Игорь ПОТОЦКИЙ. Просто такая история

Однажды одиннадцатилетнему Гарику захотелось перенести Потемкинскую лестницу на Молдаванку. И поставить ее в центре улицы Богдана Хмельницкого. Пусть ступеньки не спускаются вниз, а поднимаются в небо.

Он рассказал о своем желании бабушке Циле.

– Гарька, – сказала она, – здорово ты придумал! И мы бы пошли с тобой к облакам. А за нами важно бы шествовал кот Мурза. Жаль, что Потемкинская лестница останется на своем прежнем месте.

Гарик на уроках рисовал Потемкинскую лестницу. На каждой ступени – танки, самоходки, пушки, минометы, матросы и солдаты, генералы и адмиралы. А на самой верхней ступеньке его папа Иосиф, который воевал три года, выносил с поля боя раненых и стрелял по фашистам. Жаль только, что он никогда не рассказывает о войне. Будто ее никогда не было, а ее сочинили тяжелодумные почтальоны и и меланхоличные историки. Никакой войны, думает Гарик, не было, а вот Одесса и Молдаванка были всегда.

– Может быть никакой войны не было? – спрашивает мальчик у мамы Раи.

– Так было бы для всех хорошо, – говорит мама. – Но где тогда твои близкие родственники по папиной линии? А куда они исчезли?

– Остались на войне, – с дрожью говорит Гарик.

Папа Иосиф приходит усталым. И не хочет ужинать. Наверное, думает Гарик, что-то случилось в госпитале. Привезли фронтовика с тяжелой болезнью, а папа Иосиф должен его обязательно спасти.

– Пап, – говорит Гарик, – все будет хорошо, вот увидишь.

Папа обычно улыбается маме Рае – показывает, как он ее любит. Как он скучал без нее. Но сегодня у папы Иосифа нет сил улыбаться. Улыбчивое настроение отсутствует полностью.

– Иосиф, – просит бабушка Циля, – только не сдавайся. Почувствуй, что ты снова на фронте. Болезнь – твой враг. Ты должен ее победить.

– Не все от меня зависит, – с горечью в голосе говорит папа Иосиф. Врачи – не боги.

– У богов свои заботы, – говорит бабушка Циля. – Ты постарайся его спасти, а я за него буду молиться. Как его зовут?

– Артем Иванович. На войне он был полковником-сапером. Всегда ходил на волоске от смерти. Он жалел своих солдат и офицеров. Понимаете, Циля Львовна?

Бабушка Циля все понимает. По ее лицу теку слезы, и она отворачивается от папы Иосифа – он не должен их видеть.

Гарик этой ночью не может уснуть. Ему снятся танки и самолеты, и солдаты в плащ-накидках, бегущие по Молдаванке в апреле 1944 года. И Артем Иванович бежит вместе с ними…