Андрей КОРОВИН. «Любовь повенчанная раем…»


 Памяти Виктора Гофмана

 

Витю Гофмана убили

Витю Гофмана нашли

с пулей в собственной квартире

выше неба и земли

 

великан поэтский Гофман

в Дом Волошина ходил

так велик был Виктор Гофман

даже в дверь не проходил

 

он птенец гнезда Бориса

он из Слуцкого гнезда

он лежал под кипарисом

провожая поезда

 

что ему бы в Коктебеле

не остаться до зимы

где лишь волны да метели

шепчут древние псалмы

 

Витю Гофмана убили

за старинный медный грош

Витю Гофмана убили

где его теперь найдёшь

липовые ночи

 

а липы всё тягучие цветут

и их запас любви неиссякаем

как будто бы за нас они живут

той жизнью о которой мы не знаем

 

в них всё и мёд надежд и немота

и зуд зелёной комариной сечи

а после подступает темнота

и ветви опускаются на плечи

 

привет тебе зелёная луна

привет щурёнок помню тебя младше

цветут в воде слепые письмена

булгаковских ночей на Патриарших

 

научение мудрости

 

там за барханом где лиловеет тьма

старый сидит беседует с самоваром

что говорит не нажил дурак ума

зря я его тебе предлагаю даром

 

там за окном за зеркалом за строкой

за перевалом тем где меня не будет

каждый получит женщину и покой

головы всех врагов на хрустальном блюде

 

там тадатам и снова тадам падам

музыка ветра солнце без перевода

хочется жить иди по моим следам

там где-то там моя и твоя свобода

 

бесчинства весны

 

как хочется тебя

прижав к оконной раме

развёрстывая свет

восшедший ото сна

пока сады цветут

и в этой панораме

бесчинствовать смеясь

любить тебя весна

 

на жёлтой простыне

бессмертного цветенья

твоих зелёных рук

волос и глаз и губ

стать рыбой стать рекой

стать отражённой тенью

того кто слишком юн

того кто слишком груб

 

мой парусник апрель

заходит в порт приписки

ему дано свистеть

в ночи как соловью

ну что же ты плывешь

куда-то по-английски

по гривам темных вод

ведь я тебя ловлю

 

необитальное

 

дыми последней папироской

бросай поэзию и etc.

жизнь не должна быть слишком бродской

иначе быстро надоест

 

будь неожидан и опасен

и не обязан никому

мир безнадёжен и прекрасен

как поздней осенью в крыму

 

пусть будет день необитален

как непоставленный вопрос

и так брутален так летален

как перезрелый абрикос

 

ушедшим

 

никто

никто не умирает

лишь отцветает отплывает

во веки вечные плывёт

а если что-то забывает

то всё равно не отдаёт

 

все вы

в бескрайней Ойкумене

плывущие из рода в род

кричащие нам из забвенья

слова похожие на пенье

бушующих вселенских вод

 

мы вас

не слышим и не знаем

как бьётся в ваших голосах

любовь повенчанная раем

любовь до края и без края

и ад в распахнутых глазах