RSS RSS

МАРК АЗОВ ● ОНА И ОН ● ПРОЗА

image_printПросмотр на белом фоне

«Размеры Вселенной были  в десять раз меньше нынешних, и вещество
прозябало в полной темноте – первые галактики только-только разгорались. 
Именно они положили конец продолжавшейся полмиллиарда лет тьме
и стали началом знакомого нам мира, пронизанного светом со всех концов
небесной сферы» 
                                                                             (Ученые говорят)

ОНА. Неправда, что у него нет лица. Просто его никто не видел. Я никогда не забуду эти фиалковые глаза, которые смотрели на меня, а жили отдельно. Его пальцы лепили меня из кости. При каждом прикосновении кость становилась податливой и пластичной , наполнялась прозрачностью, пронизанной сетью пугливых прожилок. Пальцы уже ваяли мою шею, а глаза смотрели мимо уха, которое стало невыносимо горячим от его дыхания. Неужели он не чувствует, что происходит со мной, когда под его пальцами набрякли груди и пробудились соски. Они побежали дальше…Погоди! Дай мне опять улететь в сладкую пропасть!…Неужели ты не видишь, что творишь?

ОН. Я думал, прекраснее Первого уже не получится. Но эта Вторая превзошла мои ожидания. Стоит прикоснуться, и она расцветает под руками. Нет, не расцветает, а обжигает…Ну, зачем ты так дышишь, милая? Если твое дыхание еще раз прервется, я захочу умереть с тобою вместе.

ОНА. Ты бог.

ОН. Как ты сказала?

ОНА. Ты мой бог!

ОН. А ты думала, хирург?…Ну не падай, пожалуйста.

ОНА. Ноги не держат.

ОН. Такие крепкие ноги? Точеные ляжки. Железные икры. Арка стопы – сон архитектора будущих времен.

ОНА. Обними меня. Я хочу жить у тебя под мышкой.

ОН. Что я делаю? Я обнимаю ее, а необъятная Вселенная так и осталась не объятой. Да и черт с ней! Мы вдвоем падаем в бездну среди черных звезд, и нам нет до них дела.

ОНА . Вот так, крепче, еще крепче, раздави меня.

ОН. Я так и сделаю, я раздавлю тебя!

ОНА. А-а-а !…Ты раздавил меня, и вот, я, наконец, живая. Где мы?…

ОН. В раю.

ОНА. А почему темно?

ОН. Разве ты меня не видишь?

ОНА. Только тебя. Твои фиалковые глаза.

ОН. А я твои яростные зрачки, расширенные до взрыва сверхновой. Но мне нельзя было это видеть так.

ОНА. Почему? Ну почему?

ОН. Сказать ей? Нет, невозможно. Она этого не вынесет, и я ее потеряю.

ОНА. Унеси меня, потихоньку, не зажигая света. Я чувствую – тут кто-то есть.

ОН. Как она может это чувствовать?

ОНА. Я не чувствую, я терзаюсь! Ты был здесь до меня неизмеримо долго… За тобой тянется целая жизнь, а я только что вырисовалась из ничего. .Не я первая.

ОН. Ты единственная! Я способен сотворить женщину совершеннее тебя: с жемчужной головкой на возвышенной шее, с мраморными храмами грудей, с идеально выпуклым щитом живота и свободным резлетом бедер, с ногами, бесконечно ниспадающими с высот, и кожей подобной бледно-розовому рассвету , либо цвету луны, а можно – черного дерева… Но я не стану этого делать, чтоб не потерять тебя, потому что ты и раба моя. и царица!

ОНА. Да я, наверно, не лучше других, но я родилась при свете твоих фиалковых глаз , заснула у тебя под мышкой и боюсь просыпаться. А вдруг все размоется , станет серым, как жизнь.

ОН. Откуда ты знаешь про жизнь?

ОНА.Я знаю все, что ты думаешь. Ведь ты во мне. Унеси меня отсюда. Мы должны остаться одни, иначе все кончится.

ОН. Какая ты легкая!

ОНА. Это я взлетаю.

ОН. А что щекочет мне грудь?.

ОНА. Мои ресницы.

ОН. Люди! Если на кого-то из вас обрушится такая любовь, берите на руки и несите куда глаза глядят, пока не упадете вместе. Второго раза не будет!..

(и вдруг).

ОНА. Что это?! Я не хочу этого видеть! Оно ужасно!

ОН. Ну что ты, милая? Это всего лишь свет. Вселенная должна была зажечься когда-то. Видишь, сколько звезд? Выпали звездные ливни.

ОНА. Но почему сейчас? Я не хочу сейчас!.

ОН. Но ты сама виновата. Вернее, мы оба. Какая тьма может выдержать такую любовь?!…

ОНА. Ну почему я не любила его чуть меньше?! Мы бы не высекли огонь из тьмы. И наш сладкий обман продолжался. А так…Открылось, что мы не одни. Рядом лежал человек, то ли еще не до конца сотворенный, то ли убитый. В боку была рана, стянутая и зашитая.

Кто это?

ОН. Твой муж. Он пока под наркозом.

ОНА . Муж?.. А разве не ты мой муж?

ОН. Я твой бог. Ты же сама сказала. Я сделал тебя из его ребра, ты плоть от плоти его, и кость от его кости. И сказал, что оставит он отца и мать своих и прилепится к жене своей, и станете вы вновь единой плотью…И в муках ты будешь рожать детей ему, и будет к нему влечение твое, и будет он властвовать над тобою.

ОНА. Не хочу!

ОН. Я тоже уже не хочу. Все во мне кричит «не хочу!» И звезды сбиваются со своих путей от этого моего крика… Но я все-таки Творец, а не подлец.. Я искренне хотел добра своему творению Я сказал: «Нехорошо человеку быть одному», – и он согласился на операцию, и я навел на него глубокий сон, и взял из его тела тебя… А, выходит, пока он спал, я его обманул, и из окровавленной кости его сотворил женщину для себя.

ОНА. Я люблю только тебя.

ОН.. А я люблю не только тебя, но и свою работу. Этого ты не поймешь, потому что ты женщина. Но вообрази, жизнь моя, что у тебя уже есть дети. Разве ты предашь своих детей ради самой сладкой, отчаянной, безумной любви? Ты их оставишь не рожденными?

ОНА. Не знаю.

ОН. Но я-то знаю. Я сам сделал так, что детей твоих и детей от детей твоих, и внуков от внуков ваших станет, как звезд в пространстве. созвездиями станут города, а страны галактиками. На то, чтобы только толкнуть, запустить этот механизм, мне понадобилось вечность.

ОНА. И она легла между нами, твоя проклятая вечность.

ОН. Но тебя не было, я был один, и, огласись, я не мог оставаться один навечно. Это невыносимо.

ОНА. Бедный, мой бедный бог!…Ты уже не один, я рядом. Вот она я, смотри же, открой свои фиалковые глаза!

ОН. Какие глаза? Ты их выдумала. У меня нет облика.

ОНА. Ладно. Не надо. Лишь бы ты любил меня.

ОН. Ну зачем ты так?.. А разве я тебя не люблю? Я даже плачу, я тоже плачу, впервые за всю мою вечность, отдавая тебя чужому человеку. Но я уже не могу , не имею права, остановить жизнь, обещанную твоим детям, лишить их единственной радости – жить. Я сам нашел тебе мужа, сам назначил тебя матерью. Как от меня разбегаются звездные миры в радужном шаре вселенной, так от тебя будет разливаться по планете род человеческий.

ОНА. Когда твой радужный шар раздуется до невозможности и лопнет вместе с моим родом человеческим, ты пожалеешь.

ОН. Уже пожалел.

худ. Ирина Френкель

худ. Ирина Френкель

avatar

Об Авторе: Марк Азов

Писатель (драматург, прозаик, поэт, сценарист), сатирик и юморист. Член союзов писателей Москвы и Израиля, председатель северного (Галилейского) отделения Союза русскоязычных писателей Израиля. Руководитель литературного объединения "Галилея ", главный редактор журнала "Галилея", основатель, автор и актер театра “Галилея”. Автор произведений для Аркадия Рай-кина (в том числе, наиболее популярные: “Коликчество – какчество”, “Пирикур” “Басни с прописными моралями” (“Медведь сел на ежа” и др., вошедшие в книжки “Точки над i” и “Плоский купол” – совместно с В.Тихвинским). Пьесы – в театрах Москвы, Санкт-Петербурга, других городов бывшего СССР и за рубежом. Сценарии фильмов (в том числе последний фильм Марка Донского). Песни для театра и кино на музыку М. Дунаевского, А.Флярковского, А.Журбина и др. Рассказы о войне, лирико–философская и фантастическая проза, повес-ти, драмы на исторические и библейские темы во вошли в книги “ Га-лактика в брикетах” и «Смех и проза, и любовь», «И обрушатся горы» (серия «Новая классика»). Публикуется в «Иерусалимском журнале», а также в России, Америке, Канаде… Лауреат премии Тарбут.ру (Культу-ра) Израиль. Участник 2-й Мировой войны. Живет в Нацрат-Илите (Верхнем Назарете).

2 Responses to “МАРК АЗОВ ● ОНА И ОН ● ПРОЗА”

  1. avatar Борис Кушнер says:

    Марк Азов – огромный талант. Им единоручно создан по существу новый жанр – лирико-теологической поэмы в прозе. Удивительная глубина, поразительное печальное тепло. Печальное, ибо Творцу расставаться с творением, пускать его в свободное плавание и светло и горько. Спасибо, Марк!

  2. avatar Давид Гарбар says:

    Танахические мидраши Марка Яковлевича Азова – целый мир замечательных историй – тонких, нежных, прозрачных.
    В то же время по библейскому мощных, мудрых.
    И, как это присуще мудрости, грустных.
    Спасибо Вам, дорогой Марк Яковлевич.
    Дай Вам Б-г здоровья и сил.
    И новых мидрашей, конечно.

Оставьте комментарий

MENUMENU