RSS RSS

ИРИНА КОРНЕТОВА ● ПОД ЦВЕТНЫМИ ПАРУСАМИ ● СТИХИ

image_printПросмотр на белом фоне

ДРУГОЙ МИР

Когда опускается мрак на уставший город,
И в каменных руслах улиц стихают звуки,
Она, пробуждаясь, спешит утолить свой голод.
Он – греет под лунным светом худые руки.
Она затмевает холодный огонь неона,
Легко рассекая танц-полы мажорных клубов.
Он чувствует запах стаи во время гона,
                                                           И следует за Луной, удлиняя зубы.
                                                          Она выбирает тех, кто красив и весел.
                                                          Её опьяняет запах горячей крови.

Он чувствует смрад домов, и грустит о лесе,
А запах щекочет горло сильней, медовей.
Она убивает быстро, легко и страстно.
Играет в любовь, разгоняя тоску столетий.
Под утро ей грустно. Под утро она несчастна.
Ей нравятся кошки. Её восхищают дети.
Он любит охоту. Им правят инстинкты волка.
Дымящейся кровью так сладко запить удачу –
И Волк убивает внезапно, легко, жестоко.
Плененный Луной, он под утро бессильно плачет.
Он знает о Ней: ее волосы, голос, запах –
Как свет маяка в окровавленном мраке ночи.
Он любит Её до безумья, до дрожи в лапах,
Он любит Её и отчаянно, страстно хочет.
Они существуют в запретном и жутком мире:
Другая реальность – сюжеты, герои, маски.
Мы грезим о сумрачных тайнах в своей квартире.
Он грезит о Ней в нереально-кошмарной сказке.

 

МРЬК
Мне её подарили во сне. Я проснулся – и нет её, взяли…
                                                                                          К.Случевский

Мне её подарили во сне – желтоглазую черную кошку,
На оранжевой круглой Луне, в говорящей траве, понарошку…
Кошку звали загадочно – Мрьк… Как она мне потом рассказала,
В переводе на лунный язык это значит: «начните сначала».
Мрьк умела ловить облака и подслушивать мысли травинок,
Я пошила ей два башмака и нарядный жакет из снежинок.
Мы глотали душистый закат, как коктейль с ярким зонтиком неба,
Мы вгрызались в ночной шоколад, и грустили над корочкой хлеба.
Я не знала подруги верней. Мы бродили в полях до рассвета,
Алычой угощали коней, сладко спали в тени бересклета.
Мне её подарили во сне – желтоглазое мудрое чудо.
Я проснулась одна, в тишине, а в руке две травинки – оттуда.

 

ДОРОГА В НЕБО

Заблудившись в ярко-желтом листопаде,
Птица-девочка, забыв дорогу в небо,
Танцевала в старом парке на закате.
Ей хотелось чьей-то нежности и хлеба.
Наглотавшись полнолуний, как таблеток,
Убежала в вечнодлящуюся полночь.
Обронила горсть  сверкающих монеток.
Люди-птицы не умеют звать на помощь.
Любовалась белым сумраком метели,
С благодарностью впустила в сердце зиму.
И уснула на заснеженной постели,
Потому что ныли крылья нестерпимо.
Но однажды ветер встретится с удачей,
Дождь прокатится в оранжевом трамвае,
И весна коснется лапкою кошачьей:
– По тебе тоскует небо, дорогая.

 

ПЕРЕД ДВЕРЬЮ

Замираю перед дверью – перед шагом в неизвестность,
И, по древнему поверью, восемь раз плюю на местность.
Так, проверила карманы: три приманки для драконов,
Пять монет (по виду странных), родословная Бурбонов,
Узелковая записка для неведомого друга,
В круглой фляге пинта виски… Где мифрильная кольчуга?
О, нашла на дне котомки, под зачитанною книгой.
Вечереет. Звуки ломки. Небо синее – индиго.
Мне пора. Немного трушу… Ничего, что я без стука?
Говорят, там бродят души… Филин полночь промяукал.
Предвкушение азарта колет в левом подреберье.
Звезды светят тускловато над распахнутою дверью.
Вот и все. До скорой встречи… Ждите в пятницу, второго.
Не скучайте – время лечит, а меня зовет дорога…

 

УТОНУТЬ В ГЛУБОКОМ НЕБЕ

Утонуть в глубоком небе – искушенье.
Оттолкнуться от земли, раскинув руки…
Ирреальность – это плавное скольженье
В синеве, где все вторично, даже – звуки.
Утонуть  в глубоком небе – раствориться
В ярко-синем обещании покоя.
Вспоминается: «покой нам только снится…»
Мы – сраженные бессонною весною.
Утонуть в глубоком небе – отреченье
От привычной суетливой дребедени.
Кружева – изящно-тонкое плетенье –
Мы привязываем к мачтам, обесценив.
Утонуть в глубоком небе – неизбежно
Заблудиться в чьих-то снах, стихах, дыханье.
Одиночество  светло и безмятежно:
Утонуть в глубоком небе – пониманье…

 

ИКАР

Оттолкнувшись от седой планеты,
Он ворвался в небо на рассвете.
Жизнь внизу текла спокойно: где-то
Пели песни, думали о лете;
Кто-то пел, кого-то целовали,
Перед храмом мальчик мучил кошку.
Там любили, пили, умирали
Навсегда,  всерьез,  не понарошку.
Теплый, пыльный и привычный морок:
Грязь и пот, работа ради хлеба.
Как песок сквозь пальцы – годы… Сорок!
А его всегда манило небо.
Синий воздух обжигает тело,
Взмахи крыльев отнимают силы.
Прямо к Солнцу – вверх, упрямо, смело,
До седьмого неба, до… могилы?
Вместе с воском истекает вечность.
Он летел, парил, пылал и падал
В голубое небо… в бесконечность…
Превращаясь в искры звездопада…

ВЫЗЫВАЮ ДОЖУАНА

И была у Дон-Жуана — шпага,
И была у Дон-Жуана — Донна Анна.

                                                                       М. Цветаева

Полночь скальпелем тумана вскрыла вены подсознанья:
Вызываю Донжуана, применяя заклинанье.
И гитарною струною пришиваю душу к телу:
Этой ночью ты со мною. До утра – как до расстрела.
Два бокала жгучей страсти быстро головы вскружили.
Мы с тобой трефовой масти: не свои и не чужие.
Мы с тобою – два гурмана: продлеваем наслажденье.
Поцелуи  или  раны, умиранье иль скольженье?
За твоей спиною – тени. Тени всех, кого ты бросил.
Полночь – время воскрешений. За моей спиною – осень.
Эта музыка – фламенко? – возбуждает и тревожит.
Вечность мается за стенкой; плачет день, что кем-то прожит.
Утро – логово прощаний. Это больно или странно?
Ни надежд, ни обещаний… На пороге – донна Анна.

 

РЫЦАРЬ-АНТИДЕППРЕССАНТ

Когда понедельник дождит с утра, когда подступает мрак,
Я штопаю замшевый плащ – пора! Мне нужно зажечь маяк.
Начищен булатный кривой кинжал, а шляпу – с большим пером –
Сосед-мушкетер у себя зажал. Я с ним разберусь – потом.
Под красной луной я пускаюсь в путь – на берег Семи Морей.
Найдется попутчик – хоть кто-нибудь? Там много больших зверей.
Конечно, найдется: ручной осёл, с ним – пара больших горилл.
Я чувствую цель: я почти пришел, и даже слегка приплыл.
На белом скалистом мысу в ночи вздымается мой маяк,
А земли в округе лежат – ничьи, и местность зовут – Никак.
Суровый смотритель – месье Никто – на стук мой откроет дверь:
В сиреневом, цвета луны, пальто, и с полным мешком потерь.
Он, верно, припас для меня одну? А может, и целых пять…
Утрачу надежду? Пойду ко дну? Сломаю кинжал? Плевать!!!
По лесенке узкой ползу наверх. Банальная вещь – спираль.
А я – человек без приставки «сверх», и даже без «супер». Жаль.
Но я ведь дошел, я добрел, долез, а значит – печали прочь!
Волшебным лучом провожу разрез, вспоров пустоту и ночь.
И мрак превратится в пьянящий день, и вроде уже – среда,
И мне просыпаться сегодня лень (по правде – мне лень всегда).
Тепло на душе и светло вокруг, и хочется петь – улёт!
Пойду к мушкетеру: хоть он мне друг, но шляпу пускай вернет.

 

ПОД ЦВЕТНЫМИ ПАРУСАМИ

Разорвать бы паутину липких снов, пустых желаний,
И наняться на корабль под цветными парусами:
Буду прыгать по канатам, подавать сигнал флажками,
И украшу свой гербарий островами без названий.
Заведу ручную ласку и большого попугая,
Чтобы чинно-благородно коротать ночную вахту:
Ласка тщательно проверит новый груз, согласно фрахту;
Попугай расскажет сказку про зеленого Бабая.
Вымыв палубу на юте, я замру, рассвет встречая,
И стежками к океану горизонт пришьют дельфины.
Я – пою, они – смеются! Что тут скажешь – афалины!
Я, пожалуй, угощу их, вылив в море кружку чая.
А потом подует ветер: настоящий, без обмана!
Заполощутся цветные паруса моей удачи,
И корабль помчится к югу: словно птица, не иначе.
Курс – свободный: к черту карты! Без руля и без секстана!
Ждет меня волшебный берег сумасбродства и дерзаний
Где-то там, за горизонтом, в пенном вареве прибоя:
Местным жителям неведом привкус затхлого покоя.

Цепко держит паутина липких снов, пустых желаний…

avatar

Об Авторе: Ирина Корнетова

Родилась в 1969 году. Образование высшее – ветврач. Две дочери, замужем. Работает руководителем информационного центра РПО "Арго". Финалист Пушкинской осени 2010 и 2011 (2010 - Приз зрительских симпатий), лауреат конкурса им.Риммы Казаковой, Цветаевской осени, конкурса им. Анны Ахматовой. Редактор портала Графоманам.НЕТ.

3 Responses to “ИРИНА КОРНЕТОВА ● ПОД ЦВЕТНЫМИ ПАРУСАМИ ● СТИХИ”

  1. Очень понравились стихи!

  2. avatar Галка Сороко-Ворона says:

    Ирочка, очень рада была встретить здесь твои стихи. Очень удачная подборка!

  3. avatar Павел Лошицкий says:

    Уважаемая Ирина Владимировна!
    Прошу сообщить является ли Корнетова (Венгражановская) Лариса Анатольевна Вашей мамой.Если “да”, то передайте пожалуйста, что с ней хотят связаться одноклассники. pepel @phbme.kpi.ua. 044-485-12-15.
    С уважением Лошицкий П.П.

Оставьте комментарий