Марина САВВИНЫХ. Между мирами

КОСТА ДЗУГАЕВУ

В лесу между мирами воздух тяжек –
Он стелется, захваченный корнями,
Как пепел во дворах пятиэтажек
С их звуками и письменами…

Проклятья множатся – но ветер триедин,
Листва волнуется – и древеса трепещут,
И Божий пламень в глубине куртин
Взвивается – и ветви рукоплещут…
Вдохни поглубже… выдохнешь едва ли…
В лесу между мирами воздух – тёмен,
Как чёрный крик в тисках каменоломен,
Как свет в насквозь простреленном подвале,
Как Бог – в Цхинвале…

 

СОЛНЦЕСТОЯНИЕ

Солнце стоит – столбом – внутри стеклянного шара…
Стынет – стоит, теряя размах и силы…
Сердцу усталому так – стоять и стыть – не мешала
Даже пчела блаженства, когда его укусила…
Солнце стоит – и сердце стоит… ресницы
Инеем схвачены – лёд на щеке лоснится…
Где вы, воробушки-братцы, сёстры-синицы?
Страшно живому – быть.
Неживому – кричать и сниться.

 

* * *

Каждый волен мыслить себя героем
Сообразно избранным убежденьям:
Видит Бог – никогда не ходила строем,
Но в хороший хор вольюсь с наслажденьем…
Я с тобой поделюсь и вином, и хлебом,
А споткнёшься – подставлю плечо, дружище…
Но в толпе – как в шеренге – разит Эребом,
А хороший хор – в резонансе с небом:
И душа – свободней, и воздух – чище…
Так споём! Вопреки мировым раздорам –
Люди, ангелы, звери, деревья, птицы-
Мириадоголосым  бессмертным хором,
Превышая условности и границы!

 

* * *

Свет свету – рознь. Тьмы, кроме света, нет.
И тьма, и свет – равно вещей основа.
Настало время – воплотился свет,
И Божество явилось миру снова.
Апостол. Провозвестник. Ученик,
Во тьме узревший света предстоянье.
По всякому деянью – воздаянье.
Блажен, кто сердцем к истине приник.
Но истина – жестока и проста.
Глумливая и тёмная, как слякоть
Кровавая под крыльями креста,
Где невозможно ни кричать, ни плакать.
Свет – свету рознь. Тьмы, кроме света, нет.
Ученика испытывает Слово.
Свет умер – свет воскрес. Да станет свет,
Как стало Воскресение Христово!

 

* * *

Розы в бронзе и картоне –
Раны Анны и Марины…
В доме, словно вор в законе,
Правит призрак Балерины.
Что-то зеркало в прихожей
Спит как смотрит, лжёт как дышит…
Чей-то профиль… непохожий…
На святой хоругви вышит…
Этот призрак – знак былого.
Этот крик – уже оттуда…
Пью за дудку Крысолова,
Чтобы снова верить в чудо…
Как на угли – на обложку
Дую… и беды не чаю…
И божественную ножку
Под собою ощущаю…

 

* * *

Вопреки бестолково летящим снарядам
Из окопов моих по твоей стороне –
Не стреляй! Удержись – удержи меня рядом:
Я обидой больна. Пламя боли во мне.
Сухостой корневою охвачен тоскою –
Треск ветвей и стволов на смертельном ветру,
Разве пулей твоей ураган успокою?
Разве пепел в живую листву соберу?
Научилась – костром – предаваться беде я –
Расточая огонь… разливаясь огнём…
Так, больная отчаяньем, билась Медея
В пожирающем ближних безумье своём…
Мир пропитан одним истребительным ядом.
Я – в прицеле твоём. Только кнопку нажать…
Жизнь моя, удержись! – удержи меня рядом,
Чтобы силы нашла я тебя удержать…