Евгений МИХАЙЛОВ. Старая конфетница. Миниатюра

Старая конфетницаТот, кто впервые окажется в нашем доме на каком-нибудь торжестве, скорее всего обратит внимание на старинную конфетницу – неизменный атрибут семейных застолий. Её невозможно не заметить. Изящная вещица. Поэтому нередко начинаются восторженные расспросы о её происхождении. Тут уж я на правах старшего излагаю историю пришелицы из девятнадцатого века.

Сам я услышал историю конфетницы в семилетнем возрасте от своей бабушки Варвары Васильевны. Потом пересказывал её своим детям, а теперь уж и внукам.

Короче говоря, конфетница принадлежала моей прабабке Анне, которая совсем ещё юной девушкой в семидесятых годах девятнадцатого века работала горничной в господском доме шляхетского поместья близ

Каменец-Подольска (нынешняя Западная Украина).

Впоследствии, когда она выходила замуж за односельчанина, старая барыня пани Ядвига, благоволившая к ней, подарила ей материал на платье и вот эту конфетницу. Платье получилось знатным, все в округе завидовали, а на конфетницу глазели с удивлением.

В ту пору простому люду было не до конфет. Формально свободные после отмены крепостного права, украинские крестьяне практически земли не имели и, чтобы выжить, вынуждены были по-прежнему батрачить на панов. Поэтому возникшая в конце века тенденция к переселению в Сибирь, на свободные земли, находила всё больше приверженцев. Тем более, что она поддерживалась государством. Уезжали целыми сёлами.

Уехал и мой прадед (муж Анны) Иван Комарь с обоими сыновьями, Ананием и Андреяном. Анна с маленькой дочуркой осталась на прежнем месте. Было решено, что она приедет, когда «мужики» обустроятся по-настоящему. Когда же они добрались до Семипалатинска (тогдашняя Омская губерния), их настигла беда.

Иван тяжело заболел и умер. Случилось это в 1892 году. Малыши остались одни. Ананию в ту пору было 13 лет, Андреяну – 9. Переселенческая комиссия направила Андреяна в приют, а Ананий пошёл работать рассыльным в лавку купца Плещеева. Старательный мальчишка понравился купцу. Через несколько лет Плещеев назначил его приказчиком, а затем и старшим приказчиком.

А когда Ананий в 1902 году женился на сибирячке Вареньке, Плещеев ему помог организовать своё дело. Материально субсидировал.

После свадьбы молодые поехали на Украину, где мать их благословила и преподнесла ту самую конфетницу.

По возвращению начались будни без праздников. Постепенно Ананий стал профессиональным мукомолом, построив две мельницы в алтайских сёлах Топольное и Шелковниково. Это была хорошая идея. Хлеборобам выгоднее была переработка зерна на месте, нежели в городе. Скооперировавшись с крупными земледельцами, Ананий создал товарищество «Соединитель» (прообраз современных холдингов).

Расширяя спектр своей деятельности, Ананий стал брать подряды на строительство. Двухэтажное кирпичное здание мужской гимназии в Семипалатинске построено под его руководством.

Время шло. Подрастала дочка Руфочка ( в будущем моя мама). Для неё в конфетнице не переводились всякие вкусности. Училась она хорошо и отец обещал ей поездку в Париж.

Но грянула война, а за ней и революция, прервавшая жизнь моего деда Анания Ивановича. Он был уничтожен ошалевшеми от вседозволенности красными партизанами, ворвавшимися в город после отступления анненковцев. Власти, как таковой, в эти дни в городе ещё не было. Двоим мерзавцам, пришедшим в его дом, нужны были деньги. Да не бумажки какие-нибудь, а золотые , которых не оказалось.

– Ну, а выпить-то хоть найдётся? – спросил один из них. Выпивки тоже не оказалось. Деда экспроприаторы забрали с собой в штаб. До утра он не дожил. Расстреляли той же ночью. Никаких документов на его уничтожение составлено не было. Всё произошло по устному распоряжению командира отряда.

Однако убийцы почему-то не тронули Варвару Васильевну и Руфочку.

Вряд ли у головорезов могла проснуться совесть, поэтому невольно возникает мысль о вмешательстве высших сил.

Эти замечательные женщины жили долго. Теперь их уже нет на этом свете, а конфетница жива. Словно неба кусочек, пронизанный солнечными нитями, украшает стол по праздникам. Если у вещей есть память, то ей, конечно, есть о чём вспомнить.