RSS RSS

АНАТОЛИЙ ГЛУЩАК ● СТИХИ В ПЕРЕВОДАХ ВЕРЫ ЗУБАРЕВОЙ

image_printПросмотр на белом фоне

АНАТОЛИЙ ГЛУЩАК

                           Тарасу Федюку

Печаль и гнев. Печаль и гнев, –
Недуг страстей всегда греховен.
Но жизнь была б неполнокровной,
Когда б отсечь я их сумел.

Застило свет. Нехватка слов.
Слезы ожог, зубовный скрежет…
Покой и тот души не тешит,
Судьбу он надвое рассёк.

В единстве разум и душа.
Благоразумие ж и сердце
В одной упряжке тянут врозь.

Взметнулась всполохом межа!..
Печаль дана, чтоб развиднелось,
Гнев – прожигает всё насквозь.

ЗОРЕПАД

Текут небеса, как вода,
И фыркает месяц с пригорка.
Кому-то сияет звезда,
А с кем-то прощается зорька.

Избранья обряд-лиходей –
Кто в гуще созвездий, кто с краю…
…За что из всех прочих людей
Зарница тебя выбирает?

Зари всеочистная ясь,
Пульсация речи надмирной.
И в сердце слеза занялась –
Как таинство, невозмутима.

Рассыпан алмазный овес
С лихвою по горнему полю.
Загадка и чудо чудес –
Заря над тернистой юдолью.

И взглядом, направленным ввысь,
К серебряно-пурпурной книге,
Покайся в тиши, помолись,
Оплачь на раменах вериги.

И небо покинула хмарь,
И ночи наполнена чаша.
А ты – мира вечный звездарь –
Судьбу вопрошаешь на башне.

* * *
Прозрачно ткался снег
На грусти лепестка.
Меня нашёл твой смех
Сквозь терен и года.
Коснулись руки рук
Сквозь стены и сады.
В оазисах разлук
Рассыпалось:
– «Найди!..»

     

СЕТОВАНИЯ

Молчат, не найдены, слова,
Безмолвствуют стихи напропалую.
А мудрость,
Неуклюжая сова,
Глазами хлопает…
Вот так зимую.

     

СКРИПКА НАСЛЕДИЙ

Опять эта скрипка. Ей вновь очаровывать душу,
И вновь возвращать, что уже и не грезилось нам.
По водам бездольным нести нас на твёрдую сушу,
По боли пожарищ направить нас в солнечный храм.

Опять эта скрипка. Моё неутешное диво:
Она достигает и чистых, и тёмных сердец.
И будни осветит. Про совесть расскажет правдиво.
И к каждому нимбу прицепит терновый венец.

Вот скрипка так скрипка! Пожалуй, одна во всём свете.
(Порвались другие – осталась лишь эта струна).
Себе заповедует в музыке жизней бессмертье,
Людских полифоний достигнув вершины и дна.

Молчит уже скрипка. Косица из жиденьких струнок…
Сиротски пустая та новая папка для нот.
Дождём золотым возвращается эхо подлунных
Громов, что хрипят отголоском небесных высот…

 

ТАЙНА

Море вновь задаёт нам с усмешкой загадки…
И сквозь сон ощущаю волн размеренный ритм.
Словно это судьба листает украдкой
Книгу жизни, в которой ты неповторим.

 

СОНЕТ ЛЕТА – УЖЕ БЕЗ МАТЕРИ

Как вчера – и рассвет, и перезва.
Свет – соборность несёт небесам.
Первый луч – первый  голос небесный.
Отдан щебет вторым голосам.

И душа – словно ключ родниковый,
И прозрачен печали прелюд.
Всё. Без маминого омофора
Покаянно на рясте стою.

Донесут ли небесные струи
Птиц весёлых, земных аллилуйю
К слуху матери в царстве зимы?

И укажут дорогу ли к храму,
К отпущенью сиротского срама
Перед Богом и перед людьми?

 

В ЯБЛОНЕВОМ САДУ

Копаем: голый сад угас.
В листве осенней греем руки.
Тревога или тень разлуки
Молчком сопровождает нас.
Перекопаем до межи,
Зажжем там листья, чтобы тлели,
Чтоб в дымке, словно в колыбели,
Качались мерно две души.
След самолета ищет взгляд.
И каркает в яру ворона
То старчески, то забубённо…
Гул в облаках идет на спад.
Все, что осталось – горсть золы.
Но полно горевать, родная:
Ждет нас озябших яблонь стая…
– А помнишь, как они цвели!

     

МОЛИТВА

Сблизятся все расстоянья
В скорбном житейском чаду,
Ворон голубкою станет…
Я тебя жду.

Воспоминанья борзыми
Мчатся в полночном бреду…
Свет опостылел отныне-
Так тебя жду.

Мне ожидания кара
Писана на роду.
Знаю, что мы не пара,
Но в одиночестве жду.

Только за тень возле двери
Вытерплю боль и нужду.
Как укрепившийся в вере –
Так тебя жду.

И в ожиданье бессмертье…
Нынче ли, в новом году
Или в грядущем столетье –
Я тебя жду.

 

* * *

«Ты вспоминаешь обо мне?»
…И дождь! – внезапный, безутешный,
Как смысл вопроса (чистый, грешный?),
Как росчерк молний в вышине.

Так обнажиться может мгла
Под молнией—бесстыдно-смело,
Так ты – не божество, а Ева
И плоть, и голоса сплела.

…Разлуку давнюю кляня,
Глядел я, как светлели струи,
Творя рассвету аллилуйю…
«А не забудешь ты – меня?!»

 

* * *

Любви у кого научиться:
У ветра, у звезд, у огня?
…И ангельским луком ключицы
Ты в плен захватила меня.

Бряцало доспехами войско-
Напрасный людской пересуд.
Спасали – рассвета полоска
И ночи бессонный приют.

И жертвенен дар сопричастья,
И страсти божественна суть,
И вечно дикарское счастье –
Ключица, две родинки, грудь…

 

* * *

Ты стремительна.
            Жестов дерзка угловатость.
Да к тому же по-детски 
             лучатся сегменты ключиц.
Ты послушайся ту,
           от которой и снов не упрятать,
А не то, что годов,
           встрепенувшихся стайкою птиц.

В облюбованный ад—
            ты безгрешно стремишься
                                               в то пламя,
Где рождается феникс,
           что женщиной здесь наречен.
Отвергаешь все страхи,
           такие смешные терзанья,
И «люблю» как «стерплю»
           полыхает сквозь толщу времен.

От голубки, от ласточки—
          к фениксу, к вечности, к тайне,
Словно солнце в зенит,
          подняться хочешь за час.
Нет, останься звездой—
         парящей, как птица, но дальней,
Не сгоревшей на радость
         желаньям, терзающим нас.

avatar

Об Авторе:

Редакция журнала "Гостиная"

Оставьте комментарий

MENUMENU