RSS RSS

avatar

Анна Михалевская

Родилась в 1975 году и всю жизнь живу в Одессе. В 1997 году закончила Одесский государственный экономический университет, а в 2004 — Одесский университет им. Мечникова. Работаю в компании «Комодо» на должности технического писателя. Очерки по сказкотерапии выходили в журнале «Эниология», 2004 год. Рассказы печатались в журналах «Знание-сила», «Новый свет», «Машины и механизмы», антологии «Настоящая фантастика», альманахе «Дерибасовская-Ришельевская», сборнике «Пока Бог улыбается», а также в электронных изданиях: «Мир фантастики», «Палисадник», «Гостиная», «Порт-Фолио» и др. В 2016 году вышел электронный сборник рассказов в мультимедийном издательстве Стрельбицкого. В 2018 году вышел авторский сборник рассказов «Междверье» в издательстве Друкарский двор Олега Фёдорова. Соавтор романа-буриме «Не судите черных овец». С осени 2015 года – редактор электронного журнала сайта «Мастерская писателей». По авторскому сценарию и рассказам проходили спектакли в аудиотеатре «Театр ушей». Вхожу в жюри литературных конкурсов. Участник студии «Зеленая лампа» при Всемирном клубе одесситов.

Анна Михалевская: Публикации в Гостиной

    Анна Михалевская. Тодосий

    Посвящается моему дяде, погибшему в Великую Отечественную войну

     

     

    Круговая порука рода. Вчера не сделал, сегодня не вспомнят. Сегодня не вспомнят и завтра сами не смогут сделать. Не из вредности и неумения, а будет некогда и незачем. Может, и некому.

     Стоит человек на сцене, он горд успехом —  получилось, свершилось, всего добился сам! Но кто посчитает опыт неудач всех тех стремившихся и не успевших, два шага не добежавших до сокровенного счастья, прерванных войнами, революциями, скитаниями по чужбине? Имен их не сочтешь, они — это ты и твое место в мире. Каждый по капле много сотен лет собирал тебе на приданое драгоценности своих неудавшихся жизней —  держи, это все, что у тебя есть! Не так уж много, но большего и не нужно.

    Кажется, что время  движется  по прямой, но иногда оно замыкается в круг. Вчера прошел мимо любви — к женщине, к жизни, к истине — она встретится сегодня, а не примешь — постучится завтра к твоим детям, внукам, правнукам, и кто-то да откроет ей двери.

    Читать дальше 'Анна Михалевская. Тодосий'»

    Анна Михалевская. Паутина в её руках. Рассказ

     

    Она сидит на песке и вяжет паутину кружева. Становлюсь за спиной, молча наблюдаю. Колени девушки покрывает разноцветное плетение – странный узор, никогда таких раньше не видел. В сумерках кажется, что нити кружева живые и едва заметно извиваются под прикосновением тонких пальцев.

    – Хочешь помочь? – спрашивает она, не оборачиваясь.

    Открытый загоревший затылок, мальчишеский ежик волос, легкое воздушное платье открывает худые плечи. Нет, с моими непослушными руками вряд ли я буду полезен. Остановился из любопытства – что-то в девушке показалось неуловимо знакомым, и я не смог пройти мимо. За двадцать лет журналистcкой карьеры перед глазами мелькало много людей, возможно, брал у нее интервью или снимал репортаж, или…

    Опускаюсь рядом на влажный песок, она поворачивает голову, обжигает взглядом. Необычный цвет – желтый с зеленью, почти кошачий. Становится не по себе, будто встретил друга, который предал. Или которого предал я сам?

    – Анха! – Она по-мужски протягивает мне руку. Твердая сухая ладонь.

    – Володя, – отвечаю на автомате, раздумывая над ее именем. Его звучание отзывается тревогой и еще – противоречием. Не пойму, чего хочется больше: немедленно сбежать или поближе познакомиться.

    – Знаю, это сложно, – шепчет Анха на ухо. – Не думай ни о чем. На вот, лучше подержи!

    Читать дальше 'Анна Михалевская. Паутина в её руках. Рассказ'»

    Анна Михалевская. Междверье

         Чувствую порыв ветра, беспокойно оглядываюсь по сторонам. Кого еще могло понести на заснеженный пляж? С моей-то головой давно не все в порядке – там постоянно обрываются чьи-то жизни, хлопают двери и гуляют сквозняки.

    Море замерзло до волнореза – странное явление для южного города. Или  я сам перетащил сюда питерскую зиму, чтобы хоть так быть ближе к Тине?  

    Пласты льда топорщатся, находят друг на друга, кое-где  мелькают голубоватые полыньи. Я подхожу к линии берега, где смешанный со снегом песок превращается в ледяную корку, ступаю на непрочную опору.

    Накидываю капюшон, но это не помогает – уши закладывает от ветра, что дует из чужой настежь распахнутой двери. Кто-то сейчас сильно расстроен, и вот-вот сделает глупость. Черт, почему люди не понимают очевидного – конец старой истории и начало новой всегда можно связать. Одна дверь закрылась, другая открылась. Это же так просто!

    Я обхожу очередную полынью, поднимаю голову и вижу девушку. В легком пальто и намотанном до ушей шарфе она бредет в сторону волнореза. Расходятся трещины от шагов, в любую минуту лед под ней может провалиться.

    Скрип петель – дверь дрожит от сквозняка, но пока остается открытой. Я ускоряюсь, но так, чтобы самому не угодить в ледяную воду. Никогда не слышал, чтобы утопленники кого-то выручали из беды. 

    Читать дальше 'Анна Михалевская. Междверье'»

MENUMENU