Фёдор ЗЫРЯНОВ. Зимородок

Иней

Курил машинист… Поработай-ка ночью!

Плыл месяц-пустынник холодный и прочный,

Стыл каменный снег между шпал.

На клавишах-шпалах и клавишах снега

Гремели аккорды стального набега,

И тысячью мелких-премелких зеркал

Шиповник сверкал.

В поездке

Пахнет березой ночной перегон,

Черный бежит за вагоном вагон,

Холод ночует в траве.

Дизель ревет за уставшей спиной,

Точкой желтеет далекий входной,

Зябко рукам, голове.

Изредка космос, гордясь щедротой,

Бросит вдогонку ненужной звездой —

Вспыхнет в полях изумруд.

От сигареты теплеет в груди,

В сердце теплеет, хотя впереди

* * *

…Из школы я бежал домой

Пристанционными путями.

Желтели стрелки фонарями.

И паровоз чернел живой.

И кочегар, уж пожилой,

Тер керосинными концами

Колеса красные, как пламя.

Дым накрывал меня волной.

Доныне жаль мне нестерпимо

Себя и юности, и дыма,

Растаявшего без следа!..

Бывало, что одна звезда

Меня встречала иногда,

Бывало — три по небосклону.

А я ещё не знал тогда,

Что это пояс Ориона

Был провожатаем моим,

Сквозь угольный сверкая дым…

* * *

Зачем в притихший огород

Выходит огородник старый?

Пусты природные амбары,

Их скоро снегом занесёт.

Потопит тесные дома

Снегов сверкающее бремя,

И молвит, почесавши темя

(Зима для русского ума

Философическое время),

Досужливый мужик: «Эхма!

Не избалованный судьбой,

Не набалованный природой,

Осталец русского народа,

Поплакать, что ли, над тобой?»

Перед сном

На морозное небо ночное

Я глядел, облачась в пальтецо,

И студило глаза и лицо

Дуновение неземное.

И уж после в тепле, когда лёг,

Всё какая-то дума томила,

Всё никак догадаться не мог,

Чем меня мирозданье смутило,

Как смущает вдруг тень у окна…

…И пришло в ожидании сна:

«Это ж Вечность, а вот – не страшна».

Скворец

День пасмурный, весенний и пустой.

Одна отрада — в дремлющей дали,

Где заросли погибшей конопли,

Шар сочных точек вербы золотой.

Вот чёрной каплею с небес упал скворец,

Скворечник осмотрел, шмыгнул туда-сюда

И засвистел, взволнованный певец…

— Что, родина? Вот то-то же, чудак!

ЗИМОРОДОК

Красным золотом свежих углей
Освещая в потемки жилище,
Он в былом утешенья не ищет
На отличку от многих людей.

В колыбели морозом повит,
Жизнь неласкова – вот что он знает,
И живет, о пустом не мечтает
И на красные угли глядит…