Фёдор ОШЕВНЕВ. Любовь и пирожки и другие миниатюры

 Любовь и пирожки

 

В средней группе детсада началось предобеденное игровое время. Однако Толя нынче забавами пренебрег, с серьезным видом подошел к воспитательнице.

– Марина Георгиевна, нам надо поговорить.

– Надо так надо, – согласилась та, умудренная долгим садиковым опытом.

Пятилетний мальчик и пятидесятилетняя женщина отошли в уголок игрового зала, уселись на стульчики.

– Марина Георгиевна, как вы живете? – для почина осведомился Толя.

– Да в общем-то не жалуюсь… – несколько удивилась воспитательница.

– Но вы ведь одна, без мужа тяжело…

(Два года назад женщина овдовела.)

– Справляюсь потихоньку. Если что, так дети помогают, они уже взрослые.

– А давайте я на вас женюсь, – предложил Толя. – Будете под моей защитой.

– Тебе пока о свадьбе рано думать, – стала втолковывать сюрпризно присватавшемуся воспитательница. – Сначала надо в школе отучиться, потом в институте, затем работать начать. А вот дальше впору и невесту присматривать. Только, конечно, ровесницу. Я же для тебя слишком старая.

– Не слишком! – запротестовал мальчик. – В самый раз подходите. Поженимся – сразу к нам переедете. В зале никто не спит, там и поселитесь. Вместе в садик ходить будем, гулять и играть по вечерам. А еще вы такие вкусные пирожки  печете! С творогом. Я запомнил, когда на новогодний утренник приносили. Мою маму тоже научите, а то у нее они какие-то деревянистые получаются…

– Но я же некрасивая! – продолжала отнекиваться женщина. – Посмотри на меня: седая, лицо в морщинках, поблекло всё.

– Так я вам помогу, чтоб опять красивой стать, – уверенно заявил мальчик. – Сразу помолодеете!

И достал из кармана штанишек матовую баночку с черной крышкой. Внутри оказались сухие остатки розово-коричневых румян. 

– Кисточку сами найдете, – подсказал «жених». И подытожил: – А пирожки я   ну очень люблю! И с творогом, и с мясом, и с орехами…

НА КОГО ТЫ ПОХОЖА?

 

Зиночка из старшей группы росла пышнотелой пампушкой. Ела девочка всегда с наслаждением и частенько просила добавки.

Вот и сегодня за завтраком она быстро расправилась с порцией манной каши и с пустой тарелкой подошла к воспитательнице (в тот момент нянечка, обычно раздающая пищу, куда-то отошла).

– Наталья Евгеньевна, можно еще кашки? – и протянула ей пустую тарелку.

– Зиночка, ну сколько можно? – критически оглядела женщина пухленькую фигурку воспитанницы. – Пойди посмотрись в зеркало, а потом скажешь мне, на кого ты похожа.

 Девочка молча потопала в указанном ей направлении, не выпуская из рук тарелки. А у Натальи Евгеньевны запиликал мобильник.

Кратко переговорив со взрослым сыном и продолжая мысленно обдумывать проблемную ситуацию, в которую тот угодил и о чем только что поведал, женщина о Зиночке с ее чрезмерным аппетитом совсем забыла. Но та подошла к ней вновь.

– Наталья Евгеньевна, я уже посмотрела.

– Куда?

– В зеркало.

– Ага… – вспомнила о своем совете воспитательница. – Так и что, на кого похожа?

– На папу, конечно. Я это давно знала. А теперь добавки можно?   

 

НЕВЕСТА ИЗ БАССЕЙНА

 

– Марина Георгиевна! Марина Георгиевна! А Вадик у бассейна лягушку мучит! – в голос кричали две девочки, подбегая к воспитательнице детсада.

Здоровячок Вадик славился чрезмерной любознательностью. Особенно его интересовал животный мир. Мальчик подолгу рассматривал  подобранных на улице червяков, гусениц, улиток, или ничейного котенка и постоянно приставал к взрослым с коронным вопросом: а как это существо устроено изнутри?

Воспитательница подоспела к пытливому «юннату» в момент, когда он старался заглянуть пойманной лягушке в пасть – выяснить, есть ли у земноводного зубы и что оно ело на завтрак?

А накануне детям читали сказку «Царевна-лягушка», и женщина решила творчески связать прошлое с настоящим, чтобы умерить на будущее  исследовательский пыл чересчур активного зоолога. 

– Вот, Вадик, получается, ты свое счастье, как и Иван-царевич из вчерашней сказки, тоже нашел, – объявила она. – Только он на болоте, а ты у бассейна.

– Нет! – не согласился мальчик. – Я туда стрелой не стрелял и жену себе не искал!

– Не искал, а найти посчастливилось! – «позавидовала» воспитательница. –  Глаз не оторвать, какая красавица! Ну-ка, есть у тебя платочек?.. Давай его сюда, сейчас завяжем твою невесту в узелок, а вечером домой отнесешь. Квартира у вас просторная, ей же и малого уголка будет достаточно. Тем более, ты ее мучил, так что теперь понаблюдать следует – вдруг что-то сломал, тогда подлечить. Станешь с ней играть и кормить, вместе телевизор будете смотреть, в кроватке рядом спать.

– Не-ет! – вскричал Вадик. – И вдруг переменил пластинку: – Мама, мама!

Каких только в жизни не бывает совпадений! Именно в ту минуту мимо  бассейна проходила родительница взголосившего мальчугана. Врач-стоматолог, она после утренней смены в поликлинике направлялась в гастроном напрямки, срезая путь через двор детсада. Заслышав жалобный сыновний зов, женщина  поспешила к воспитательнице.

– Что случилось?

Та доходчиво пояснила  возникшую ситуацию, особо отметив ее сходство с сюжетом вчерашней сказки. Подытожила:  

– А вот теперь Вадик от своей невесты наотрез отказывается…

Мама игру поняла и на удивление сразу в нее включилась.

– Что же ты, сынок? Так хорошие мальчики не поступают, – пожурила она юного «жениха». – Мучить лягушонку мучил, а как жениться – на попятную. Не пойдет! За свои поступки надо отвечать. Всё, вечером квакушу  к себе забираем, а подходящую коробчонку для нее я сейчас в магазине попрошу. В воскресенье свадебку и сыграем. Марина Георгиевна, свидетельницей будете?

– Не надо! – под общий смех всхлипнул Вадик. – Мама, я не хочу-у-у! – И вдруг, хитро улыбнувшись, заявил: – Меня вообще на ней женить нельзя!

– Это почему? – переглянувшись, в унисон спросили женщины.

– Так я же ее не целовал! – с торжеством в голосе победно утвердил мальчик

 

ПЕСОЧНЫЙ ГОРОД

 

Подготовительная группа детсада – это серьезно: здесь развивают нужные для школы навыки. Изучают чтение, письмо, счет. Тренируют память и внимательность. Осваивают логическое мышление.

Впрочем, развлечения у шестилеток тоже есть.

На послеполдничной прогулке четверо мальчиков обособились в углу двора, где накануне было ссыпано две машины песка. Ребятишки усердно занялись так называемой художественно-продуктивной деятельностью, а попросту – сооружением песочного города.

– Марина Георгиевна! – Окончив наконец строительство, подвели зодчие воспитательницу к своему детищу. – Посмотрите, пожалуйста! 

Та заинтересованно обозрела воздвигнутое. Что ж, было чем полюбоваться! Сквозь высокую гору проходил туннель из полиэтиленовой трубы. От него дорога вела к городу через  кирпичный мост над голубой рекой – лентой для волос. Река впадала в огромное озеро: его изображал купол бывшего зонта. Посреди темно-синего нейлона «плыл» деревянный пароходик.

Город окружали аэродром с вертолетом на летном поле, обозначенном по периметру мелкими камешками; завод с высотной дымовой трубой из дюймовой оцинковки и посаженный лес из веточек, с уникальным набором животных всех континентов. 

Однако главным украшением сотворенного «мегаполиса» являлись его царственные башни. Каждая – неповторима: круглая, квадратная, с зубчатым или  купольным верхом, с отвесными либо наклонными стенами, и одна даже в форме восьмерки.

Но что это? Купольный верх оказался увенчан изящным перстнем с красным камнем – похоже, рубином. Да и другие башни тоже принаряжены: кольцом с янтарем, ниткой черного жемчуга, кулоном-сердечком в тонкой оправе, брошью-камеей с цветочным орнаментом, серьгами с аметистами. Круче всех смотрелся плетеный золотой браслет со знаком зодиака Стрелец. 

– Откуда все эти украшения? – удивленно спросила Марина Георгиевна.

– Я принес! – гордо отозвался активный Вадик.

– Но это же не твое! Где ты их взял?

– У мамы в шкатулке, – невинно пояснил мальчик. – Я знал, что будем город строить, мы еще вчера договорились, вот и принес. Правда, с ними красивее?

– В общем, да, – согласилась воспитательница. – Только это же всё мамино. И взял ты это без спроса. Так? А теперь представь: приходишь из садика домой, открываешь ящик с игрушками… Что такое? Любимой-то и нет! Оказывается, ее мама тайком к себе на работу забрала. Разве тебе обидно не будет?

  Ну да…

– Вот и давай быстренько всё соберем, а вечером вернем маме. Кстати, сколько всего предметов было, помнишь?

– Восемь, – сразу ответил Вадик.

– Один, два, три… Но здесь только семь. Неужели ты что-то уже потерял?

– Нет! Их восемь! Вы правильнее считайте!   

Оказалось, мальчик комплект сережек числил как две разных единицы. 

– Ты больше так никогда не делай, – предупредила Марина Георгиевна.

– Я же как лучше хотел! Красоту чтоб навести!

– Понимаю. Но эти вещи никак не игрушки. И к тому же все очень дорогие.

Двумя часами позже воспитательница торжественно вручила маме Вадика пакетик с уже отмытыми от песка драгоценностями.

– Ваши?

– Ой! Мои! Но откуда они у вас?

Воспитательница пояснила. Мама тотчас произвела ревизию возвращенного. 

– Ничего не пропало… Надо же, какой ювелир у меня растет!

– А я думаю, всё-таки архитектор и с нешаблонным складом ума, – высказала свою версию Марина Георгиевна.

     

ПОДРАЖАТЕЛИ

К вечеру, когда большинство шестилеток уже разобрали родители,  оставшиеся осваивали сюжетно-ролевую игру «Семья».

Энергичная Катя, в роли мамы, мыла посуду. Одной из «дочек», Люде, она вручила игрушечный пылесос. Вторая «дочка», Наташа, за столиком изображала игру на пианино, напевая: «В лесу родилась ёлочка…»  

Тут к девочкам подошел Ваня – последний задержавшийся мальчик. Он воспитывался в интеллигентной семье преподавателей вуза и отличался особым благонравием. Так, прощаясь с воспитательницей, помимо стандартного «до свидания», еще добавлял:

– Хорошо вам добраться домой! Добрых снов! Не забудьте, что завтра вам снова на работу…

– Можно я с вами тоже поиграю? – спросил он у Кати.

– Можно. Ты у нас будешь папой. Ложись на диван и читай газету.

– А что делать дальше?

– Так и лежи!

Сама же она принялась проверять, как «дочки» приготовили уроки.

Ване меж тем надоело горизонтальное положение. Он поднялся и вновь подступил к Кате:

– Дорогая, давай я тебе помогу.

Однако верховодка, уперев руки в боки, недовольно заявила:

– Ваня, ты неправильно играешь! Ты должен весь вечер лежать на диване и читать или телевизор смотреть.  

– Но я так не хочу! Я должен вам хоть чем-нибудь помогать.

– Домашнее хозяйство – не мужское дело! – отрезала Катя. – Папа обязан  зарабатывать деньги! И много! А всё остальное его не касается.

– Ну и пожалуйста! – обиделся Ваня. – Больно надо…

Ушел в уголок и стал там возиться с конструктором.

Наблюдавшая эту сценку воспитательница только вздохнула. В российских семьях домашние хлопоты чаще полностью перекладываются на женские плечи, а постоянная помощь мужа по хозяйству – исключение, подтверждающее правило.

Семья воспитательницы, увы, исключением не являлась.     

       

 

ПРЕДНОВОГОДНЯЯ РЕКЛАМА

 

 

До Нового года оставалось три дня. Вечером папа, мама и пятилетняя Саша смотрели по телевизору фильм. Он часто прерывался рекламными вставками.

Новая, демонстрируемая под мажорную музыку, открылась словом «СНАЧАЛА». Рядом с ним возникла бутылка с пузырьками газа и этикеткой: «BORJOMI». Добавилось слово «ПОТОМ». Справа от него замелькали картинки: ёлка с гирляндой, мандарин, торт, перевязанная лентой коробка, ананас… Горящие бенгальские огни сменила дама в длинном платье, ее – мужчина, в костюме и с бабочкой. Он указал на бутылку, а голос за кадром разъяснил: «Сначала Боржоми, потом праздник». Мелькание картинок ускорилось… В самом конце тандем Дедов Морозов превратился в слово «ПРАЗДНИК», и на экране повторилась озвученная фраза, но с изображением бутылки.

– Незаманчиво… – раскритиковал рекламу папа.

– Чересчур красного, – заметила мама. – Огни на ёлке, вишня на торте, лента на коробке. Платье, бабочка, одежда дедушек.

– Не хочу, чтобы меня били, – вдруг обиженно заявила Саша. – И какой после этого праздник?

– Ты о чем? – в один голос вопросили папа с мамой.

– Так ведь по телевизору сказали: сначала по ж…, потом праздник. А по ж…-то за что?  

 

ТОЖЕ ЛЮДИ

 

Наставница средней группы Елена Фёдоровна ушла в декрет. Сильнее других прикипевший к ней Владик вскоре спросил у новой воспитательницы, когда же его любимица вернется.

Видишь ли, она еще долго в особом отпуске пробудет, – пояснила та. – У нее скоро ребеночек родится, а потом за ним долго ухаживать нужно. Совсем маленького ведь нельзя одного дома оставить. Когда же он подрастет, его самого в садик приведут. Вот тогда Елена Фёдоровна к нам и вернется. Только ты уже в школу пойдешь. Так что теперь ко мне привыкай, будем дружить.

Владик взглянул исподлобья и заявил:

– Всё вы сочиняете. Воспитателя детей не родют. Они их воспитуют.

Тут к серьезному разговору подключилась проходившая мимо заведующая. Она объяснила маловеру, что у всех воспитательниц, да и у нее самой, есть дети разного возраста, а у некоторых уже и внуки имеются.

Владик вдумчиво слушал и наконец спросил-подытожил:

– Значит, воспитателя тоже люди?..