ПУШКИН В БРИТАНИИ – 2009

ВСТУПИТЕЛЬНОЕ СЛОВО К ВЫПУСКУ

НЕМНОГО ПУШКИНА В ХОЛОДНОМ ЛОНДОНЕ*

Заметки Дипломированного Пародиста о фестивале «Пушкин в Британии – 2009»

МНЕНИЯ РАЗДЕЛИЛИСЬ

Вера Зубарева

Любовь к юмору – это у меня от мамы. Одессы, то есть. До Пушкинского  фестиваля в Лондоне мне за это частенько доставалось, а на фестивале – там все с таким юмором прекрасным были! Евгений Сидоров, например, первым задал тон. «Русский поэт», – говорил он на заседании в одном засекреченном от англичан месте, «должен быть пьяненький, плохо одетый и не очень умный. Тогда это наш, родной». Иными словами, в поэте всё должно быть немного перекошено – и лицо, и одежда, и мысли. Но не душа! Душа при этом как раз получится такой, как нужно. Ну и нахохоталась же я, глядя на себя в зеркало, уже в гостинице! «Над кем смеёшься», – фыркало зеркало…

А вот замечательный Борис Носик как раз ничего не имел против прилично одетых поэтов. Видать соскучился по интеллигенции там у себя в глухой Шампании. Он написал вот такую эпиграммку:

 

Борис Носик

Открытие Конкурса

                                              Всем, кто o Байроне-то знает понаслышке,
O Пушкине поведал сам Борушко…
Рифмующие съехались мальчишки
И крайне симпатичные барушки.

Так что мнения разделились…

 

«ЛОНДОНСКИЙ» В ОДЕССЕ

Ну вот. А Пушкину о Лондоне было известно ещё в позапрошлом столетии, когда прохаживаясь по Приморскому бульвару, «как дэнди лондонский одет», сочинял он в уме что-то из «Онегина», а вслед ему доносилось: «Подумаешь, Пушкин ещё тут нашёлся!»

Олег Борушко

Ваше Высоко-Остроумие, Господин Александр Сергеевич! По правде и честно – Вы ближе духу одессита, чем, например, альбионца. И юмор Ваш, и нос Ваш, и смуглый цвет лица, не говоря уже об этих курчавых волосах и искромётном темпераменте – всё, всё говорит в нашу пользу! И зачем Вы испугались конкуренции и уехали из Одессы?

london_vid3 В Лондоне Пушкина цитируют не на шутку. Вокруг него выстраивают целое культурное событие, и надо сказать, делается это на довольно высоком уровне. И всё благодаря Борушко (Пусть всегда будет Пушкин/Лондон, конкурс, Борушко!). Он мудрый как Соломон, Борушко.  И семья у него замечательная, и организаторские способности дивные, и Пушкин хорошо у него идёт по сезонам: летний – лондонский, а бархатный – одесский с заходом в ресторан «Лондонский».

Тот, кто однажды приехал на пушкинский фестиваль, увозит больше, чем диплом, награду или сувенир. Лондон – это кладезь впечатлений. Жизнь русского Лондона непохожа на жизнь русского Нью-Йорка или Филадельфии. Это совершенно другая атмосфера – не лучше и не хуже американской, но существенно отличающаяся, даже по количеству присутствующих в зале слушателей, которые подходят, пожимают руки, и говорят самые желанные – что скрывать? – для любого пишущего слова. Спасибо, спасибо, спасибо!

 

                                                                                         ВПЕЧАТЛЕНИЯ

London-StGiles-ChurchПервое впечатление о Лондоне: быстрорастущее русскоязычное население бережно сохраняет английскую культуру для своих потомков. «И назовёт меня всяк сущий в ней язык», – завещал Пушкин. И Россия ширится, выплёскивается из берегов, размывает границы, и вот уже произносят его имя и альбионцы, которые Шекспира всё ещё читают по своим английским подстрочникам. Ну, ничего, уже дети их точно будут его по-русски цитировать.

Русскоязычие исходит и от улиц, и от скверов, и даже от птиц. Ухо улавливает русскую напевность отовсюду. Она вплетается в общий фон города, и в его тон, и даже внешний вид. Это не отрывистое стаккато, которое взрывает воздух на Брайтоне в стольном граде Нью-Йорке, своей зычностью и бойкостью соперничая с гортанной какофонией чаек. Это и не гоготание Киевской Руси в нашей дыревне Филадельфии. Лондонская русская речь плавная, как речная волна, как воспоминание о чём-то прочитанном в детстве и не черноморском. Невольно думается – а как чувствовала себя Ахматова, рождённая на Большом Фонтане, и бежавшая от вольного моря к монументальности питерской?

 

 

                                                                               АЛЬБИОН И АПОЛЛОН

 

фото Веры Зубаревой

Лондон тоже монументален. И одновременно динамичен. Такое редко встречается, ибо монументальность тяготеет к статике. А тут боренье солнца и дождя, как шахматные блицы с моментальными поочерёдными победами-поражениями то воды, то света. Только успевай выставлять зонт-щит от этих меченосных струй! Об этом хочется в стихах.

День рассеян и странен, как гений
На пороге грядущих идей.
Перепады его настроений
Изменяют лицо площадей.
Многолюдно и тут же пустынно.
Мир – сплошная арена дождя.
Чей-то зонтик повален на спину
И уносится, будто ладья.
Всё подвластно безудержным струям,
Мчатся лестницы и парапет.
Проблеск солнца почти что безумен,
И тем ярче в мозгу его след.
Славен выплеск свободных фантазий,
Бунт ума, отменившего мзду,
Перед новым рождением связей
И стремленьем творить красоту.
(В.З.)

И смысл города меняется в новом освещении, и двухмерность за занавесом тумана вдруг прорывается в многомерность солнечных вспышек, как будто Аполлон пушкинский коснулся его своими золотыми стрелами. Это же отражено и в «Евгении Онегине», где Пушкин непосредственно и навеки связывает своего Альбиона с лирой Аполлона:

 

 

Адриатические волны …
Услышу ваш волшебный глас!
Он свят для внуков Аполлона;
По гордой лире Альбиона
Он мне знаком, он мне родной.

 

 

 

 

 

 

 

Так что, несмотря на своё трудное одесское прошлое, Пушкин – не баламут какой-то с Молдаванки[1]. Он – от Аполлона, и вся его поэзия сплошь аполлоническая атрибутика. Там у него на каждом слове – Аполлон да лира да муза (как на известном портрете Кипренского, помните?). Ну, за исключением эпиграмм, конечно, всяких нецензурных…

Поэтому наша конкурсная строчка «Моря достались Альбиону» для меня связана не с географическим пространством, а пушкинским мифотворчеством. И если одесский Пушкин прогуливался по бульвару, то Лондонский – по лире Альбиона. Вдруг даже подумалось, что настоящая пушкинская награда должна быть не в форме монаршей короны, а лаврового венка.  Эти два символа никогда ведь не дружили у Пушкина, и обязывают они творца к совершенно разным вещам…

                                                                               

СУДНЫЙ ДЕНЬ

 Solomon-Borushko

На конкурсе первым наградили Мишу Юдовского, но третьей премией. Здесь явно перепутали последовательность: его должны были бы наградить третьим по счёту, но первой премией. Бывает. Будьте снисходительны! Кто не ошибался, пусть бросит в жюри камень.

Skazka_o_poteryannom_vremeni_juri

Момент объявления очередного победителя был обставлен как искусный   психологический эксперимент. Впечатление, что устроители насмотрелись перед этим  American Idol. С плохо скрываемым любопытством члены Большого Жюри вглядывались в непроизвольно потеющие лица поэтов, и отрадно было осознавать, что ничто человеческое божественному БЖ не чуждо. Чем-то они напоминали тех детей, превращённых во взрослых, из «Сказки о потерянном времени». Так и хотелось им сказать: «У, проказники!»

Из всех из них только Борис Носик не был превращённым. Он вообще в зале хотел сидеть, а не на сцене, я ему даже место рядом с собой придержала. А он мне за это посвятил вот такие строчки:

Жалоба  турка<Digimax S600 / Kenox S600 / Digimax Cyber 630>

Зачем-то сдали Пенсильвании
Одессы гордость и красу…
И вот сижу в глухой Шампании
И лапу старую сосу.

После вручения премии Юдовскому, поэты стали потеть ещё больше. В БЖ тоже возросло оживление. В кого из поэтов вглядывались, тому ничего и не давали. «Ракету мне! Ракету!», – лихорадочно бормотала Максимова. А Петрова троекратно заклинала: «Россия, Россия, Россия!».  Помогло.

Но дело всё равно не в этом, а в празднике – Празднике Встречи и Узнавания. Ну какая разница на каком конкурсе Байрона признают первым, а Пушкина вторым или наоборот? У каждого писателя – свой круг читателей и друзей, а литературе нужны разные голоса, и все эти голоса были представлены на конкурсе. Следуя библейскому мифу, Бог создал мир по принципу многообразия, и даже, когда прогневался и решил сгоряча устроить потоп, всё равно оставил и чистых, и нечистых (ни на кого не намекаю).

 

ПЛЕНИТЕЛЬНОЕ СЧАСТЬЕ

Дар поэтической иронии, изящной шутки – дар редкий.

Pushkin in Britainlaurel

Vera_Diploma_ParodyНесмотря на то, что МЖ (малое жюри) звучит не так литературно, как БЖ, и рождает смеш(ан)ные ассоциации, уровень гораздо солиднее. Никаких тебе тайных потираний ручек и тщетно скрываемых ухмылочек. Никаких детских апломбов. Сразу видно, что настоящие взрослые, а не превращённые. И к поэзии имеют гораздо больше отношения – сами и поэты, и критики. Не зря ведь Борушко объявил перед началом конкурса пародий, что короны – это всё пустяки, а вот кто конкурс пародий выиграет, тот, мол, настоящий поэт и есть. Знал про превращённых-то! А может, просто проговорился после нескольких тостов. Он хороший парень, свой. Но бывают и промашки.

Я, честно, вообще не собиралась участвовать, но поэт, как говорится, предполагает, а муза располагает. Прямо на коленях (прилагаю фото), за несколько минут до отплытия теплохода, на котором должен был проходить конкурс вольнодумцев, записала всё под музыну диктовку. Старик Державин только головой покачал. Бог простил. Сидоров хохотал. А МЖ отметило первой номинацией и выдало справку. Я их всех обнимаю.

А вот и пресловутые пародии, кому интересно. Они направлены не на автора, а на третье лицо. Голос пародируемого я использую в них как свою авторскую маску, как способ обращения к другому лицу. Меня прельстил экзотический голос Александра Бурбело, и я его обыграла при обращении к устроителю Пушкинского фестиваля Олегу Борушко. А иронические стихи Натальи Резник, получившей в этом году третий приз в конкурсе переводов, послужили поводом пофантазировать, как бы в её исполнении прозвучала конкурсная строка из «Евгения Онегина».

Ниже приводится отредактированный и дополненный текст пародии.

vera-working-parody

К ОЛЕГУ БОРУШКО УСТАМИ АВТОРА БЕССМЕРТНОЙ ЛИИ ЧАО

1. МОЁ ВОСХОДЯЩЕЕ СОЛНЦЕ О. БОРУШКО

«Блаженство смотреть на тебя…»
«Для меня ты –
Как маленький аттол на о-ве Фиджи,
Гитлера после войны приютивший.»

«Ты – как Сталинградский
Снайпер Зайцев Василий…»

«За что мне Бог подарил встречу с тобой?»

Александр Бурбело, из стихов о Лии Чао

Блаженство смотреть на тебя, О., Борушко!
Твой глаз – как жемч`уг,
Когда набиваешь обойму своих финалистов.

А сам ты – как нирван`а
На острове Фиджи,
Гитлера в слитке мозгов приютивший.

Прищурив жемч`уг свой алмазный,
Как снайпер Зайцев Василий
Сзываешь нас всех на «пристрелку»
У микрофона,
Чтобы уши твои золотые
Слушали,
Как скрипят наши нервы.

За что мне Бог подарил встречу с Тобой?

 

2. ХОЧУ БЫТЬ ТВОЕЙ КОРОЛЕВОЙ

«Твой сладкий-сладкий интеллект…»

«Хочу, чтобы стала ты королевой,
Если не в этой,
То обязательно в следующей
Жизни твоей девичьей.»

Александр Бурбело

Твой сладкий-сладкий интилллехт,
Затаивший в третьем глазу второе дыханье
До судного дня,
Когда выстроят всех нас в шеренгу,
И будем мы падать поодиночке
В эту канаву зала,
Чтобы стать королями в следующей жизни.
О., Чудный!
Чуднее тебя только Лия,
Которая – Ч-чао…

 

ОДНОСТИШЬЕ:
Пушкин устами Натальи (не Гончаровой)

«Моря достались Альбиону.»

А. С. Пушкин

«Три раза отдалась. Один – удачно.»

Наталья Резник, «Одностишья»

***
Моря отдались Альбиону…

Вера Зубарева, Филадельфия, 2009

___________________________________________________________