ИРИНА АКС ● Я НЕ УМЕЮ ЖИТЬ ВСЕРЬЕЗ ● СТИХИ

ИРИНА АКС ЧЕМ БОЛЬШЕ ЖЕНЩИНУ МЫ ЛЮБИМ…
                                   Aлександру Габриэлю

Он то изображает мачо, то декламирует поэмы…
Она б могла бы с ним помягче! Он весь – как торт с ванильным кремом,
он невпопад острит неловко: тех мыслей – нет, а те – далече…
Жизнь – то безвкусна, как перловка, то переперчена, как лечо…

Конечно, ей осточертело геройство бедного паяца,
и ни душа ее, ни тело к нему нисколько не стремятся,
уйдет ли – ей и горя мало, отнюдь не ждет его обратно.
Она давно б его послала – но просто слишком деликатна.

Вот он затеял драку в клубе… а вот с дарами едет сват к ней…
Чем больше женщину мы любим, тем мы, увы неадекватней.

С НОВЫМ ГОДОМ!

Когда наконец отстреляются пробки,
Сдадутся бутылки, сметутся иголки,
И на год улягутся мирно в коробки
Недоперебитые шарики с елки,

Потянутся вторники-среды-субботы,
Обычные будни без шума и пыли,
Работа (у тех, кто имеет работу –
А впрочем, плевать – unemployment продлили!)

Семейные сборы (конечно, по плану),
Семейные ссоры (ох, лучше б пореже),
А в отпуск – поездки в далекие страны…
Но что-то засветит, и что-то забрезжит,

И что-то случится – чего и не ждали,
И что-то нагрянет – прекрасным подарком,
И вдруг засияют волшебные дали,
Нам явится что-то в сиянии ярком,

И что-то случится, и сбудется что-то –
От щедрой Фортуны – случайная милость,
Чтоб давняя эта мечта идиота –
Нежданно-негаданно осуществилась!

Когда через год возле елочки новой
Мы все соберемся, то так ли, иначе –
Но вспомним прошедший и, честное слово,
Признаем, что год был на редкость удачен!

 

А НЕ СТАТЬ ЛИ СТИХОТВОРЦЕМ?

Скушав водки восемь порций,
ищешь в жизни новых тем.
А не стать ли стихотворцем?
Не забацать ли поэм?
 
Вдохновением охвачен,
сто страниц рифмуешь враз,
а потом еще на сдачу
три шедевра про запас.
 
Что же скромничать в тени там
и таиться, словно тать?
А не стать ли знаменитым?
…а наверное не стать…

АМЕРИКА

Здесь – широка страна, здесь все огромно,
здесь – не Европа, чтоб «отсель-досель»,
фиг с маслом тут – не с постным, со скоромным!
Excel – и тот буквально XXL!
 
Здесь всё – куда крупней, что ни возьми ты,
здесь гамбургер дадут – втроем не съесть,
антисемиты тут – антивосьмиты,
и не распять готовы, а раз шесть…
 
Но хоть у них, конечно, все большое,
но скажем мы с законным куражом:
им не тягаться с русскою душою
и с нашим даже средним литражом!

 

АЛИБИ

Вы зря меня вините в плагиате:
ни у кого ни строчки я не взял!
Судите сами: ну с какой бы стати?
Я ж сам – талант, аж круче быть нельзя!
 
Случайно что-то там совпало вроде…
Я что – присвоил чей-то капитал?
Есть алиби: ни при какой погоде
я ничего, конечно, не читал!

 

ГРАММАТИЧЕСКИЕ СТРАДАНИЯ

Я вел с ней светскую беседу,
касался утонченных тем.
Все было до того беседер
и так маячило затем,

что я, почти теряя разум
от запаха Мажи Нуар,
свел разговор к нарядам, стразам,
дойдя до слова "пеньюар".

Она заметила жеманно,
что темы выбрал я не те,
что, мол, про неглиже, мол – рано,
давайте лучше о пальте.

Во мне дрожало напряженье,
я весь был – десять тысяч вольт,
она ж хотела продолженья
беседы про фасоны польт.

А я, испорченный культурой,
вслух ляпнул невпопад не то:
не про тужуры и амуры.
а – "не склоняется пальто".

С обидой дева замолчала,
надула губки… Вот беда!
Она ж склонялась поначалу!
И – не склонилась. Никогда.

 

ТО ЛИ СКАЗКА, ТО ЛИ БЫЛЬ…
 
То ли сказка, то ли быль…
Жил да был один бобыль.
Отродясь у бобыля
не водилось ни рубля,
вечно в доме неуют,
вечно бабы не дают.
Ну, да он не унывал:
шел себе на сеновал,
сладко спал, а на рассвете
шел рыбачить, ставил сети…
Но стряслася с ним беда:
вынул рыбку из пруда,
а она сказала: Чу!
Отпусти – озолочу!
Он в ответ: не надо платы!
Мол, плыви, куда плыла, ты,
я тебя, мол, не держу! –
ну а рыбка: награжу!

Вот пришел мужик домой.
Что он видит! Боже мой!
Отчего труба дымит,
а в избе ухват гремит?
Что за баба у крыльца,
неприветлива с лица?
Молвит: я – твоя награда!
Он: спасибо, мне не надо!
Только в сказках, рад-не рад,
не берут назад наград…

Что там дальше по сюжету?
Ублажая бабу эту,
к рыбке он ходил не раз
(ну, про это – долгий сказ:
начиналось-то с корыта,
ну а после – что добыто,
то и отнято потом…)
Впрочем, сказка не о том.

В общем, наш бобыль женился,
отгулял, остепенился,
на обед – и щи, и квас,
баба пилит всякий раз:
вымой руки, вытри ноги,
ты – в избе, а не в берлоге…
загуляет – скалкой в лоб:
где шатался, остолоп?
почему разит сивухой? –
и повторно скалкой – в ухо…
Так что –  счастлив, спору нет!
Доброй рыбке шлет привет.

НОРМАЛЬНЫЕ ГЕРОИ…

Не забираясь вглубь, я шел вдоль кромок.
Был стих мой напрочь пафоса лишен.
Мой дар… ну да, и голос мой негромок,
мне ближе юмор, мой удел – лишь он.

Допустим, я старания утрою,
про Вечность напишу, про Долг, затем…
Нет; думаю, нормальные герои
всегда идут в обход подобных тем!

СОБРАТЬЯМ ПО ЛИТЕРАТУРНОМУ ЦЕХУ

Меня не слышат – это минус, но и не гонят – это плюс
(песенка из мультфильма)

Меня пока не слышат. Это – минус.
Но и не гонят: это – плюс в судьбе,
что предлагает в розлив и на вынос
отраву славы мне, ему, тебе…

Вдали блестят короны и медали –
обманный блеск желанной мишуры.
Нам всё дадут (хотя пока не дали),
мы обождать готовы до поры.

И вот с неугасающим упорством,
преградам вопреки, врагу назло
мы бьемся, словно муха о стекло,
пренебрегая правды хлебом черствым.

Но от победы, господи, храни нас!
Не дай узнать, сколь горек славы вкус!
Нас все еще не гонят? Это минус.
Но и не слышат – это, в целом, плюс…

* * *
Од юбилейных шедевры…
рифмы кружат в хороводе…
Литературные негры
ценный товар производят!

Шутки, экспромты и блицы,
строчки "в альбом" и "на злобу"…
гимн полотеров… "Фелица"…
Выспренно и твердолобо

или изящно-шарманно –
запросто! Но – не "за так" всё.
Вам мадригал по карману?
Будет! назавтра! по таксе.

Пусть ни дворцов, ни карет нам
(к неграм почтения нету) –
вы бы уж политкорректно
звали нас "афропоэты"!

 

ПАРОДИИ

 

ЕЩЁ ОДНА ЗОЛУШКА

Возможно, это всё мне только снится…
Часы пробьют двенадцать раз подряд
И золушки, и платья (даже принцы)
Мгновенно превращаются назад.

Ал. Керженевич

Вот так оно по жизни и ведется:
Балы-шмалы… а чуть разуй глаза –
Все эти прынцы и другие поцы
Мгновенно превращаются назад.

Вы так мечтали сделать Вам красиво,
Вы так читали сказок и стихов!
И – здрасьте вам: проштамповали ксиву –
И он – супруг до самых потрохов.

Шептать ему влюбленно и невнятно,
Тепла и прочей нежности ища,
Шоб он таки ответил Вам обратно,
Шо предпочел бы сала и борща?

Картина маслом: муж, храпящий в кресле,
Нахально пахнет пивом и тоской…
Оно Вам надо? Это даже если
Он прынцем был… Так в прынципе – на кой?

Вначале – выкрутансы-реверансы,
Двенадцать бьет – и ты не при делах…
Ах, девушки! Не верьте в эти мансы
И не теряйте обувь на балах! 
 
ПУЛЬСИРУЯ ВИСКОМ…

Туда, где жизнь пульсирует виском
Доверчиво-открыто, без защиты…

Эх, только б устоять… Из худших свар
Я выходил, отплевывая зубы.

Дм. Бочаров

Был мною образ яростно иском,
«Брось! – говорила Муза, – не ищи ты!»
но мой талант пульсирует виском,
коленками трясется без защиты.

Буквально дыбом волосами встав
и выпучившись круглыми глазами,
мой дар нуждался в белизне листа!
Я в предвкушении шедевра замер –

но нет… беседы с Музой мне не впрок…
И я упал, недопарив над бытом,
отплевывая зубы вместо строк,
пока Пегас откидывал копыта…

 

БАЛТИЙСКАЯ ЛИРИКА

Балтика, прими усталость плоти
В бесконечность вереницы дней,
В синеву холодных мелководий,
В тишину заброшенных аллей.

Балтика, пошли мне дар покоя,
Чтобы жизнь бесцельна и проста…
                                  Елена Литинская

Балтика! Горчащий привкус пены
на моих обветренных губах…
Ты врачуешь душу, постепенно
изгоняя боль, печаль и страх.

Балтика! Меня сжигает жажда!
Жизнь моя бесцельна и проста.
Я – как все: ведь каждый хоть однажды
этой влагой омывал уста…

Балтика! Навеки покоренный,
истекаю страстною строкой.
Это ж не Бадвайзер, не Корона,
Это вам не Хейникен какой!