RSS RSS

Елена Самкова. Художник с яблоком в руке.

image_printПросмотр на белом фоне

Светлана Коппел-Ковтун «Полотно. Стихи. Дневники. Афоризмы»

Рецензия на книгу Светланы Коппел-Ковтун «Полотно. Стихи. Дневники. Афоризмы» (Издательство «Союз писателей», Новокузнецк, 2018. ISBN:978-5-00073-951-8)

    

Светлана Коппел-Ковтун – поэт, эссеист, публицист, автор сказок для детей и взрослых. Её книги издавались в России, на Украине, в Канаде, а философская сказка-притча «Высекательница искр» была выпущена также в Австралии и Австрии. Творчество Светланы пронизано жаждой Бога и смысла, стремлением к нравственным основам жизни. В своих произведениях она затрагивает разные темы: любовь к Богу и человеку, к животным и вообще к природе, богоискательство, дружба, предательство, старость, смерть и др. Но из всех этих составляющих в итоге выстраивается единая картина судьбы. При этом вся жизнь лирической героини сборника пронизана молчанием, перешедшим в молитву.

 

Песня сердца — это Христос в нас. От песни (во

мне) к песне (в другом) живёт сердце.

*

Песня—это молчание.

 

   Героиня, словно продолжает мысль другого современного поэта иеромонаха Романа (Матюшина): «Лучшая поэзия – молчание/Лучшее молчание – моление» 1. Вот такой творческий диалог двух поэтических душ. Мир для Светланы един, хоть и разделен на две составляющие – мир земной и небесный. В земном мире лирической героиней движет молитва, а в небесном – надежда на милосердие Божие: «Бог выходит навстречу первым и приходит к человеку раньше, чем человек приходит к себе. Бог ближе к нам, чем мы сами к себе», — афористично замечает она в 3-й части своей книги под названием «Словесный бисер».

   

Традиция – основной двигатель литературы, русской же литературы в особенности. Великие писатели XIX века: Пушкин, Лермонтов, Гоголь и др. вбирали в свое творчество лучшие образцы из древнерусской и русской литературы XVIII века и приумножали их. Наш поэт не исключение. Ее эпиграфы и афоризмы отсылают нас к творчеству Пушкина, Цветаевой, Платонова, а так же к поучениям святых – ап. Павла, прп. Симеона Нового Богослова,  прп. Паисия Святогорца и др. Словно Брейгель 21-го века Светлана рисует историческую цепочку авторов, смену эпох и стремлений. Но один мотив на полотнах ее стихов неизменен – человек с его пороками и добродетелями.  

   

     Первый раздел книги назван по строке одного из стихотворений «Мир – только яблоко в руке…». Подобное сравнение вызывает в памяти строки из другого классического произведения «Тэсс из рода д’Эрбервиллей» английского романиста Томаса Гарди. В начале романа описывается поездка главной героини со своим младшим братом на ярмарку, созерцая звёздное небо, они рассуждают: «— Ты говорила, что звезды — это миры, Тэсс?//— Да.//— И все такие же, как наш?//— Не знаю, но думаю, что такие же. Иногда они похожи на яблоки с нашей яблони. Почти все красивые, крепкие, но есть и подгнившие.//— А мы на какой живем — на красивой или на подгнившей?//— На подгнившей»2.

 

     Но Светлана держит в руках какое-то другое яблоко — мистическое — и предлагает его отведать.

Мир —только яблоко в руке…

 Мир—только яблоко в руке,
и жизнь—лишь тень на потолке.
Она становится всё тоньше:
доел—прощай,
нет—жуй подольше.
Лучи уж кроют потолок—
не лезет в рот судьбы кусок…
Ешь, не зевай—следят другие:
все те, кто яблоко вкушал.
Ешь, в мире нынче литургия
для тех, кто тени свет внушал.

 

1 марта 2018

     Земля – это красивое спелое яблоко, подгнившее с одного конца, но это не последняя правда о мире, пока в нём живы вера и любовь.

     Картины пишут красками на полотнах. Но само полотно — это, прежде всего, переплетение множества нитей, ткань, которая явилась результатом переплетения и единения многих путей, судеб, устремлений и движений. Об этом Светлана пишет, если внимательно читать ее тексты.

Полотно

 

Вся соткана из жизни нитей:

я—полотно, влекомое другими

себе на плечи.

 

Рвут меня и режут,

кроят надежды

паруса

и парашюты.

 

Я—плед домашний,

свитер на любимом…

 

Я—полотно,

сплетённое из зовов,

людских стремлений,

жажд,

любовей:

 

ткань, что подарена

невесте к свадьбе

на платье.

 

29 октября 2014

     «Что значит любить кого-либо? Значит желать ему блага и делать его, когда возможно», — будто бы подтверждает стремление поэта святитель Димитрий Ростовский. Но для благих дел полотно нужно разрезать, раскроить, причинив ему боль. «Жажда — встреча— жертва — боль —  любовь» — вот тот вектор,  направление, которому безошибочно следует поэт-художник Светлана Коппел-Ковтун.

 

Свету —свет

 

То, что светит, может погаснуть и перестать светить.

То, что греет, может перестать греть.

Всё, что есть, может перестать быть.

И только мёртвое останется мёртвым.

И только холодное останется холодным,

пока его не согреют.

 

Свет тоже бывает разным:

тёплым и холодным,

живым и мёртвым.

Мёртвым светом никого не согреешь,

а живой свет—всегда тёплый.

Мёртвый свет не живёт в сердце,

он—отражение чужого света.

Отражается то, что не проникает внутрь.

 

Холодный блеск хуже темноты:

к нему тянутся продрогшие

и замерзают насмерть.

Пока живой свет не воскресит их.

 

И тогда те, кто принимает свет,—

оживают,

а те, кто отражает,—

умирают.

 

Вторая смерть—хуже первой:

те, в ком свет,—согреваются,

те, кто не впустил в себя свет,

но скрылся под ним ради темноты,

остывают навеки.

 

Свету свет достаётся,

и тёплый—согревается.

 

Оживает—живое…

 

5 февраля 2013

    

     Смерть противоестественна всему живому. Часто мы отмахиваемся от подобных мыслей, они нас пугают. Хирург, исцеляющий больного, берет скальпель и вскрывает беспокоящий гнойник. Скальпель страшен в его руках, но именно он приносит исцеление. Светлана, подобно опытному хирургу, скальпелем своих строк вскрывает тишину болезненного молчания о смерти и не только физической, но и духовной. «Всё, что есть, может перестать быть» — когда мы понимаем это, то начинаем жить по-другому. «Мёртвым светом никого не согреешь,//а живой свет — всегда тёплый», — противостояние добра и зла будут вечны в этом мире. «… Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей»3, — подтверждает в исповеди своего сердца известный герой Достоевского Дмитрий Карамазов. «И тогда те, кто принимает свет, —//оживают, //а те, кто отражает,—//умирают», — выбор остаётся за человеком. И этот выбор может снова причинить боль. Слова Христа неизменны и всегда актуальны: «Если Меня гнали, будут гнать и вас» (Ин.15:20) и «Все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы» ( 2 Тим. 3:12), — говорит апостол Павел. Но что удивительно, христианин находит в себе силы болеть при этом не только и, быть может, не столько за себя, сколько за ближнего.

Боль

Боль велика—прибивает к земле:

пылью лежу и рыдаю навзрыд.

Боже, зачем и за что это мне,

разве судьба моя—горя транзит?

 

Ток электрический дрожью по телу

мечется: боль атакует опять.

Пыль собирается в тело несмело,

чтобы кого-то собой заслонять.

 

6 мая 2017

 

     Ницше однажды сказал: «То, что не убивает нас, делает нас сильнее». Это так, но как трудно собирать эту силу по крупицам, что ни крупица, то боль. Порой своей пронзительностью она заглушает всё вокруг, ослепляет. Мы даже сквозь неё не видим другого человека, хотящего помочь нам или того, кто нуждается в нашей помощи. А здесь читаем: «Пыль собирается в тело несмело,//чтобы кого-то собой заслонять». Ставший пылью находит силу собраться не для защиты себя, а для защиты другого. Как гласит Книга Иова: «Человек рождается на страдание, как искры, чтоб устремляться вверх» (Книга Иова, 5:7). Мы обязательно поднимемся вверх, пережив страдания, так глина, обожжённая огнём, становится прочнее. И сможем понимать то, что прежде казалось недоступным. Будто бы соглашаясь с этим,  художник творит следующее полотно, написанное в праздник Благовещения Пресвятой Богородицы:

 

Мои слова не знают суеты…

 

Мои слова не знают суеты,

молчанье говорит во мне словами.

Я слышу в них мечтание святых,

и вижу свет у них над головами.

Потерянный найдёт своё крыло—

две радуги мне только что сказали:

творение Творца приобрело,

и вертикальное сойдёт в горизонтали.

Дорога в свет—сошествие основ,

плоды встречают корневище рая.

Мир не взыскует принятых даров,

хоть каждый встречный жаждой измеряем.

Обещанное чудом может быть—

ответ небес всегда парадоксален.

Смиряют небом неземную прыть:

зов, как слова внутри, ортодоксален.

 

7 апреля 2018

 

     Здесь мы опять встречаемся с одним из излюбленных образов Коппел-Ковтун — светом. В одном из толкований Даль трактует это слово как Истину, Евангелие, свет веры. Если в стихотворении «Свету-свет» поэт представляет нам свет, как отблеск высшего мира, ассоциирующимся со стороной добра, то здесь автор показывает дорожку к этому Горнему миру: «Мои слова не знают суеты, //молчанье говорит во мне словами. //Я слышу в них мечтание святых, //и вижу свет у них над головами». Мы понимаем к чему вела нас боль: «Потерянный найдёт своё крыло», «творение Творца приобрело», «Дорога в свет — сошествие основ, //плоды встречают корневище рая». Но неброский небесный свет неприметен в соблазнах неоновых реклам: «Мир не взыскует принятых даров, //хоть каждый встречный жаждой измеряем». Однако тоска по утраченному раю, небесный зов продолжает звучать, вопреки всему, в душе каждого: «зов, как слова внутри, ортодоксален».

    

     Художник-поэт продолжает рисовать на своих полотнах. Сюжеты картин единой историей плавно перетекают один в другой, словно разворачивая перед нами ход действий. Люди не только не слышат небесного зова, они даже не видят друг друга.

 

Ты смотришь, чтобы не видеть

 

Глаза твои—плен и тлен,

глаза твои, рассекающая тоска,

но ты не видишь этого.

Вынимая рыбу из воды,

ты думаешь: как странно она дышит.

Нет, она задыхается!

Ты вынимаешь душу из тела

и мнишь, что знаешь жизнь.

Не смотри на меня такими глазами,

я задыхаюсь… Всё равно

ты смотришь, чтобы не видеть.

 

18 апреля 2017

 

     Что же нам делать? Не слышим, не видим, не знаем куда идти. В древние времена, чтобы привести людей к Истине Бог посылал на Землю пророков. Но время шло, скользила вперёд история, люди становились циничнее и черствее. Пророки перестали проповедовать на площадях больших городов. В наши дни их бы просто приняли за сумасшедших. Но они не ушли в небытие, а превратились в поэтов. И уже не с площадей, а с белых шуршащих страниц льётся их проповедь. Может быть теперь, услышат?

 

О поэте

 

Не разгадывать, как ребус—

пить горстями, пить с ладоней;

есть, как высшую потребность—

жизни хлеб. На медальоне

не носить—любить живого

в строчках, в тайнах…

И в гортани: вкус любить

того иного, рокового и простого—

скоро ведь его не станет.

 

17 августа 2016

 

     Как и пророков, поэтов томит тоска о потерянном Рае, несмотря на все перипетии современности.

 

Душа устала…

 

Жить с неохотой, но, конечно, жить,

чтоб радовать друзей и злить врагов.

Душа устала, жаждет небо пить

из кружки, как в простуду молоко.

Налей мне, друг, горячею рукой,

растущею из сердца, как из неба;

пришла к тебе с небесною тоской:

дай мне сегодня молока и хлеба,

и счастья чуточку, затеплить чтоб свечу

любви и жизни, чтоб не выть от горя.

С тобою рядом я опять свечусь

и поминаю умерших героев.

Небесное животворит, зовёт:

мне нужно небо, небо, только небо!

Земное нынче беспощадно бьёт

злой глупостью и адом ширпотреба.

 

21 апреля 2014

 

     Нам иногда кажется, что поэты – это посланники других миров, по воле Рока оказавшиеся на нашей неспокойной, погрязшей в войнах Земле. Но оказывается – они такие же люди, живущие бок о бок с нами. Умеющие радоваться и злиться, и уставать от суеты несущегося в неведомое мира. Им, так же, как и нам, не хватает рядом родной души, которая в простуду протянет кружку тёплого молока и одарит надеждой на счастье. Но все это нужно поэту не для удовлетворения собственного эгоизма, а для разжигания свечи «любви и жизни» и поминовения умерших героев. Только молитва о живых и умерших соединяет нас с будущим и прошлым, не даёт забыть прошлых героев и озаряет светом будущий путь. Человеку нужна земля с её глупостью и ширпотребом, а поэту, как и древним пророкам, — «небо, только небо»!

     Говорят, свт. Иоанну Златоусту принадлежит мысль: «Твоё только то, что ты отдал другим». Эти, наполненные христианской любовью слова перекликаются со страницами дневника нашего автора. Они обращают на себя внимание во 2-ом разделе книги «Луч посреди пружин»: «Пустыня человеческого сердца образуется не там, где мало дано человеку, а, наоборот, где сам человек мало отдаёт из того, что ему дано». Поэт-художник Светлана Коппел-Ковтун не боится отдавать, даже когда её не слышат и не понимают. Она идёт вперёд, чтобы поделиться с читателем частичкой своей любви. И эта любовь держит её на плаву в бушующем море мирской суеты.

 

Стебелёк

 

Дрожит на ветру от любви стебелёк —

он жалостью к ветру согреться не смог:

он жалостью к миру и жив, и распят,

и тем тормозится вселенной распад.

 

4 декабря 2016

 

 

 

 

 

avatar

Об Авторе: Елена Самкова

Елена Самкова (р. 1987г) – творческий псевдоним Попковой Елены Львовны. Художественный переводчик, поэт, критик. Родилась и живет в г. Ногинск (Моск. обл.). Член литературного клуба «Мир внутри слова» МСНК (Международного Союза Немецкой Культуры, г. Москва). Лауреат Президентской премии и областного литературного конкурса им. Патриарха Пимена. Публиковалась в журналах: «Юность»(Москва,2008), «Кольцо А»(Москва,2012), литературно-художественном журнале "Гостиная" (США,2017); интернет-журнале «Артбухта»; альманахах: «Всенародная поэзия России»(Москва,2008), «Молодые голоса»(Москва,2011), «Звезда полей 2011»(Москва,2011), «Поэзия»(Москва,2013); антологии «Неопавшие листья»(Москва,2009), а так же в «EX LIBRIS» — литературном приложении к «Независимой газете»(Москва,2014) и газете «Берлюковское Слово», сборнике литературной критики «Целились и попали»(Москва,2016) . Участник 12-го совещания молодых литераторов Союза Писателей Москвы (2012г.). Переводы вошли в книгу стихов Виктора Шнитке «Я в странствиях души был чужаком»(Москва,2013). Автор сборника стихов и переводов "Осколки вечности"(2016).

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Иеромонах Роман. Внимая Божьему веленью. Стихи. Духовные песнопения. – Мн.: Белорусский Экзархат, 2005. – 544с. («Страх Господень – авва воздержания…» – 245с.)
  2. Томас Гарди. Тэсс из рода д’Эрбервиллей. ISBN: 9785444447697. Издательство: Вече, Издательство, ЗАО, 2016-480с
  3. Достоевский Ф. Братья Карамазовы. ISBN: 9785699964109. Русская классика, Издательство Э, 2017-800с

Оставьте комментарий

MENUMENU