RSS RSS

avatar

Марина Ниири

Марина Ниири - дочь провинциальных музыкантов. С 1992 года проживает в США. Получила диплом литературоведа в университете ЛаСаль (LaSalle University). На данный момент проживает в Стамфорде, штат Коннектикут, совмещая работу в институте по международному обмену с литературной деятельностью. Её творчество вращается вокруг политических катастроф из английской и ирландской истории, включая Крымскую Войну, великий голод 1848 года, Пасхальное Восстание в Дублине. Ниири рассматривает человеческие страдания через призму чёрного юмора, полагая что трагедия и комедия идут рука об руку. Публикации: Неовикторианская серия Королевство Уинфилда - Wynfield's Kingdom (2009, Fireship Press) Уинфилд на войне - Wynfield's War (2010, Fireship Press) Ирландская серия Брендан Малоун - Brendan Malone (All Things That Matter Press, 2011) Мученики и Предатели - Martyrs & Traitors (All Things That Matter Press, 2011) Нет нам покоя - Never Be at Peace (Fireship Press, 2014) Автобиографическая сатира Спасённые взрывом - Saved by the Bang (Penmore Press, coming 2015)

Марина Ниири: Публикации в Гостиной

    Марина Джулия НИИРИ. Дублин, весна 1910 года. Глава из романа «Большой герой маленькой страны».

     

    На утро после праздника Св. Патрикея вся академия лежала пластом. Похмелье вязким облаком нависало над Степановой Поляной, растекалось по близлeжащим переулкам. Троицкий корпус укоризненно чернел сквозь туман. Во всём городе трезвых людей можно было сосчитать на пальцах одной руки. Одним из них был Хью Малоун, будущий филолог и самый прилежный студент Университетского колледжа, которому до диплома оставалось всего несколько месяцев.

    Его сопровождали однокурсники: Адам Ренвик с юридического факультета и Том Кохран с экономического. У обоих были уважительные причины находиться в трезвом состоянии. У Адама были родители методисты, поборники воздержания. У Тома была язва желудка. У одного Хью не было уважительной причины. Все деньги пропил братец Дилан, а у Хью даже не было друзей, которые вызвались бы угостить его за свой счёт. За четыре года в столице он так толком и не сблизился ни с кем. Нет, конечно, конспекты у него списывали жадно и без всяких угрызений совести. За неделю перед экзаменами, когда все впадали в панику, он вдруг становился самым ценным и востребованным товарищем, а тесная студенческая каморка, в которой он жил с братом, становилась пристанищем для всех кающихся разгильдяев. Хью не отказывал в помощи и всегда мог доходчиво и методично объяснить то, что остальные прозевали на лекциях, от абсолютного идеализма Гегеля до диалектики Канта. Но в кабак или на танцы его не приглашали. Тщедушный очкарик отравлял праздничную атмосферу своими астматическими приступами. От запаха курева он тут же начинал xрипеть и кашлять. После экзаменов всё становилось на привычные места, и неблагодарные товарищи опять забывали о существовании Хью на ближайшее будущее. Ренвик и Кохран были не в счёт. Они были слишком правильными и жеманными. Ходили слухи, что отношения между этими двумя выходили за пределы естественной мужской дружбы. Их полушутливо сравнивали с Оскаром Уайльдом и избалованным аристократом Альфредом Дугласом, который в конечном счёте погубил великого писателя. Во всяком случае, в обществе женщин их никогда не видели. Хью казалось, что они ходили за ним хвостом и потом обсуждали его промахи у него за спиной.

    Читать дальше 'Марина Джулия НИИРИ. Дублин, весна 1910 года. Глава из романа «Большой герой маленькой страны».'»

    Марина НИИРИ ● Комплекс Сальери. Нерассказанная история Гриффина и Кемпа

    Посвящается Герберту Уэллсу

    (Университетский колледж Лондона, 1884)

    “Очнись, Сэмюел!  Одно то, что ты живёшь под одной крышей с гением не сделает тебя таким же.”

    Это был голос здравого смысла, к которому я прислушивался большую часть жизни.  В то же время голос суеверия и тщславия пытался меня убедить в обратном.  Мне так хотелось верить, что если я буду проводить достаточно времени в обществе Гриффина, то, в конце концов, заражусь его гениальностью.  Я представлял, что наши сознания это два сообщающихся сосуда, между которыми бурлят грандиозные теории и научные тайны.  Незаметно эта трясина фантазий и самообмана бесповоротно затянула меня.

    Джонатан Гриффин, уроженец Кардиффа, был на три года меня моложе но всего на один курс позади.  Он поступил в Университетский Колледж осенью 1883 года, якобы изучать медицину.  Я подчёркиваю слово “якобы”.  У меня с самого началa были сомнения, что этот человек собирался возиться с пациентами всю жизнь.  Я позже узнал, что на этой профессии настоял его отец, а сам Гриффин не стал открыто сопротивляться.  Ему было важно попасть в Лондон и получить доступ к самым лучшим библииотекам и лабораториям.  Больше всего его интерсовали коэффициент преломления и оптическая непроницаемость – темы, не имевшие к медицине почти никакого отношения.

    Читать дальше 'Марина НИИРИ ● Комплекс Сальери. Нерассказанная история Гриффина и Кемпа'»

MENUMENU