Галина Климова ● Иерусалим благословит…»

  * * *

 

Молитесь в утреннем саду,

чтоб сад не занемог.

Псалмы читайте на ходу

споткнувшихся дорог.

Кто одичал или продрог

и сам себе не по нутру,

молитесь на ветру.

                                              

Через две тыщи грешных лет

вам отзовётся Назарет,

преуспевающий на вид.

 

Возможно, звёздный Вифлеем

в решении земных проблем

при жизни вас усыновит.

 

Иерусалим  благословит.

 

 

ПОД НЕБОМ НОВОГО ЗАВЕТА

               

 1.

 

Речитатив холмов лиловых,

их арамейское наречие

по-божески и так по-человечьи

исполнены молитвенного слова,

страданья, чуда, встречи.

 

И не коснётся их земная слава,

ни зло пустыни, ни зависть ночи.

Заветный свет,  открыв заблудших очи,

восторжествует: Отче,  Авва!

 

И я прозрею:  Авва, Отче!

 

2.

 

Грех многословья принимая,

не промолчит библейская гроза,

что воздух молодит,

как бирюза

высокого Синая.

 

И ветры 

на устах людской молвы

вместо лукума

местной детворе

приносят сладкий ладан,

как волхвы,

сошедшие с гравюр  Доре.

 

Пустыня слова и сюжета.

Пейзаж конца и края света,

где  центр Вселенной,

пуп  Земли,

где мирты белые

смиренно процвели

под вечным небом

Нового Завета.

 

 

* * *

 

Давай до холодов махнём в Иерусалим.

И через Львиные и Яффские ворота

возьмём его, и сделаем своим

до первого – от сердца – поворота,

до взгляда врозь,

до слова поперек,

но вряд ли с нами приключится это.

Библейское не за горами лето,

и в наших паспортах ему отмерен срок.

Махнём, хотя б рукой…

Какие пилигримы!

С буханкой чёрного и с водкой ледяной

нагрянем, будто снег, по адресу: домой,

где наша жизнь без нас бежала мимо,

где по-людски меня ты отогрел,

безжалостно и не по-философски.

Махнём скорей!

Нас ждёт Наум Басовский

со стопкою стихов, с пучком поющих стрел.