RSS RSS

АЛЕКСАНДР ЛИБИНСОН ● ПРОБЛЕМЫ ИЗРАИЛЬСКИЕ И НЕ ТОЛЬКО…

image_printПросмотр на белом фоне

Фото Александра ЛибинсонаАрон Каценелинбойген был близко знаком с моими родителями. Когда он покинул СССР, мне было 14-15 лет, так что я мой опыт личного общения с ним в России ничтожен. Спустя почти 20 лет я приехал в Израиль и начал переписываться с Ароном. Он очень доброжелательно помогал мне практическими советами в незнакомых ситуациях. Арон остановился у нас на несколько дней во время проездки в Израиль в 1993 году, так что я  мог разговаривать с ним лично на разнообразные темы. Меня удивляло, как он умел ориентироваться в конкретных ситуациях исходя из очень общих принципов.

Работая в небольших наукоемких фирмах, я видел что традиционные методы управления не работают в хай-теке. Налицо были и продолжающиеся изменения в общественной жизни, не имеющие видимых целей. Мне казалось, что эти явления должны быть обусловлены общими причины. Несомненно, под влиянием  моей переписки с Ароном и общения с ним я попытался понять, каковы общие причины этих не связанных между собой на первый взгляд, изменений. Так появились заметки, предлагаемые читателю.

                                                           ***

Современное израильское общество переживает кризис, вызванный переплетением многих конфликтов. Наиболее заметные из них: взаимоотношения религиозных и светских евреев; развитие передовых технологий и социальные проблемы малоимущих; отношения арабов и евреев. Только последний является специфически израильским, остальные вызваны довольно общими причинами. Точнее, они являются специфическими проявлениями, симптомами одного глобального явления – быстрого развития цивилизации. Это явление охватывает все развитые западные страны и в каждой из них проявляется по-своему. Я постарался детализировать это общее утверждение и проиллюстрировать его примерами из разных областей жизни современных стран.

К сожалению, у меня нет никаких соображений о том, «что будет дальше» и  соответственно «что надо делать». Назначение предлагаемых заметок состоит в том, чтобы обратить внимание читателя на этот, более общий, подход к различным, на первый взгляд, событиям современного мира. В частности, услышав о каком-нибудь способе решения отдельной проблемы, он сможет более полно оценить его последствия, как непредвиденные ближайшие, так и и более отдалённые.

У развития западной цивилизации есть несколько аспектов, кардинально изменивших жизнь людей в конце 20 века. Наиболее важными из них мне представляются следующие три:

  1. Постоянно увеличивающийся темп развития
  2. Рост эффективности материального производства
  3. Формирование искусственной среды обитания людей

Рассмотрим их более подробно.

 

УСКОРЕНИЕ РАЗВИТИЯ И НЕКОТОРЫЕ ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

Развитие западной цивилизации происходит с постоянно увеличивающимся темпом. У любой цивилизации есть две группы составляющих: знания и материальные носители – вещи. Скорость развития цивилизации отражается во времени жизни различных элементов из обеих этих групп: речь идёт об устаревании знаний и смене инструментов, сооружений и т.д. Критический этап в материальном аспекте развития отмечен явно: вещами прекращают пользоваться из-за их морального старения, а не физического износа. В области знаний  критические моменты более разнообразны.

Это можно проследить по устареванию научно-технической информации (средний период цитирования статей, длительность спроса на техническую книжку) и по времени жизни бытовых предметов. В Западной Европе и Северной Америки многих предметов современного домашнего обихода не существовало пару поколений назад.

Если знания и навыки, бывшие полезными 10, 30 или 100 лет назад, эффективны и сейчас – их изучение и освоение оправданы. Это означает, что опыт прошлого поколения имеет  ценность и сегодня. Такое положение дел было естественным, когда среда деятельности людей менялась медленно, по крайней мере за время смены нескольких поколений.

Когда окружающая среда меняется быстро, многие знания также устаревают быстро. В этом процессе один из переломов  – когда период устаревания знаний становится короче 20 – 40 лет. Это означает, что теряется значительная часть опыта предыдущего поколения, что сильно влияет на статус семьи. Дело в том, что одно из преимуществ семьи в выращивании детей – передача им опыта родителей (личных отношений, общей культуры и нередко – профессиональных знаний). Очевидно, с устареванием опыта родителей ценность семьи в этом аспекте снижается. Проявляется это и в снижении авторитета родителей в глазах их детей. Сейчас лишь в небольшой доле семей родители могут помочь своим детям старших классов с домашними заданиями.

Отмеченный темп смены условий, в которых живут люди современных развитых стран, изменяет статус морали и этики в обществе.

Мораль является сводом правил, которые определяют взаимодействия людей не из сиюминутной выгоды, а на основе «высших ценностей» – имеющих претензии оптимизировать такое взаимодействие на протяжении длительного времени, даже поколений. Это заключение можно вывести почти математически строго из парадокса жертвователя (его разновидность известна как «парадокс узника»). Таким образом, сокращение продолжительности контактов между людьми должно разрушать мораль. В различных областях жизни можно найти процессы, сокращающие продолжительность контактов между людьми, т.е. способствующие деградации морально-этических норм:

ПОЛИТИКА : введение ограничений сроков работы на государственных должностях.

ЭКОНОМИКА : быстрые изменения в производстве, сокращение срока службы изделий и технологий

БЫТ : лёгкость и принятость переезда людей с места на место и эмиграции

Одно из ярких проявлений изменений морали в современных развитых странах – уменьшение сферы личной ответственности. Я проиллюстрирую это на примерах из двух крайних социальных групп: политиков и преступников.

Личная ответственность политиков

Исторически кодексы поведения, предполагающие высокий уровень личной ответственности, появлялись в элитных, «благородных» слоях в самых разных культурах, от Европы до Японии. Они включали традиции ухода в отставку или даже самоубийства вследствие нарушения принятых норм или профессиональную неудачу, а также инструмент решения личных конфликтов (дуэль). Важно, что дуэли кардинально отличаются от других способов «улаживания конфликтов», как например кровная месть либо террор. В последних двух случаях люди гибнут не из-за лично совершенных поступков, но из-за принадлежности (биологической или этнической – но не добровольно выбранной) к определённой группе. Во второй половине 20 века уровень личной ответственности политиков ощутимо снизился при явном сочувственном отношении окружающих. Например, нынешний Президент США Билл Клинтон солгал под присягой в деле Моники Левинской и был оправдан американскими законодателями. Интересно отметить, что американские адвокаты по-иному отнеслись к этому, и объединение адвокатов штата Арканзас исключило Клинтона из своих рядов.

 

Уголовное право и личная ответственность

В ранних законах, регулирующих отношение общины (общества) к преступнику, основной акцент делался на возмещение ущерба потерпевшему. Со временем способность человека нанести ущерб значительно превзошла его возможность возместить этот ущерб. По-видимому, в течение какого-то промежутка времени люди пытались оградить себя от таких проявлений свободы своих асоциальных ближних. Например, в средневековой Англии смертная казнь полагалась более чем за 400 видов правонарушений, в том числе таких, как поджог дома или повторная кража хлеба.

Потом стал доминировать взгляд о наказании, предотвращающем повторное преступление. О возмещении ущерба уже речи не шло.

Склонность к асоциальному поведению (как крайняя степень нон-конформизма) обусловлена генетически. Понимание того, что некоторые люди в принципе неспособны к социально-приемлемому поведению (т.е. жить согласно принятым нормам), отражено в законодательстве развитых стран. Например, в США человек, совершивший три раза одно и то же преступление, приговаривается к пожизненному заключению. Но многие добропорядочные законопослушные граждане не считают это хорошим решением. Дело в том, что общество «работает» на такого заключённого, предоставляя ему еду, жильё, медицинское обслуживание безотносительно к тому, как он себя ведёт. Комфорт в европейских тюрьмах стал сюжетом не одного рассказа и фильма. В Швеции содержание обычного заключённого обходится государству в сумму, несколько превышающую среднюю зарплату. Так что во многих развитых странах мелких преступников вообще не наказывают.

Характерный пример – современная Голландия. Популярность велосипеда в Амстердаме общеизвестна. Но немногие знают, что у среднего амстердамца его велосипед крадут четыре раза в год. Но с бедой справляются легко: на «блошином рынке» за 30-50 долларов можно купить почти такой же, а  если особо повезёт – то и свой велосипед. Никому в голову не придёт требовать велосипед назад, звать полицию и т.д.

 

РОСТ ЭФФЕКТИВНОСТИ МАТЕРИАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА И ЗАНЯТОСТЬ

Теперь обратимся ко второму аспекту – рост эффективности материального производства. В развитых странах, хорошо обеспеченных сырьём, для удовлетворения потребностей всего населения в жилье, еде, одежде, транспорте достаточно работы всего 15-25% трудоспособного населения. Компьютеры затруднили обеспеченность людей работой – например, текстовые редакторы ликвидировали значительную часть потребностей в машинистках. Как занять остальных людей, необходимых для сохранения объёма потребительского рынка? Новые потребности, выбираемые добровольно (развлечения, ИНТЕРНЕТ), создают отличную нишу для людей предприимчивых и способных к необычным подходам. Но для иных, предпочитающих рутинную работу и минимальный риск, необходим другой вид занятости. Легко видеть, что государственный сектор, в особенности разнообразные бюрократические институты, замечательно решают проблему. Едва ли всерьёз можно считать, например, что отделения министерства труда нужны, чтобы помогать безработным устроиться на работу или получать пособия – любая частная фирма сделала бы это эффективнее. Действительная функция этого ведомства – трудоустройство своих чиновников. Не будет очень большим преувеличением сказать, что значительная часть гос. служащих занята ненужным трудом, результаты которого не потребляются населением. Но они выполняют важную функцию – поддерживают объем спроса, необходимый для успешного функционирования эффективного производства. Похожую роль играют и безработные, получающие государственное пособие.

 

Отступление. Почему в современном мире терроризм расширяется

Асоциальное поведение людей, то есть готовность нарушить действующие законы и моральные нормы, проявляется в двух различных формах. Первая сводится к причинению материального ущерба, например, воровство. Мы отметили, что рост эффективности материального производства создал совершенно новую ситуацию – избыточное производство материальных благ. Поэтому причинённый материальный ущерб довольно легко возместим, в частности, через страховки.

Более серьёзна проблема асоциальных людей, склонных к насилию. У современных развитых стран, похоже, нет надёжных способов защиты граждан от таких ситуаций.

Серьёзных шансов изменить поведение асоциальных людей нет, а жестокие репрессивные меры по отношению к ним едва ли возможны. В таких случаях идеальным решением было бы их «выдавливание» из общества.

В некотором смысле сходный процесс существовал в Японии до середины 20 века. Существовавшие в этой стране культура и принятая система поощрений не стимулировали оригинальные подходы к решению проблем. По-настоящему оригинально мыслящие японцы эмигрировали. Нишей, подходящей для «выдавливания» людей, сочетающих асоциальность и склонность к насилию, являются террористические группы. С другой стороны, современное общество более готово к жестокому подавлению террористических банд, чем к жестоким мерам против отельных граждан своих стран. Поэтому я пессимистически отношусь к возможности искоренения терроризма существующими мерами. Для этого необходимо пересмотреть сами основы отношения к людям, склонным к насильственным действиям.

 

РАСШИРЕНИЕ ИСКУССТВЕННОЙ СРЕДЫ ОБИТАНИЯ И ИЗМЕНЕНИЕ МЫШЛЕНИЯ

Человек целенаправленно меняет окружающую среду многие сотни, если не тысячи лет. Сейчас в развитых странах доля искусственных элементов в мире, окружающем людей, увеличивается с ускорением.

Прежде большая часть знаний человека, необходимых ему в жизни, была знаниями об объективно существующей природе (вне желаний этого человека). Лучшие знания гарантировали успех в значительной степени – например, хорошее понимание химии или зоологии обеспечивали фермеру бóльшие шансы иметь высокий урожай или здоровое поголовье скота. Сейчас основная часть используемой информации – инструкции по эксплуатации или описания систем, созданных специально для использования человеком и подлаженных под него. Нет уверенности в том, что конкретная система (бытовой прибор) работает определенным образом вследствие объективных законов, а не потому, что так удобно потребителю. Когда некто читает инструкцию по эксплуатации, у него нет причин не верить написанному: её писали люди, специально сделавшие конкретное устройство для использования определённым образом и постарались объяснить, как им пользоваться наиболее удобно. Такое отношение не способствует развитию критичности мышления и не развивает привычки сопоставлять услышанное (прочитанное) со своим личным опытом. Вследствие этого всё больше и больше людей в ежедневных поступках не задумываются об объективных аспектах различных процессов и о долговременных последствиях своих решений.

Приведу два примера из достаточно удалённых частей спектра человеческой деятельности.

Потребность нагревать своё жилище существовала у людей издавна. Любая хозяйка знала, сколько дров нужно для её печки в разное время года, как быть с сырыми дровами, как учитывать разный диаметр поленьев и т.д. Эти навыки опирались на представления об объективном и постоянном внешнем мире. Сейчас в развитых странах с подавляющим большинством городского населения нагрев квартир не требует практически никаких знаний и навыков. Чтобы получить желаемую температуру в комнате, необходимо правильно выполнить определённую часть инструкции по эксплуатации печки или кондиционера. У другого кондиционера инструкция может требовать несколько иные действия, так что соотнесения с объективными и постоянными законами внешнего мира не происходит.

Второй пример относится к достаточно интеллектуальной деятельности инженера-электронщика. Даже двадцать лет назад инженер-разработчик должен был довольно глубоко и разносторонне представлять себе работу различных элементов устройства, которое он проектировал. Он рассчитывал основные функциональные характеристики устройства на основе простой модели, потом собирал макет схемы, и проверял его. При этом он ясно видел геометрические размеры элементов, представлял себе выделение тепла при работе и его влияние на различные характеристики и т.д. Сейчас подавляющее большинство разработок делаются при помощи специализированных компьютерных программ. В них уже заложены математические модели элементов, их геометрические характеристики и многое другое. Такие программы позволяют распечатать сборочный чертёж и послать изделие в производство ни разу «не потрогав его руками». Конечно, так делают немногие. Большинство инженеров собирает настоящий макет и проверяют на нём требуемые характеристики. Но в таких условиях от инженеров не требуется такой уровень понимания, как двадцать лет назад. Разумеется, настоящие специалисты и сейчас хорошо понимают почему и как работает тот или иной узел, но это не столь необходимо для успешной работы, как прежде.

Расширение ИНТЕРНЕТа и вовлечение в него новых областей деятельности (торговля, развлечения, общение с людьми, работа) кроме общеизвестных преимуществ требует немалую плату, о которой предпочитают не говорить. У людей становится ещё меньше оснований проверять свои представления на соответствие  внешнему объективному миру.

В качестве примера полной некритичности восприятия приведу периодически разгорающуюся дискуссию об увеличивающемся разрыве между богатыми и бедными. Эта тема периодически всплывает на газетных и журнальных страницах, в выступлениях политиков и телепередачах. По моим наблюдениям за последние десять лет никто ни из участников обсуждения этой темы не задал простой вопрос :

А каким «должен быть» этот разрыв ? В какой мере доход человека «должен быть» мерой его вклада в производство благ для других людей, и его ответственности за положение других людей, а не только определять уровень потребления им и его семьёй благ?

Такой вопрос не задают не только в Израиле,  он не звучит, например, ни в одной статье TIMES и NEWSWEEK. По-видимому, он не удовлетворяет критерию политкорректности. Но стремление к вежливости в выражениях часто оборачивается катастрофической потерей критичности мышления. А подробно описанная выше искусственная среда обитания, созданная заботой о потребителе, снижает требования к критичности мышления в быту до катастрофически низкого уровня.

                                                             Вместо заключения

Традиционные механизмы регулирования отношений между людьми формировались в течение многих веков (и даже тысячелетий). Для того периода было характерно сильная ограниченность материальных ресурсов низкий темп изменений в жизни весьма слабый контакт между людьми сильно отличающихся культур. Ни одно из этих условий не сохранилось сегодня в развитых странах.

Именно поэтому эти механизмы (в первую очередь – мораль и личная ответственность) не выполняют более своей первоначальной задачи. Они сформировались методом «проб и ошибок» на почти неизменном внешнем фоне. Этот метод также бесполезен в условиях современного быстроменяющегося мира. Пока не видно не только новых способов организации отношений между  людьми, но даже и намеков на появление осмысленных попыток найти такие способы.

Оставьте комментарий

MENUMENU