Алина РЕЙНАР. Новогодний билетик

Маленький Вова бойко топал во «Дворец культуры», проговаривая про себя:

«Сначала хоровод вокруг ёлки, конкурсы с Дедом Морозом и Снегурочкой, потом постановка на сцене, а после самое главное».

Дыхание перехватывало при мысли о сладком подарке.

Но не «Мишки на Севере» и не «Белочка», которые лежали внутри, вызывали трепетный восторг. Там было ещё кое-что. В советских пятидесятых сезонные мандарины не валялись на прилавках. Появлялись только в декабре и мигом сметались. Многие не успевали купить на стол ароматный символ Нового года. Вот и родители Вовы работали без выходных с утра до вечера и обычно не попадали в число везунчиков.

Потому Вова с замиранием сердца представлял, как открывает картонную коробку и видит в ней оранжевую кожурку в пупырышку, достаёт кисленький фрукт из россыпи приторных леденцов и делится им и бесконечной радостью с большой семьёй: угощает долькой маму, папу, старших сестру и брата, и уже остальное довольно уминает за обе щеки.

Отдавая добро, Вова чувствовал себя счастливым. Он хоть и был младшеньким, но эгоизмом не отличался. Вова рос послушным, отзывчивым и самостоятельным ребёнком.

В свои шесть лет он не испугался присутствовать на новогоднем празднике без присмотра взрослых. Сестра только подвела братишку к зданию, подсказала, как выглядит гардеробная, куда придётся сдать верхнюю одежду, и удалилась на полтора часа по своим делам, а мама, отправляя сыночка на мероприятие, передала яркий билетик с перфорацией по бокам. На отрывных сторонах красовались завитые надписи: «Контроль» и заветный «Подарок». Первую часть должна была забрать тётя на входе, а вторую — другая тётя в окошке домика, стоящего в холле, чтобы вручить долгожданный набор из конфет и печенья.

Поднявшись по парадной лестнице, Вова примкнул к толпе, которая просачивалась в стеклянные двери. За ними суровая женщина в очках казалась стражником у «ворот в сказку». Вова протянул ей билетик, она небрежно оборвала левый край, сунув Вове то, что осталось, и велела проходить. Вова скорее посеменил в громадный светлый зал с высоченным потолком.

Он остановился посередине, впечатлённый. Повсюду сновали люди, люди, люди… Очутившись в страшном скоплении народа, Вова крутил головой и не знал, куда двигаться. Вспомнив, что нужно раздеться, он нашёл деревянную стойку с вешалками за ней, скинул ворсистое пальтецо и шапку, в обмен получил номерок.

В другом конце зала у нарядной ёлки собирались дети. Вова поторопился присоединиться к ним и тут увидел маленькую избушку из картона.

— По-да-рок, — по слогам прочитал он вывеску.

«Тот самый домик в холле, про который говорила мама!»

Но окошко было ещё закрыто. Вова помнил, что новогодние сладости раздадут только после спектакля.

Вздохнув, он пошагал к ребятне. Вова успел втиснуться в кольцо из юных зрителей. Чтобы не загораживать собой обзор, мальчики и девочки постарше и повыше пропустили малышей вперёд.

Суета, наконец, прекратилась, заиграла музыка. В центре круга появилась ведущая.

Она рассказывала увлекательную историю про далёкий Север, неведомые чудеса… Неожиданно свет погас, послышался звук лихих саней, снежная вьюга ворвалась в окно незваной гостьей и принесла со стремительным вихрем Дедушку Мороза и его внучку Снегурочку.

Дети захлопали в ладоши, все вместе трижды прокричали: «Ёлочка, гори!» — и разноцветные огоньки зажглись на «лесной красавице».

Общее веселье продолжили конкурсы. Победители получали ценные призы: игрушки и книжки из волшебного мешка Деда Мороза. Когда ведущая объявила финальное состязание — на выносливость, Вова тоже вызвался поучаствовать. Требовалось за минуту присесть как можно больше раз. Очень просто.

По команде: «На старт, внимание, марш!» яростные соперники приступили к упражнению. Когда прозвучало слово: «Стоп», Вова чуть не упал, ноги подкосились от напряжения. К сожалению, в ожесточённой борьбе верх одержал не он.

Поражение, конечно, расстроило. Утешительный приз — крохотная шоколадка — не повысил настроение.

«Но меня ведь ждёт подарок»! — приободрился Вова. Проигрыш мигом забылся. Прежний задор вроде бы вернулся…

Тем временем, детей пригласили в актовый зал, чтобы показать новогоднюю сказку.

Вова влился в поток. Смотреть представление приходилось с пятого ряда, места поближе заняли. Театрализованное действо началось. По сцене прыгал серый зайчишка, подметала пол пушистым хвостом рыжая лисица… Но Вова не вникал в суть. Он думал и думал о подарке, уже с некой тревогой. Он вдруг стал бояться, а что, если подарков не хватит, и он уйдёт домой ни с чем. И не будет праздника! Не будет детского счастья! Его детского счастья! Беспокойные мысли не отпускали. Вова сидел как на иголках.

Когда спектакль закончился, он поскакал к выходу среди первых.

Он выбежал в холл и понёсся к избушке. Около неё выстроились друг за другом несколько ребят. Вова встал за ними. Позади образовалась длинная вереница.

Из окошка домика милая женщина передавала каждому ребёнку фигурную коробочку с ручкой. Кто-то тут же раскрывал её и пробовал вкусности.

Очередь Вовы подошла быстро. Он полез в карман брючек за билетом, но там оказалось пусто. Вова пихнул руку во второй карман. Пальцы проскользнули по гладкой ткани, не нащупав ничего, кроме носового платка. Вова достал его и потряс. Очевидно, билетик застрял где-то в складках материи, но нет!..

Вова запаниковал. Женщина в окошке вежливо попросила не задерживать других и отойти пока в сторонку.

Вова не понимал, что происходит. Куда делся билетик? Неужели он потерял его? Но как он мог его потерять?! И где теперь искать?!

«Надо посмотреть в шубке. Наверняка, положил туда второпях. Точно!»

Вова ринулся в гардероб, отдал номерок, с нервной дрожью взял зимнее пальтишко и принялся шарить по карманам, выворачивая подкладку наружу. Он проверил миллион раз, но тщетно. Билет пропал.

Навернулись слёзы. Вова крепился, чтобы не разреветься. (Даже в отчаянной ситуации он не проявлял слабость). Перед ним мельтешили сияющие дети в обнимку с подарками. Они будто нарочно смеялись над его бедой.

Вова сел на корточки, закрыв лицо ладошками. Он не плакал, хотя сдерживаться удавалось с трудом, он соображал, где мог обронить билетик.

Уныние выбивало из колеи. Не позволяя себе раскисать, Вова побрёл к ёлке, у которой зачем-то приседал, как одержимый. Там-то, похоже, билет и выпал из штанишек.

Вова воспроизвёл в памяти, где стоял, куда перемещался, обсмотрел все углы, даже под ёлку заглянул. Он натыкался на мишуру, пакеты, обёртки из-под конфет, но настойчиво продолжал поиски. Недалеко от входа в актовый зал, он заприметил скомканную бумажку с отблеском. Вова метнулся к ней, поднял, с благоговением развернул и выпустил из рук разочарованно. Опять фантик…

Вова не сдавался, прочесал весь дворец культуры, но, увы…

Помещение потихоньку пустело. Ненароком Вова бросил взгляд на избушку. Последний счастливчик уносил с собой подарок и кинул уже ненужный билет в урну-коробку рядом.

«Глупо, но быть может…»

Вова подошёл к вороху порванных картонок, высматривая среди них наполовину целую. Рыться в мусоре ему было неудобно, правда, на это и внимания никто не обращал. Вова слегка поворошил кучку. Промелькнули буквы «П» и «О». Явно показалось… Вова уже не надеялся на удачу, которая предательски отвернулась от него сегодня. Он потянул за краешек и своим глазам не поверил. На чуть помятом, но совсем новеньком билете ему так невероятно улыбалась надпись: «Подарок».

***

На улице лютовала метель. Снежные хлопья падали с неба, выстилая дорогу хрустящим ковром. Морозный ветер хлестал по щекам, но душа пела от эйфории. Вова вприпрыжку бежал домой, прижимая к себе дорогую для него коробочку, с новогодним мандаринчиком внутри!