RSS RSS

avatar

Игорь Потоцкий

Игорь Потоцкий родился в Одессе в 1950 году в семье военного врача. 17 лет с родителями прожил на Дальнем Востоке. В 1970 году вернулся в Одессу. Окончил филологический факультет Одесского государственного факультета. Автор более 30 книг стихов и прозы. Среди них книги стихов "Лицо на небесах" (2000), "Крупицы нежности" (2001), избранные произведения в 2 томах (стихи и проза, 2006), "Мой кот" (стихи для детей, 2006), "Просто стихи" (2009), "Стихи Тебе" (2010), "Имровизации" (2010, Париж). Рецензии и отклики на книги И. Потоцкого опубликованы в Москве, Киеве, Нью-Йорке, Торонто, Иерусалиме. Стихи передавались по радиостанции "Юность" (Москва), Международному радио Франции (Париж). Стихи и проза печатались в журналах "Аврора", "Смена", "Сельская молодежь", "Советиш Геймланд", "Радуга" (Киев), "Мурзилка", "Кукумбер", "Солнечный заяц", альманахе "Поэзия. Графика" (Киев), "Дерибасовская-Ришельевская" (Одесса) и др. Член редколлегии альманахов "ОМК" и "Мория" (Одесса). Редактор альманаха "Звукоряд" . Лауреат муниципальной премии "Твои имена, Одесса" за книгу прозы "Три улицы" (2004). Руководитель литературной молодежной студии "Поток" при Одесском объединении молодежных студий. Стихи переводились на французский, финский, испанский языки.

Игорь Потоцкий: Публикации в Гостиной

    Игорь ПОТОЦКИЙ. Невыдуманные одесские истории

    image_print

    МОЙ ПЕРВЫЙ ПОРТНОЙ

     

    Мне только исполнилось восемь лет, я учился во втором классе, когда бабушка Циля задумала пошить мне первый настоящий костюм. Он мне не был нужен, но бабушка привела сорок шесть неоспоримых аргументов в пользу своего решения, вот я и сдался, ведь подыскивать новые аргументы она могла еще не меньше двух часов, а меня тянуло к приятелям на улицу. Моя бабушка никогда не применяла силовых методов, но любые словесные баталии она выигрывала без труда, поэтому мои мама Рая и папа Иосиф заранее соглашались на все, что предлагала бабушка Циля.

    Бабушка Циля наградила меня за сговорчивость пирожком с капустой собственного приготовления и стала решать, к какому портному меня отвести. Она готовила борщевую заправку и называла фамилии портных, которых знала. Потом следовала непродолжительная пауза, после которой бабушка называла все достоинства и недостатки этого портного. Затем бабушка называла имя следующего портного. У моего друга Лени Кана бабушка Берта принимала любое решение в течение нескольких минут, но моя бабушка Циля так никогда не делала, но зато потом она никогда не отказывалась от своего решения. Вот и сейчас, после после получаса серьезных и мучительных размышлений, бабушка остановилась на Абраме Ароновиче Канцельсоне:
     

          –  Ты, Гарик, потом оценишь мой выбор!

    Читать дальше 'Игорь ПОТОЦКИЙ. Невыдуманные одесские истории'»

    Игорь ПОТОЦКИЙ. Из памяти…

    image_print

        Детство и отрочество я провел в городе Бикине – на стыке Хабаровского и Приморского края. Вернее, в Восточном городке – военном гарнизоне, где отец был начальником отделения военного госпиталя. Он окончил Второй киевский медин, учился в одной группе с поэтом Иваном Елагиным, который во время войны эмигрировал в Германию, а потом в США. Отец дружил с Елагиным и часто мне читал его ранние стихи. Мой отец Иосиф любил поэзию, писал стихи на идише и посещал литературную студию Миколы Бажана, куда его привел Иван Елагин. Часто по вечерам он читал вслух стихи Бориса Пастернака, Генриха Гейне, Бориса Корнилова, Иосифа Уткина, Эдуарда Багрицкого, Евгения Евтушенко и Беллы Ахмадулиной. Вкус к стихам у него был безупречным.

    Из писателей тогда я больше всего любил Марка Твена, Валентина Катаева, Вальтера Скотта, Джека Лондона, Ивана Ефремова, Вениамина Каверина, Даниэля Дефо, Редьярда Киплинга, Аркадия Гайдара. Моим любимым произведением была пушкинская “Капитанская дочка”.

    Все мои прозаические опыты в десять-одиннадцать-двенадцать лет заканчивались полным фиаско. Спустя годы, я прочитал романы и рассказы Саши Соколова и подумал, что именно этот писатель смог воплотить в своем стиле то, к чему я стремился в детстве.

    Я начал рано импровизировать – в десять лет. Строчки складывались легко. Первый несуразный стишок я написал в восемь лет. До сих пор его помню:

    Читать дальше 'Игорь ПОТОЦКИЙ. Из памяти…'»

    Игорь ПОТОЦКИЙ. Десятая фраза. Из цикла «Простые рассказики»

    image_print

    Первый раз на свидание с девочкой Ларой я пошел в 12 лет. Мы встретились под часами у кинотеатра “Родина”. Я заготовил 10 фраз, первая звучала так: “Молодец, что пришла минуту в минуту”.

    Лара опоздала на 22 минуты и первую фразу я выкинул.

    А вот моя вторая фраза: “Сегодня лучшее воскресение в моей никчемной жизни”.

    Лара сразу сказала: “Мне больше нравятся субботы”.. Я промолчал.

    Третья фраза была немнжко загадочной: “С нами случается то, что должно случиться”. Но и тут девочка опередила меня:

    – Не люблю ничего случайного.

    Четвертая фраза говорила о том, что мы живем в прекрасном городе.

    Читать дальше 'Игорь ПОТОЦКИЙ. Десятая фраза. Из цикла «Простые рассказики»'»

    Игорь ПОТОЦКИЙ ● «Всё у нас ещё впереди…»

    image_print

    Николай ПрокопенкоЮбилей Народного художника Украины Николая Прокопенко.

    17 августа Народному художнику Украины, одному из лучших одесских живописцев и графиков Николаю Прокопенко исполнилось 70 лет. Он окончил в 1971 году Одесское художественное училище, а затем Киевскую академию художеств. У него 123 персональные выставки, и его произведения хранятся в собраниях 80 музеев, галерей Украины, США, Англии, России, Австралии, Мексики, Норвегии, Италии, Германии, Швейцарии. Он – почетный гражданин города Ильичевска. 23 сентября откроется его персональная выставка в Одесском литературном музее.

    Его картины давно уже обладают магией. Он переносит на полотна свой Город (разумеется, Одессу) своих Пленительных Незнакомок, создает свои Восхитительные Пейзажи. Ежедневно он ранним утром приходит в свою мастерскую и покидает ее поздним вечером. Он много работает, потому что картины и рисунки – его жизнь, без них он не может. Подлинный художник не может без творчества, ибо без него наступает отчаянье. Нет для него ничего важнее холстов, кистей, красок, бумаги для эскизов. На холсты и бумагу он переносит свои фантазии, ибо без них творчество невозможно.

    – Понимаешь, – говорит он мне, – для меня рождение каждой новой картины – чудо. Хорошо, что я рано обрел свое призвание. И что никогда ему не изменял. И мне хочется успеть сделать как можно больше. Меня постоянно тянет писать, передавать Время, в котором мы с тобой живем. Пытаться сделать его чуточку лучше.

    Читать дальше 'Игорь ПОТОЦКИЙ ● «Всё у нас ещё впереди…»'»

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ПИСЬМО ИЗ АВГУСТА

    image_print

    * * *

    Из августа с его размеренной

    жарой, как жрицей на заклание,

    тебе пишу опять я медленно

    антипонтийское послание.

    Из карусели дней просроченных,

    простроченных мечтою злою,

    я, натыкаясь на обочины,

    стремлюсь машиной поливною.

    Я вновь провинциальным трагиком

    морочу собственную душу,

    когда плыву к тебе корабликом

    заоблачным, минуя сушу.

    Читать дальше 'ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ПИСЬМО ИЗ АВГУСТА'»

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● "СТРУИТСЯ СВЕТ ЖЕМЧУЖНЫЙ…" ● СТИХИ

    image_print

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ Я к тебе приду со всем своим ульем –
    недописанной строчкой, старым грехом,
    но с тобою, странной, на улей дунем,
    чтоб скорее исчез он за первым углом.
    Полетаем, как мухи, потом посудачим
    о футболе, соседях, ценах на хлеб.
    А потом ты поможешь решить две задачи:
    почему ты зрячая, а я слеп?
    Ты напишешь любовную мне записку
    и в конце посудачишь о том и сем.
    И записка твоя совершит путь не близкий,
    навсегда оседая в сердце моем.

    Читать дальше 'ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● "СТРУИТСЯ СВЕТ ЖЕМЧУЖНЫЙ…" ● СТИХИ'»

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ДВАДЦАТЬ СЛУЧАЙНЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ

    image_print

              ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ                                                 1

                                   Как ты талантлива! Я за твоей игрою 
                                   слежу со стороны, тоскуя и любя. 
                                   Пока стихи идут, их непрерывным строем 
                                   горжусь, как будто их писал совсем не я. 
                                   Войди скорей в мой стих в своем осеннем платье,
                                   счастливых две слезы из глаз своих пролей. 
                                   Как сладко мне любить до выспренних объятий, 
                                   как сладко верить в то, что станешь ты моей.

    Читать дальше 'ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ДВАДЦАТЬ СЛУЧАЙНЫХ СТИХОТВОРЕНИЙ'»

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ИЗ ВСЕХ УСПЕХОВ Я ЦЕНИЛ… ● СТИХИ

    image_print

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙГустая ночь зажгла все звезды
    так ярко, будто фонари,
    но я тобою не опознан,
    по крайней мере, до зари.
    Ты в эту ночь ждала другого,
    но я, как истый враль и плут,
    к тебе прокрался бестолково –
    к постели, где меня не ждут.
    Но темень в комнате такая
    и так я грешен и смущен,
    что ты смеешься, полагая,
    что он – не я, а я – не он.
    Не мне ты доверяешь тело,
    в небесный рай со мной летя,
    хоть мне нет никакого дела,
    что я – не он, а он – не я. Читать дальше 'ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ИЗ ВСЕХ УСПЕХОВ Я ЦЕНИЛ… ● СТИХИ'»

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ПАМЯТИ БЕЛЛЫ АХМАДУЛИНОЙ

    image_print

    Да ты была – Поэт. Нет ничего сильней
    витиеватых строк, записанных в тетради:
    в них – и небесный свод, и завитые пряди,
    грядущий день встает, а волны все резвей.

    Неимоверный дождь нас настигал врасплох
    и краснокожий вождь читал стихи на память,
    где облако парит и где острее пламя,
    где Пастернак сердит и где улыбчив Блок.

    Читать дальше 'ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ПАМЯТИ БЕЛЛЫ АХМАДУЛИНОЙ'»

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ДЕСЯТЬ РАССКАЗОВ, НАПИСАННЫХ В ОДЕССЕ

    image_print

    ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ                                   Плыла так, состоя из пыла
                                     обыкновенных волн морских,
                                     застиранная едким мылом
                                               тельняшка улиц городских.

                                РАССКАЗ ПЕРВЫЙ

    Я любил играть с Гошкой Крахманом в шахматы. И всегда проигрывал, заслушавшись его необыкновенными рассказами, где правда мешалась с  вымыслом, словно Пересыпь с Молдаванкой. Мне всегда казалось, что именно на Молдаванке было прописано племя неистребимых фантазеров, а вся остальная Одесса, включая Пересыпь, была слишком озабочена добыванием
    денег, а вот на улице Хмельницкого или Прохоровской все пацаны мечтали о славе Бабеля и только и делали, что искали своих Беней Криков.

    Читать дальше 'ИГОРЬ ПОТОЦКИЙ ● ДЕСЯТЬ РАССКАЗОВ, НАПИСАННЫХ В ОДЕССЕ'»