RSS RSS

avatar

Лев Гуревич

Лев ГУРЕВИЧ москвич, 1945 года рождения, в настоящее время проживает в Германии, в городе Карлсруэ. Публиковался в русскоязычных газетах Германии, в журналах " СЛОВО/WORD ", " МИШПОХА "

Лев Гуревич: Публикации в Гостиной

    Лев ГУРЕВИЧ. Наш современник Леонид Зорин

     

                                          Леонид Зорин

                                                         Леонид Зорин

     

    Знаменитому острослову Эмилю Кроткому (Эммануилу Яковлевичу Герману) принадлежит следующий афоризм: «В день его девяностолетия сослуживцы поднесли ему вечное перо». Говоря о   писателе и драматурге  Леониде Генриховиче Зорине, которому в ноябре 2018 года исполнилось 94 года, а количество написанных им пьес, романов, повестей,  киносценариев, стихотворений превысило цифру 100, позволим себе внести в афоризм некоторые изменения. Не «В день его девяностолетия»,   а «в раннем детстве», и не «сослуживцы», а классики советской литературы − Максим Горький и Исаак Бабель.

    Леонид Зорин  родился в  городе Баку в семье служащего Генриха Зальцмана. Будучи ещё ребёнком, Леонид начал писать стихотворения. Первая книга его стихов была издана,  когда мальчику исполнилось девять лет.

    7 июня 1934 года в подмосковных Горках, на даче, когда-то принадлежащей промышленникам Морозовым, произошла личная встреча юного поэта с Максимом Горьким.

         

    «Но самое невероятное чудо, определившее, как это выяснилось, всю жизнь, случилось, когда вопреки препятствиям и обстоятельствам все состоялось, нас известили: седьмого июня надо нам быть на Малой Никитской, оттуда отправимся в Горки к Горькому.

    В назначенный день, в назначенный час, мы были в кабинете Крючкова .(ПётрПетрович Крючков − секретарь Горького)Он сообщил, что вместе с нами едет еще один человек.

    Спутник явился почти мгновенно. Среднего роста, плотный, улыбчивый.

    И сразу же представился:

    — Бабель

    Читать дальше 'Лев ГУРЕВИЧ. Наш современник Леонид Зорин'»

    Лев Гуревич. Кадиш. Валленберг

       «Он был более велик, чем герои древности. Он творил добро не во благо человечества, а просто ради добра. Он никогда ничего не требовал и не ждал благодарности за то, что делал. Он знал, что люди слабы и  ничтожны  и не стремился сделать их лучше. Он только хотел им помочь».

    Палко Форгац – еврей, спасённый Валленбергом от газовой камеры.

     

    Трофейный Опель  подвёз Копелянского к бывшему доходному дому Волоцкой №11/13 по Трёхпрудному переулку, где он проживал с женой и годовалым сыном в большой коммунальной квартире на втором этаже.  Ордер на жилплощадь был получен год тому назад, в феврале 1944-го года, как поощрение по службе.  Появление мужа в четыре часа пополудни Валентину совершенно не удивило. Он часто приезжал под утро  поспать несколько часов, а иногда отсутствовал пару суток,   редко бывая  в длительных командировках.

    Сынишка Гоша только недавно уснул, и Валентина, пока выдалась свободная минута, хлопотала по хозяйству. Войдя в комнату, Копелянский поставил будильник на полдевятого вечера,  быстро разделся, рухнул в кровать и через минуту  уже спал как убитый.

    На этот раз начальство расщедрилось и разрешило прибыть к двадцати двум часам. Это был  «царский подарок», так как обычно удавалось вздремнуть пару часов в кабинете на потёртом кожаном диване с «дежурной»  подушкой под головой, да и то, когда начальства поблизости не было. Гораздо чаще приходилось довольствоваться десятью–двадцатью минутами сна, подложив  согнутую  руку под голову, прямо на письменном столе, заваленным документами.

    Проснувшись, хозяин дома  быстро побрился, поел суп и картошки с тушенкой, попил чаю. Звонок из Управления застал его за просмотром ещё январского номера «Красной Звезды».

    — Через десять минут спускаюсь, — коротко произнёс он в трубку. Надев штатский костюм, светлую рубашку с галстуком, накинув пальто с меховым воротником и надвинув шляпу,  Копелянский быстро спустился вниз и, выйдя из подъезда, сел в поджидавший его автомобиль.

    Читать дальше 'Лев Гуревич. Кадиш. Валленберг'»

    Лев ГУРЕВИЧ. Похоронка из Хайфы

    Начало войны застало командира батальона 1024-го стрелкового полка майора Осипа Воронова в двадцати километрах от бывшего польского города Вильно, только недавно переименованного в Вильнюс. Полк дислоцировался в бывшем польском воинском гарнизоне. С рассветом на казармы, артиллерийский парк, склады боеприпасов, гаражи, конюшни, жилой городок комсостава посыпались бомбы, причём цели были намечены заранее.

    Несмотря на категорические приказы командования не поддаваться на провокации германских войск, в полку решили, что в случае непредвиденных обстоятельств семьи посадят на машины и отправят в Вильнюс, а далее поездами на Восток.

    Услышав разрывы бомб, Осип разбудил жену Евгению, велел быстро собрать деньги, документы, необходимую одежду, включая тёплую, еду на несколько суток и ждать машин, которые повезут их на вокзал, поцеловал детей – семилетнюю Наташу и четырёхлетнего Юрку, а затем побежал в штаб, на ходу одевая фуражку. Таким Женя запомнила мужа на всю жизнь.

    Читать дальше 'Лев ГУРЕВИЧ. Похоронка из Хайфы'»

MENUMENU