RSS RSS

МИХАИЛ ЭПШТЕЙН ● МОСКОВСКИЕ ТИПЫ: ОПЫТ ЛЕКСИЧЕСКОЙ ТИПОЛОГИИ

image_printПросмотр на белом фоне

МИХАИЛ ЭПШТЕЙН          С давних пор Москва – это  не только географическое название,  но и  категория мировоззрения и образа жизни.  Поступательная централизация всей общественной и культурной жизни в годы коммунистической власти,  растущее обособление центра и противопоставление его провинции (что связано и с административным режимом прописки) привели к возникновению особой московской культуры,  которая лишь отчасти напоминала  советскую культуру,  указывая и всей стране последующий путь к декоммунизации.

         Отличительная черта московской культуры  -  многоукладность.  Здесь сосуществуют и взаимодействуют культуры:  европейская и азиатская,  западническая и славянофильская, традиционная и авангардная, интеллигентская и простонародная, коренная и лимитная, "голубая" и "зеленая",  массовая и элитарная,  молодежная и пенсионерская… В соответствии с этим можно выделить несколько слоев или типов обитателей Москвы,  приспособив  для их обозначения разные по  своей семантической нагрузке  суффиксы. Все  московские урбонимы выделены жирным шрифтом, а примеры их употребления – курсивом.

москвИч, москвИчка  -   нейтральное обозначение географической принадлежности,  места прописки. Правда, для всей остальной, немосковской страны "москвич" – это название то ли особой национальности, то ли сословия, то ли профессии.

 

Мужские типы

московИт – москвич не по только месту жительства, но и по призванию, по убеждениям, по образу жизни; столичный житель от головы до ног. Обитатель не столько Москвы, сколько отдельного царства-государства Московии, отсюда и прозвание "московит". Любитель и знаток Москвы, ее древностей и преданий; ценитель московского образа жизни. Наслаждается  средой обитания, многолюдством, бурлением толп. Обжил Москву-Московию как культурный биоценоз и не может жить ни в каком другом месте, как рыба без воды.

Я про Москву мало знаю, хоть всю жизнь в ней и прожил, а вот ты поговори с Бурцевым – он настоящий московит.

московитЯнин [1] -  представитель московской глубинки,  тяготеющий к славянофильству,  к традиционным ценностям старой,  дореволюционной Москвы:  гостеприимству,  хлебосольству,  добродушному хамству,  снисходительному барству. Порою  это москвич в нескольких поколениях,  но часто  -  новоприбывший и потому перебарщивающий со своими московскими добродетелями.

Орехов принадлежал к числу тех редких москвичей, точнее, московитян, которые все еще с подозрением смотрят на Петербург, северную столицу, как на оплот иностранщины.

москОвец  -  московский западник,  внутренне ощущающий себя гостем Москвы,  чужестранцем,  вынужденным разделять бремя российского гражданства с жителями других городов и сел.  Он действительно причастен к здешним тусовкам и элитам,  но Москва  для него  -  лишь стартовая площадка для воспарения в иные сферы: асфальтовый пятачок Запада на российском бездорожье.

В постсоветское время эта категория расширяется. Сегодня  москОвец – это московский делец и купец, обживающий Москву вполне "конкретно", делающий бизнес в ней и посредством нее. "Москва" – это его предприятие, его доходное место. Любит использовать имя и символику Москвы в своих изделиях и товарных знаках.

Ты привык иметь дело с новгородцами, ярославцами, а этому москОвцу ты палец в рот не клади – разом откусит.

москвушник (ср. пэтэушник, домушник)  -  провинциал,  лимитчик, приезжий,   москвич в  нулевом поколении,  скользящий по верхам столичной культуры,  упоенный всеми внешними признаками столичности,  ее "блеском" (на фоне остальной "России во мгле"),  пытающийся пробиться в модные клубы и рестораны,  хватающий на лету новые "культурные" словечки,  осаждающий с ходу все прилавки,  встающий в хвост всех очередей,  хвастающий тем, что видел "знаменитых людей,  вот как я тебя",  называющий их уменьшительным именем  ("Володька", "Аллка").

Да какой он москвич,  он москвушник,  здесь без году неделя, потому и вид такой восторженно-неприкаянный.

москАль (южнорусское, украинское обозначение москвича и вообще россиянина) -   грубоватый,  бесцеремонный,  простодушный столичный хам; москвич-завоеватель, захватчик, тянущий руки к чужому; грубый и дерзкий душитель чужих свобод; угроза для ближнего зарубежья.  В отличие от москвушников  -  (полу)провинциалов,  хранящих благоговение перед столицей,  москали себя со столицей совершенно отождествляют;  и того,  что в провинции считается "порядочным тоном" и "столичной интеллигентностью",  совершенно не признают.  "Начхать",  "наплевать"  – таково их антиэкологическое отношение к московской среде, полнейшее равнодушие к правилам,  ограничивающим "вольную натуру".  Все в них размашисто и бескультурно,  локтями они  пользуются,  как никто,  виртуозно,  оттесняя других москвичей в магазинных очередях и  в автобусных скоплениях. Многие москвушники,  пообтершись,  становится москалями. В москалях наиболее резко выражена разница с "питерцами",  с их благовоспитанностью и чинностью,  отошедшей,  впрочем,  в мифическое прошлое.  Если московитяне являют собой Московскую Русь в преломлении славянофильских преданий,  облагораживающих легенд,  то москали -  ее грубую,  доподлинно "медвежью" натуру,  кичливо-провинциальную.

Москали до нас теперь не дотянутся, руки коротки, да и своих дел у них хватает, нефть разливать и доллары сгребать.

москвУн (ср. летун, бегун) -   тот, кто мелькает в Москве, часто заезжает или проезжает через Москву, быстро появляется и исчезает; московский гастролер, кочевник. Как спицы сливаются в быстром кружении, так и москвун производит впечатление оседлого москвича, хотя он только проносится через столицу по разным делам и поводам. Москвун  знает Москву мимоходом и мимоездом, действует набегом и налетом, берет ее наскоком и нахрапом.

Ко мне на днях забегал один москвун, не знаю, откуда он и куда, но раз в месяц обязательно здесь толчется.

москвичОк – юркий и бойкий москвич, хвататель всех ходких товаров, ныряльщик во все подворотни, пристройщик ко всем очередям, с острым нюхом и языком, жадный до впечатлений, ловкач и пролаза; слезам он не верит, но сам готов пустить слезу.

Подбегает ко мне москвичок и предлагает под ручку пройтись до ближайшего кафе, где обещает угостить всем, чем славится его хлебосольная столица.

московАн (ср. братан, друган, бандюган) -  московский  авторитет, не обязательно криминальный, но живущий по понятиям, представляющий какую-нибудь столичную тусовку или группу интересов;  крутой московский мужик, "бандит", занятый в каком-нибудь (полу)теневом бизнесе.

Меня тут познакомили с одним москованом, он может дать нам  крышу, если  мы перенесем дело в столицу.

арбАтник  (по названию Арбата, отреставрированного уголка старой Москвы) -  любитель или обитатель Арбата. У этого слова есть два исторически расходящихся разных значения. Первое относится к концу 1950-х – 1970-м гг., второе – к последующему периоду.

1. Ностальгирующий, сентиментальный москвич, любитель Арбата, Замоскворечья, поленовских двориков и булатовских романсов. Арбатники  -  это московские лирики,  психология и идеология которых лучше всего выражена песнями Булата Окуджавы (тогда как типы москалей и москвушников выведены в песнях Вл. Высоцкого). "Ах Арбат, мой Арбат, ты мое отечество". И дальше: "…Ты моя религия". В то время исчерпания "гражданской религии" марксизма и советизма начинается культ родных мест, малых родин, освященных памятью детства, судьбой поколения.  Арбатство было одним из первых таких  лирических культов (по образцу почитания римских домашних божеств – пенатов). Арбатники любят старую Москву,  часто употребляют  -  с горько-сладковатым привкусом на языке  -  дореволюционные названия улиц,  любят бродить в районах Пречистенки и Остоженки,  находят лирическую тонкость и в современных пейзажах,  с особым вкусом употребляют такие топонимы,  как "Нескучный сад", "Покровские ворота", "Преображенская застава", "Новодевичий монастырь". В отличие от московитов,  унаследовавших вкусы и  нравы старой Москвы,  арбатники – представители ностальгического поколения 1960-х – 70-х. Для них прошлое:  тройки,  сани,  "Москва златоглавая,  звон колоколов " и пр.  -  это свидетельство их современной бесприютности,  скитальчества,  потерянности в советской Москве. Или же это приметы чаемого будущего,  осколки лирических фантазий, обрывки литературных туманов,  в которых тает хамская повседневность рыночно-магазинной Москвы.

2. Обитатель и пользователь прогулочно-торгового, выставочного Арбата, который этой улицей кормится и равлекается, промышляет ее праздным многолюдством; арбатский тусовщик и предприниматель. По словам писателя Анатолия Курчаткина, "с тех пор, как Арбат "офoнарел" и его облюбовали люди типа панков, любители московской толкотни; с другой стороны, когда он стал центром притяжения немосквичей, приехавших увидеть Москву и жадно кидающихся по всем местам, арбатник – это прежде всего тусовщик Арбата, художник с Арбата, предприниматель, которому "для понтов" нужно иметь свое дело именно на Арбате. Из-за этих арбатников жить на Арбате стало тяжело, во дворах устроены писсуары, по этим же дворам болтаются бомжи, в темное время в этих дворах постоянно имеют место случаи нападения".  [2]

Итак,  москвич  москвичу рознь.  Если встретятся  московитянин, москвушник, москаль, москован и даже арбатник-1 и арбатник-2, – вряд ли  они вполне поймут друг друга.

 

Женские типы

Женские типы не вполне соответствуют мужским. Конечно, наряду с московитянами есть и московитянки, наряду с арбатниками – арбатницы, это, так сказать, трансгендерные категории. Но есть и особые типы. Вот набросок женской типологии  Москвы.

москвУнья (ср. певунья, плясунья, шалунья, колдунья, игрунья, попрыгунья) – самая женственная из всех женщин, очаровательная соперница парижанок и варшавянок, обаятельное порождение легкости московского образа жизни, оснащенного всем необходимым для красоты и приятного досуга.  Не только в роскошных иномарках и дорогих ресторанах, но и на каждой станции метро, в автобусных очередях, в супермакетах и подземных переходах, – всюду можно встретить нарядно одетых, мило щебечущих, вольно порхающих по жизни москвуний.

Я тут познакомился в баре с одной прикольной москвуньей, но ничего ей про себя не рассказал, она думает, я тоже из Москвы.

москвУшка (ср. простушка, дурнушка) – простоватая московская девушка, представительница московского простонародья, в отличие от изысканной и ухоженой москвУньи. Заядлая тусовщица, любит улицы и дворы, громко  смеется, сбивается в стайки с парнями и подружками, "сорви голова", "все нипочем", "свой парень в доску", сравнительно легкая добыча свидригайловых и командировочных. Не за плату, а по мгновенной прихоти или по большой любви, которая может продолжаться целую неделю или даже месяц. Преимущественно возрастной тип: от 15 до 25. Вырастая, чаще всего становится москвихой либо московщицей, но может и до преклонных лет оставаться москвушкой.

По Тверской, мирно расталкивая прохожих,  гуляла резвая стайка москвушек.

Он приезжает в Москву на неделю-другую проветриться и подцепляет какую-нибудь москвушку. Предпочитает не иметь дела с профессионалками.

москвИха, москОвиха (ср. чувиха, бомжиха, моржиха) – развязная и отвязная москвичка, порой мужеватая, бранчливая, порой слишком привязчивая и склонная заниматься древнейшим промыслом.  Связаться с ней очень легко, а отвязаться очень трудно.

Пойдем отсюда, не сцепляйся с этой москвихой, а то она сейчас милицию накличет.

москОвница (ср. чиновница, садовница) – московская домохозяйка, домовитая и хозяйственная, неустанная в поисках выгодных покупок, привычная к городской суете и искусная во всех способах ее обхождения, мастерица стояния в очередях и доставания дефицитных товаров. Этот тип порожден трудностями, неудобствами и вместе с тем растущими возможностями московского быта.

Так она из себя ничего, но ничего особенного, московница как московница, заботливая, хорошо готовит, вот я и думаю: может, пора мне в этой жизни угомониться?

москОвка (ср. торговка, плутовка) – бойкая, ловкая, дерзкая москвичка, которую столица научила изворотливости, пронырливости, умеренно-пристойной наглости и социально вынужденному хамству.  Женщина-таран: острая на язык, отбреет любого, войдет во все двери, в любое укрепленное учреждение, не исключая и Кремля, – входчивая, сходчивая и подходчивая. Такую муж или друг всегда пускает вперед себя на взятие тех крепостей, которые раньше умели брать только большевики.

Видишь ли, на своей американщине я расслабился, тюфяк-тюфяком, а в этой крутне мне нипочем не обойтись без такой крутой московки, как Катя.

Ему нужна не женщина-эскорт, а женщина-авангард, настоящая московка, чтобы шла впереди и прокладывала дорогу во всех этих коридорах власти.

москОвщица (ср. продавщица, приемщица, гардеробщица, подавальщица, уборщица, мороженщица) – работница московских улиц и общественных мест, лицо столицы, с которым  постоянно встречаешься в магазинах, ресторанах, на почте, в предприятиях общественного быта, питания и досуга. Если столица – столИка, то среди ста ее лиц преобладают не мужские типы, а именно тип московщицы, средний по темпераменту, не слишком холодный и не слишком горячий, в меру сдержанный и развязный, слегка нетерпеливый, но в общем терпимый и невероятно выносливый.

Одна из этих московщиц, которыми полнилась площадь трех вокзалов, объяснила ему, как проехать в Черемушки.

Первый раз приехал в столицу и тут же, едва сойдя с поезда,  ухитрился познакомиться с московщицей, которая и стала его подругой на всю оставшуюся зиму.

москОвна (ср. королевна, царевна) – хозяйка Москвы, влиятельная и властная бизнес-леди или знаменитая певица, актриса, телеведущая, держательница салона, супруга большого начальника, благотворительница, руководительница фонда и т.д.

Тут одна московна собирает телевизионный девичник, обсудить женский вопрос в свете последних событий, ударить сразу и по нашей патриархальщине, и по западному феминизму.

Собирательные имена

Еще  одно существительное женского рода обозначает не тип москвички, а свойство "быть московским".

москОвинка, москвИнка (ср. кислинка, горчинка, чудинка, грустинка, лукавинка) – частичка или отпечаток чего-то московского,  особенность московского поведения или характера в малом ее проявлении; элементарная частица "московскости".

Всего год в Москве проучился, а уже не похож на наших, появилась в нем какая-то москОвинка.

Ох, уж сразу разакался, "малако", – смотри, москвИнка в нем так и играет.

Явление московства может вызывать к себе и отрицательное отношение:

москвотА (ср. мелкота, сволота) – презрительная собирательная кличка москвичей, чаще всего в устах иногородних.

Наезжала тут к соседям в гости какая-то москвота, пошумели, обругали друг друга и разъехались. Никакой культуры, даром что столичные.

московнЯ (ср. толкотня,  трескотня, суетня) – пренебрежительное обозначение московского люда и образа  жизн.

Вот, в столицу собрался. – Да что хорошего в этой московне,  набегаешься до упаду, а ничего не успеешь, только время  потеряешь.

Урбонимика

В заключение дерзну предположить, что у каждого мало-мальски живого и растущего города есть свои  расслоения и типы, для которых нужна разветвленная урбонимика.

урбонИмика (лат. urbs, город + греч.  onyma, имя; ср. топонимика, антропонимика) – названия типов городских жителей.[3]

урбОним – слово, обозначающее определенный городской тип, характер, образ жизни.

Среди жителей северной столицы, видимо, можно выделить питерцев, петербуржцев, петроградцев, ленинградцев, невгородцев, питерских, питерушников… Жители Пскова делятся на псковичей, псковитян, псковцев, а быть может, и каких-нибудь псковников и псковианцев. Мне трудно судить о псковских или других типах, поскольку урбонимика требует коренного знания города, изрядного краеведства и старожильства. Цель урбонимики – разнообразить городскую среду, артикулировать богатство населяющих ее социально-психологических типов. При этом урбоним не должен служить кличкой, обидной наклейкой, припечатывающей личность к определенному типу.

——————————————————————–

Примечания

1. "Московитянин" – так назывался журнал консервативного, "самодержавно-православно-народного" направления, издававшийся  в 1841 – 1856 гг. М. П. Погодиным и С. П. Шевыревым.

2. Благодарю писателя Анатолия Курчаткина, подсказавшего мне этот второй, более современный смысл слова "арбатник" (в письме к автору). 

3. Соединение латинского и греческого корней в слове "урбонимика" может задеть слух пуриста, но множество весьма употребительных слов составлено по такому же принципу, например, "телевидение", "социология", и вряд ли от этого куда-нибудь денешься в условиях растущей гибридизации языка и культуры.

avatar

Об Авторе: Михаил Эпштейн

Михаил Наумович Эпштейн - филолог, культуролог, философ, профессор теории культуры и русской словесности университета Эмори (Атланта, США) и Даремского университета (Великобритания). Директор Центра Обновления гуманитарных наук (Даремский университет). Автор 20 книг и более 600 статей и эссе, переведенных на 17 иностранных языков, в том числе "Парадоксы новизны" (М., 1988), "Философия возможного" (СПб, 2001), "Отцовство" (СПб., 2003), "Знак пробела. О будущем гуманитарных наук" (М., 2004), "Постмодерн в русской литературе" (М., 2005), "Слово и молчание. Метафизика русской литературы" (М.,2006), "Философия тела" (СПб, 2006), "Sola amore: Любовь в пяти измерениях" (M, 2011), "Религия после атеизма: новые возможности теологии" (M., 2013). Лауреат премий Андрея Белого (1991), Лондонского Института социальных изобретений (1995), Международного конкурса эссеистики (Берлин-Веймар, 1999), Liberty (Нью-Йорк, 2000).

Оставьте комментарий