RSS RSS

ИРИНА РОДНЯНСКАЯ ● ГОД 2014-Й. ИТОГИ

Обстоятельства и обязательства сложились так, что минувший год был у меня занят погружением в девятнадцатый век. Поэтому я могу судить о литературных приобретениях этого года лишь по эпизодам урывочного чтения, не претендующим стать связной картиной приобретений. Это вынужденное алиби дает мне право промолчать о нынешних лауреатах «Большой книги», о которых много спорили, но которых я, вероятно, не стала бы читать и при ином раскладе личного времени.

Читать дальше 'ИРИНА РОДНЯНСКАЯ ● ГОД 2014-Й. ИТОГИ'»

ПОЭТЫ-ПОДВИЖНИКИ 2014

Список поэтов, активно участвующих в литературном процессе Русского Безрубежья

Идея отметить поэтов, стоящих у руля литературного процесса РБ, возникла в результате обсуждения другой идеи, принадлежавшей главному редактору журнала «День и ночь», Марине Саввиных, решившей составить список 100 лучших поэтов РБ, с которыми ДиН хотел бы сотрудничать. «По долгом размышлении», – писала Марина на ФБ, – «нарочно не включаю в список поэтов, которые широко известны как организаторы литературного процесса». Себя она, естественно также не включила. Абсолютно разделяя критерий, которым она руководствовалась, мы, тем не менее, посоветовавшись, решили отдельным списком отметить труд этих поэтов.

Читать дальше 'ПОЭТЫ-ПОДВИЖНИКИ 2014'»

ВАДИМ ЖУК ● ЖАЛЬ-ПТИЦА

* * *

Ах, всё на свете – чистый Шпаликов!

Распустим парус голубой,

Накупим брюлики на налики,

И фотку поместим в «Плейбой».

О чём ты? Это? Ерунда!

Вот путь. И мы в его начале.

И завтра – надо же – среда!

А смерть придумана врачами.

А небо, мама, небо! – шёлк!

Гляди – ноябрь раскуролесился.

И всё на свете хорошо.

Вот только Шпаликов повесился.

Читать дальше 'ВАДИМ ЖУК ● ЖАЛЬ-ПТИЦА'»

МАРИНА САВВИНЫХ ● МЕСЯЦЕСЛОВ

Сентябрь 13-го

 

               Мы живём, под собою не чуя страны

                                              ОМ

 

Мы живём в атмосфере тотальной войны,

И достанется всем на орехи!

Наши лица друг другу за шаг не видны,

А видны лишь грехи и огрехи.

 

То копыто, то хвост в непроглядном чаду –

Приглядеться и стыдно, и жалко.

Выгорает страна как болото в аду

Или как подожжённая свалка.

Читать дальше 'МАРИНА САВВИНЫХ ● МЕСЯЦЕСЛОВ'»

РУТА МАРЬЯШ ● “ЖИТЬ ДО ВЕСНЫ”

 

* * *

В преддверии рождественских торжеств 
я вижу – в окнах зажигают свечи,
 
там чьи- то души ждут благую весть,
 
и, ожидая, распрямляют плечи.
 

А я сижу, внимая тишине, 
шальная строчка вспыхнет ненароком,
 
и в тот же миг в бездонной вышине,
 
я пристальное ощущаю око.
 

Там – надо мною бестелесный друг, 
он требует упорно продолженья,
 
и он – я это понимаю вдруг –
 
моей души немое отраженье.
 

Читать дальше 'РУТА МАРЬЯШ ● “ЖИТЬ ДО ВЕСНЫ”'»

ИЛЬЯ ЛИРУЖ ● ГОЛУБИНАЯ ПОЧТА

 *  *  *

Придя домой — в пустую комнату,
Упасть на стул, не сняв пальто,
И вновь писать тебе инкогнито,
Чтоб не повыведал никто.

И все смотреть сквозь окна пыльные,
Шепча молитвы о тебе,
И стороной ладони тыльною
Тереть щетину на скуле,

И в ожидании известий
Стареть до заданной поры,
Чтоб, словно камушек из перстня,
Однажды выпасть из игры…

Читать дальше 'ИЛЬЯ ЛИРУЖ ● ГОЛУБИНАЯ ПОЧТА'»

АЛЕКСАНДР ДОЛИНОВ ● ДРУЖЕСКИЕ ШАРЖИ

ИРИНЕ АКС

 

Как пошли бы тебе, Ирка,
Брюки-клёш и бескозырка
Да гармоника-трёхрядка,
Да на лентах якоря.
Под гармонику-трёхрядку
Ты плясала бы вприсядку,
Весело пересекая
Океаны и моря.
Был бы вид твой бесшабашен,
Был бы шторм тебе не страшен,
И слетали б сотни башен
С плеч прекрасных юных дев.
А за ними бы постарше
Шли лихие секретарши,
“Разворачиваясь в марше”,
Платья новые надев.
А за ними шли бы вдовы,
Те чьи прелести пудовы,
Что на многое готовы
Ради лент и якорей.
А за ними, по ухабам,
Да в морской фуражке с крабом,
Шёл бы я – эксперт по бабам,
Саша Долинов – еврей.

Читать дальше 'АЛЕКСАНДР ДОЛИНОВ ● ДРУЖЕСКИЕ ШАРЖИ'»

ИРИНА КАСАТКИНА ● МАЛЬЧИК И ДЕВОЧКА ● ГЛАВА ИЗ РОМАНА «ОДИНОКАЯ ЗВЕЗДА».

После сиротливой южнорусской зимы, после сырого и ветреного марта с его пыльными бурями и поздними снегопадами небеса ниспослали людям весенний подарок — апрель.

В его второй половине на донских просторах уже вовсю хозяйничала весна. Ощутив устойчивое тепло, из земли весело полезла молодая трава, набухли и порозовели на жерделах почки, а кое-где на самых верхних ветках они лопнули, явив миру прелестные белые бутончики. Небо, долгое время скрытое облаками, умылось проливным дождиком, открыв взорам радостную синеву.

Пережившие очередную гололедную и слякотную зиму бледные горожане дружно высыпали на улицы. Невзирая на середину рабочей недели, городской парк средь бела дня был полон народу. С лотков бойко торговали сахарной ватой, мороженым и сладостями. Гремела музыка.

По центральной аллее праздно шатались сбежавшие с занятий студенты и старшеклассники. На скамейках грелся на солнышке люд постарше. Здесь со знанием дела обсуждали − и осуждали − современную молодежь, политиков и действия городских властей. Шум, смех, звуки лопающихся воздушных шаров и разные вкусные запахи плыли над аллеями парка и выплескивались на окружающие улицы.

Читать дальше 'ИРИНА КАСАТКИНА ● МАЛЬЧИК И ДЕВОЧКА ● ГЛАВА ИЗ РОМАНА «ОДИНОКАЯ ЗВЕЗДА».'»

ЛАНА РАЙБЕРГ ● НОВОГОДНЯЯ ШУТКА ИЛИ ЗАГОВОР КУПИДОНОВ

Приближался Новый Год. В предпраздничной суете никто не заметил исчезновения пяти лучших студентов последнего курса Академии Волшебных Наук. Упомянутым студентам вовсе не хотелось веселиться на академическом балу и протыкать стрелами раскрашенные картонные сердца. Скоро выпускников распределят по самым отдалённым уголкам земного шара. И кто знает, когда друзья ещё смогут собраться вместе и порезвиться, как прежде!

Накануне вечером они договорились проверить на деле полученные в Академии знания. Никем не замеченные, шалуны покинули родные пенаты и спустились с небес поближе к Земле. Пухленький Лу сильно мёрз и даже расчихался, чуть не уронив одну из волшебных стрел.

Читать дальше 'ЛАНА РАЙБЕРГ ● НОВОГОДНЯЯ ШУТКА ИЛИ ЗАГОВОР КУПИДОНОВ'»

РОЗА ГОРН ● ЗАМЕТКИ О ПОДНЕБЕСНОЙ: ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН ● ОЧЕРКИ

ДЕТИ КАК ПРЕДМЕТ РОСКОШИ

 

Дети в Пекине совершенно уникальны. Во-первых, их мало, во-вторых, они раскованны и одновременно подчинены дисциплине. Потому, что рядом всегда мама, папа или школьный учитель, и все они придерживаются определенных правил. Например, подчинения младшего старшему и подчиненного начальнику. Наверное, потому, что в китайском обществе так принято, еще со времен Конфуция. И на один социализм – коммунизм с его пресловутой авторитарностью тут грешить нечего…

Так вот, дети, слушая наставления взрослых, тоже учатся жить по правилам, что им очень пригодится, когда уже они станут взрослыми. Мир в их представлении, очевидно, вполне упорядочен, как например, улицы Пекина. Для тех, кто пока еще не побывал здесь, сообщаю, что все они перегорожены невысокими металлическими загородками, и поэтому пешеходы переходят улицу только по «зебре». Специальная полоса выделена для движения велосипедов и мопедов. Некоторое разнообразие вносит однако разрешение для транспортных средств поворачивать на красный свет направо, пугающее приезжих, не ориентирующихся в обстановке.

Читать дальше 'РОЗА ГОРН ● ЗАМЕТКИ О ПОДНЕБЕСНОЙ: ВРЕМЯ ПЕРЕМЕН ● ОЧЕРКИ'»

ЛИАНА АЛАВЕРДОВА ● НЕЛЁГКИЕ МИРЫ ТАТЬЯНЫ ТОЛСТОЙ

Татьяна Толстая вновь приехала в Америку и вновь посетила Бруклинскую публичную библиотеку, где выступала уже не раз. Прошлое выступление, говорят, совпало с началом урагана Сэнди. Мне, как и многим тогда, было не до встречи с писателями. Сейчас же состоялся вполне спокойный разговор о литературе, который Т. Толстая вела не одна, а в сообществе с мефистофелеподобным Александром Генисом. Сама Т. Толстая тоже выглядела в меру демонически: черные волосы, черные сапоги и черное платье, на котором, смягчая облик литератора, белело стилизованное изображение головы человека, похожего на Давида работы Микеланджело. Если вам показалось, что я пишу немного зло, вы не ошиблись; видимо, подзаразилась от Татьяны Никитичны, прочитав ее новую книгу «Легкие миры» (Москва: АСТ, 2014). Улыбчиво-лукавый Генис удачно контрастировал с тяжеловесной собеседницей. Я имею в виду не столько внешность, сколько манеру общения: резкую, безрадостную, пусть даже улыбки и проглядывали иногда на челе писательницы. Да она и не скрывает свой непростой характер. Так и сказала «Я человек отдельный, я человек надменный» в беседе с Иваном Давыдовым (интервью из той же книги). Если после чтения Петрушевской, по словам Т. Толстой, не остается никаких надежд, то после чтения Т. Толстой – никаких иллюзий.

Читать дальше 'ЛИАНА АЛАВЕРДОВА ● НЕЛЁГКИЕ МИРЫ ТАТЬЯНЫ ТОЛСТОЙ'»

ЕФИМ БЕРШИН ● «БЕЗ ЧЕРТЕЖА И ПЛАНА…»

                                                                             Памяти Евгения Блажеевского (1947-1999).

Праздник не удался. Задумчивые пони, тщетно поджидавшие маленьких двадцатикопеечных наездников, разошлись по конюшням. Продрогшие лебеди попрятались в своих надводных будках, почему-то напоминающих собачьи, оставив пустынной закипающую под дождем поверхность пруда.  Ветер принес охапку листьев и бросил на наш стол рядом с пустыми стаканами. За соседним столиком съежилась пожилая пара, но через несколько минут и ее сдуло. Праздник не удался. «Закрыли мое шапито». И нужно было побыстрее проваливать из этого застывающего пейзажа, чтобы не стать его частью, как те старик со старухой (не наши ли соседи по кафе?), которых Женя позже двумя штрихами впаял в эту картину:

                                  

Цветы увядают,

И, словно подбитые птицы,

Старик со старухой

Сидят в опустевшем кафе.

 

Мы еще посидели немного, словно ожидая, не вернется ли лето, а после побрели в сторону Ботанического сада, вдоль маленького зоопарка, по пустой, продуваемой насквозь аллее. И это был уже не просто ветер. Это было очередное дыхание бездны, отступившей было под лучами короткого лета. И Женя вдруг остановился и как-то опасливо обменялся взглядами с двумя вымокшими у своего загона волками. Нас отделяла крашеная металлическая сетка, и не известно еще, кто из нас был в загоне. Нас отделяла такая прозрачная граница.

 

Читать дальше 'ЕФИМ БЕРШИН ● «БЕЗ ЧЕРТЕЖА И ПЛАНА…»'»

ЕВГЕНИЙ БЛАЖЕЕВСКИЙ ● «ОСЕННЯЯ ДОРОГА» ● ВЕНОК СОНЕТОВ

 1

 

По дороге в Загорск понимаешь невольно, что осень

Не желает уже ни прикрас, ни богатства иметь.

И опала листва, и плоды разбиваются оземь,

И окрестные дали оплавила тусклая медь.

 

Что случилось со мной на ухабистой этой дороге,

Где осеннее небо застыло в пустом витраже,

Почему подступает неясное чувство тревоги

И сжимается сердце, боясь не разжаться уже?..

 

Вдоль стекла ветрового снежинки проносятся вкось,

В обрамлении белом летят придорожные лужи,

А душе захотелось взобраться на голый откос,

Захотелось щекою к продрогшей природе припасть

                                    

И вдогонку тебе, моя жизнь, прошептать: “Почему же    

Растеряла июньскую удаль и августа пышную власть?..”

Читать дальше 'ЕВГЕНИЙ БЛАЖЕЕВСКИЙ ● «ОСЕННЯЯ ДОРОГА» ● ВЕНОК СОНЕТОВ'»

MENUMENU