RSS RSS

avatar

Олеся Николаева

Олеся Николаева родилась в Москве, окончила Литературный институт им. Горького, где сейчас ведет семинар поэзии. Профессор, автор 12 книг стихов, 4 книг эссеистики и 24 книг прозы. Лауреат многих премий – российских и зарубежных, в том числе – Национальной премии "Поэт".

Олеся Николаева: Публикации в Гостиной

    Олеся НИКОЛАЕВА. Апология человека. Поэма в прозе. Из книги "Августин. Апология человека". Поэмы и романы

                              

    *    *    *

     

    Человек умирает, и на третий день его облик изменяет ему, на девятый — начинает тлеть его тело, на сороковой — сердце.

    Так оканчивается человек.

     

    *    *    *

     

    На третий же день он делается ДРУГИМ. В дом без хозяина       набиваются воры, разбойники, бродяги, бомжи.

    Иногда хочется крикнуть: “Да ведь это совсем НЕ ОН!”

    И тогда отвечают: “Успокойтесь, гражданочка, это все нервы, нервы!”

    Потому что — если не он, то КТО?

    Говорят, что покойник безобразен и страшен и лучше на него не смотреть. Заглядывают ли без трепета и без жути в дом, у которого окна черны, проводка оборвана, провалился пол?

    Безобрбзен тем, что безубразен, и страшен тем, что он пуст.

    Нету в нем его самого — и он стал другой. Покинуло человека его свое — и он стал чужой.

    Но и пустые мысли полны лукавства, вздора и непотребства, а гнездо разоренное полно хищения, отчаянья, страха. Так и его пустота обоюдоостра, полна чем-то инородным прежнему — неподъемной  тяжестью безличного “стемнело” и “моросит”.

    Отошел от человека дух Божий — и пришел СТРАХ.

     

    Читать дальше 'Олеся НИКОЛАЕВА. Апология человека. Поэма в прозе. Из книги "Августин. Апология человека". Поэмы и романы'»

    Олеся НИКОЛАЕВА. «Четвёртая стража» и другие рассказы

    «Господи, что с нами будет? и другие рассказы». (Издательство Сретенского монастыря, М7, 2017)

    Из книги  «Господи, что с нами будет? и другие рассказы». (Издательство Сретенского монастыря, М7, 2017)

    Серия: Зеленая серия надежды
    Страниц: 704 стр., бумага офсетная
    Размер: 207 х 137 х 32 мм
    Переплет:  твердый
    Гриф:  17-620-0778
    ISBN: 978-5-7533-1318-8
    Количество в пачке: 8 шт.
    Тираж: 15 000 экз.
    Издатель: Сретенский монастырь, 2017 г.

     

    ЧЕТВЕРТАЯ СТРАЖА

                    

    Решила вдова полковника навести на генерала N, по вине которого погиб ее муж, «сухую беду». Это значит, покончить с собой, да не просто так, а в непосредственной близости от погубителя – в самом ли доме его, служебном ли кабинете или, если не выйдет туда пробраться, хотя бы и в саду, прямо под окнами. Да еще и записку предсмертную оставить: «Прошу винить в моей смерти, как и в гибели моего мужа, генерала N».

    Добыла она яду, и дело оставалось за малым – проникнуть в генеральское жилище, поскольку идея с садом отпадала сама собой: была зима, все утопало на полметра в снегу, да и морозец лютовал преизрядно. Она представила себе, как, встав в сугробе, наглотается яду и осядет в этот глубокий снег, так что ее, может, до весны и вовсе не найдут, а записку либо ветром унесет, либо метелью размочит, и никто так ничего и не узнает о генеральском коварстве.

    Наконец, придумала она, под каким предлогом можно будет придти в генеральский дом, мышьяк положила в карман костюмчика, бутылку воды приготовила, записку написала разборчиво и уже надевала шубу, когда раздался телефонный звонок.

    Читать дальше 'Олеся НИКОЛАЕВА. «Четвёртая стража» и другие рассказы'»

    Олеся НИКОЛАЕВА ● О поэзии и поэтах

    Странная и злокачественная тенденция последних лет – приплетать к оценке поэта его социальную позицию, инкриминировать ему те или иные факты его биографии, пенять на его участие или не-участие в общественных движениях, в разрешении политических и экономических проблем или, напротив, в игнорировании их…

    Несколько лет назад я приехала на поэтический форум в Гавану. Наутро после многочасового перелета, едва продрав глаза, спускаюсь в кафе, чтобы выпить крепчайшего кофе, и там вдруг откуда ни возьмись на меня налетает Евгений Евтушенко. Ни тебе «здрасьте», ни «привет», а сразу быка за рога:

    – Где у твоего (!) Фета про соляные бунты?

    Я невольно вздрогнула и проснулась!

    – Чего? – стояла, лупая все еще не сфокусированными глазами.

    – Где у него про крестьянские восстания? А где о бомбистах? Где его Лиссабон? – напирал поэт.

    Это, конечно, аллюзия на рассуждение из Дневников Достоевского, который писал, что если бы стихотворение «Шепот, робкое дыханье» появилось во время Лиссабонского землетрясения, то оно выглядело бы странно, если не безнравственно.

    Читать дальше 'Олеся НИКОЛАЕВА ● О поэзии и поэтах'»

    ОЛЕСЯ НИКОЛАЕВА. «СКВОЗЬ ВЬЮГИ РОСЧЕРКИ КРИВЫЕ…»

                                                               Барону В.Г. фон М.

     

    До двадцать первого века дожил, как лель и тролль.

    Русский немец, барон и ворон, тайник секретов,

    обломок и самородок, миф, архетип, пароль,

    родовая травма страны Советов.

     

    Не полЕнился Творец в лепке, тонкописи, резьбе,

    не отказал ни в искусности, ни в прихотливой силе:

    в веке двадцатом явно покровительствовали тебе

    сам Государь Николай Александрович и Святитель Василий.

     

    День наш грядущий – извилист, прошедший – мглист,

    но когда среди пролетариев, юродов, фриков

    появляется дворянин – церковник и монархист,

    воскресает Россия к недоуменью языков.

     

    Читать дальше 'ОЛЕСЯ НИКОЛАЕВА. «СКВОЗЬ ВЬЮГИ РОСЧЕРКИ КРИВЫЕ…»'»

MENUMENU