADEMIA, 2002), «Север –Юг» (М., «Время», 2004), «В своём роде» ( М., Воймега, 2013) – и книги прозы «Юрская глина. Путеводитель по семейному альбому в снах, стихах и прозе». (М, Русский импульс, 2013). Сборники избранной лирики вышли билингва в Болгарии: «Имена любви» (Бургас, Демараж, 2002), «Автограф волны» (Варна, Няголова, 2002), «Губер» (Варна, Няголова, 2007). Составитель 3-х антологий: «Московская Муза. 1799 – 1997» (М., «Искусство», 1998), «Московская Муза. ХVII- ХХI» (М., Московские учебники – СиДиПресс, 2004) и русско-болгарской антологии «Из жизни райского сада» (Варна, Компас, 2001). Участница и член жюри многих литературных фестивалей. Лауреат литературной премии «Венец» (2004) Союза писателей Москвы, международной премии поэзии «Серебряное летящее перо»(Варна, 2007), дипломант поэтической премии «Московский счёт» (2014). Заведующая отделом поэзии журнала «Дружба народов». Живет в Москве.

Галина Климова: Публикации в Гостиной

    Галина КЛИМОВА. Постскриптум. К роману «Юрская глина. Путеводитель по семейному альбому в снах, стихах и прозе»

    image_print

    old jewish cemetery      Соломона Златкина, моего двоюродного деда по отцовской линии, кантора главной синагоги Харбина «слушали единоверцы, жена, сыновья, друзья, соседи, поклонники.

    Где они все? Наверняка кто-то еще жив.

    Должно же остаться что-то, кроме могилы?

    Может, сохранилось в харбинских архивах и ждет если не меня, то моих внуков? 

    Ведь не последним человеком был в Харбине кантор главной синагоги, свободный художник Соломон Мойсеевич Златкин…»

       

    Так я забросила сеть в житейское море с надеждой на отклик, на счастливый улов.

    Интуиция не подвела!

    Я была  услышана.

    Кантор не отпустил меня надолго.  Казалось, он  держал нити судьбы, вызывая и передвигая нужные фигуры и события, сближая судьбы строго по своему усмотрению.

    В 2015 году я снова прилетела в Харбин. И, конечно, хотела побывать на еврейском кладбище Хуан-Шэн.

    А как же иначе?

    Может, в будущем внуки или правнуки долетят до Харбина, вспомнят о канторе и придут на могилу, если земли кладбища не отдадут под разрастающуюся городскую застройку.

    Или в Поднебесной так не бывает? 

    Или эти земли принадлежит государству Израиль? 

    Читать дальше 'Галина КЛИМОВА. Постскриптум. К роману «Юрская глина. Путеводитель по семейному альбому в снах, стихах и прозе»'»

    Галина Климова. История первого стихотворения

    image_print

    ДАЧА С МЕЗОНИНОМ

    Кто же не помнит своих первых рифмованных строк?

    Даже ещё не стихов, но их зародышей.

    Мы жили на даче в подмосковном селе Петрово-Дальнее.

    Там шло строительство городской онкологической больницы, и папе как инженеру выделили дачу, чтобы не мотался в Москву. Дача высокая, с мезонином, со всеми городскими удобствами и с верандой, подсвеченной окошками из разноцветных стеклянных треугольничков. Эти дачи до сих пор там сохранились как образец послевоенной роскоши для народа. Отец, очень гордый, тут же выписал своих родителей с Украины, из жаркого и пыльного Николаева. Они приехали с младшей внучкой Зиной, моей ровесницей. Для объединения семьи вскоре и меня – в слезах – привезли.

    Началась подневольная дачная жизнь. Я всего однажды гостила в Николаеве у бабушки и дедушки, очень стеснялась, дичилась и вдобавок ревновала к ним кузину-Зину. Чуяла печенкой, что она – родная внучка, а я – как бы двоюродная. Нехотя подчинилась другому распорядку. От прежней жизни при мне осталась только скрипка, но играла я помалу и вполсилы. Было сиротливо, и по ночам – от жалости к себе – я под одеялом размазывала по щекам слёзы. Днём всё как-то сглаживалось походами в лес за грибами и за малиной, купаньем в ещё не заросшем голицынском пруду, но больше – игрой в пинг-понг с соседской ребятней, ни с кем не играл только мальчик с редким именем Юлик. Бледный и молчаливый, обычно с книгой, он сидел в самой густой тени, и однажды, оторвавшись от книги, объявил нараспев:

    Читать дальше 'Галина Климова. История первого стихотворения'»

    Галина КЛИМОВА. «Просто по-другому не могу…»

    image_print

    Галина КЛИМОВА«Поэт-подвижник Русского Безрубежья» – не конкурс, не выбор лучшего из достойных, а номинация поэтов, активно участвующих в литературном процессе и помогающих открывать новые имена и поддерживать уже известные. Каждый год список поэтов-подвижников не обновляется, а пополняется новыми именами. Поэтому каждого поэта мы номинируем только один раз.

     

    В этом году в список номинантов вошли не только поэты,  стоящие у руля литературного процесса, но также издатели и редакторы журналов и альманахов, организаторы и ведущие литературных мероприятий, президенты литературных организаций. Все они подвижники, многие годы сочетающие участие в литературном процессе с творчеством. Благодаря их стараниям, были услышаны голоса многих достойных авторов.

     

    В.З. Дорогая Галина, мы рады приветствовать тебя на страницах нашей «Гостиной». Твой послужной список впечатляет. Ты являешься составителем нескольких антологий, включая русско-болгарскую антологию «Из жизни райского сада», до 2008 года ты была организатором и ведущей литературного салона «Московская Муза», секретарём Союза писателей Москвы, научным редактором «Большой Российской энциклопедии». С 2006 года ты заведуешь отделом поэзии «Дружбы народов». Мы все прекрасно понимаем, какого напряжения сил душевных и физических стоит выход в свет каждого номера такого серьёзного толстого журнала. Тем более, в условиях, когда жизнь толстых журналов висит на волоске и практически всё держится на энтузиазме сотрудников, преданных своему делу. Поскольку в этом году исполняется 10 лет твоей работы в «Дружбе народов», давай мысленно вернёмся туда, откуда всё начиналось. Итак, твой первый день в редакции и всё, что ему предшествовало. Были ли сомнения или ты безоговорочно приняла предложение заведовать отделом поэзии?

    Читать дальше 'Галина КЛИМОВА. «Просто по-другому не могу…»'»

    Галина Климова ● Иерусалим благословит…»

    image_print

      * * *

     

    Молитесь в утреннем саду,

    чтоб сад не занемог.

    Псалмы читайте на ходу

    споткнувшихся дорог.

    Кто одичал или продрог

    и сам себе не по нутру,

    молитесь на ветру.

                                                  

    Через две тыщи грешных лет

    вам отзовётся Назарет,

    преуспевающий на вид.

     

    Возможно, звёздный Вифлеем

    в решении земных проблем

    при жизни вас усыновит.

     

    Иерусалим  благословит.

     

    Читать дальше 'Галина Климова ● Иерусалим благословит…»'»

    Галина Климова ● Трижды живой лейтенант Златкин ● Отрывок из книги

    image_print

    Даниэль Златкин, отец Г.Климовой. 1944Отрывок из книги «Юрская глина. Путеводитель по семейному альбому в снах, стихах и прозе» (М., 2013).         

    Ясно вижу его в смешных ситцевых трусах, маленького, жилистого, в тазу со святой водой в московской квартире отца Валентина, совершающего  таинство Крещения.

    Отец  Валентин весьма мощен и живописен (не зря вдохновил  Шилова изобразить его на фоне Троицкого собора в Раменском), он похож то ли на Мусоргского с портрета Репина, то ли на Волошина с портрета Кустодиева, но только – зеленоглазый, рыжий и очень бородатый. 

    Мой папа решил креститься в  85 лет. Как это пришло ему в голову? Никаких признаков верующего ни в будничной, ни в праздничной жизни он не проявлял. В церковь не ходил, разговоров о Боге не вел. И вдруг… Крестной матерью вызвалась стать  Лидия Александровна, мама отца Валентина, тоже фронтовичка, почти ровесница папы, любившая жизнь как непрекращающийся театр, где она всегда – главная героиня, мхатовка.

     Папа стоял в тазу навытяжку, а позади – мы с Лидией Александровной, подпевая и держа  горящие свечи. Отец Валентин надел, наконец, на папу крестик… Серебряный крестик был таким маленьким даже на его цыплячьей груди, что у меня с сожалением вырвалось:

    Читать дальше 'Галина Климова ● Трижды живой лейтенант Златкин ● Отрывок из книги'»

    ГАЛИНА КЛИМОВА ● «ГАЛЯ – БОЛГАРСКИЙ ГЛАГОЛ…»

    image_print

                        Мене, текел, фарес –
                     исчислено, взвешено, разделено…
               Книга Пророка Даниила, гл. 5, 25-28

     

    Быть полукровкой, не различая в себе горизонта,
    черты оседлости, линии перемены дат,
    за своих умирать на оба воюющих фронта,
    откинув к западу ноги, к востоку – взгляд,
    ещё влажный, живой, зелёный, с зимой вразрез,
    так просто расположивший к себе земную ось.
    На каком языке зубрила: мене, текел, фарес, –
    чтобы чисто по-русски буркнуть: авось…

    Там ржаная горбушка –

    пустыни зажаристой корка,
    тут похрустывал снег, будто праздничная маца.
    Не счесть всех исходов и войн,
    и тьмы, и казней, и торга,
    не взвесить всей крови, рвущей сердца.
    И я, подозрения, злобу и смех навлекая,
    побочная дочь Сиона в семействе осин и берёз,
    шевелю губами, как бабки мои – Феня и Хая.

    Кровинкой меня называя, кто давился от слёз?

     

    Читать дальше 'ГАЛИНА КЛИМОВА ● «ГАЛЯ – БОЛГАРСКИЙ ГЛАГОЛ…»'»