RSS RSS

ИГОРЬ ИВАНЧЕНКО ● MEMENTO MORI ● СТИХИ

image_printПросмотр на белом фоне

ИГОРЬ ИВАНЧЕНКОПотемнела к осени вода.
Вечером один уйду из дому.
Прошлых дней полову и солому
Ветер носит… Это – не беда.

Прошлых дней отборного зерна
Я отсыпал, не жалея, сыну…
Под сосной у озера застыну.
Осени душа, как пёс, верна.

Птиц не слышно. Тёмная вода.
Вот звезда из бездны мирозданья
Пролетела. Я опять желанья –
Не успел… Но: это – не беда.

Все в крови рябины и в огне.
Я свободу обретал в скитаньях…
«Я теперь скупее стал в желаньях,
Жизнь моя? Иль ты приснилась мне?»

…Вот стемнело. И – почти не видно.
К дому путь по памяти держу.
Всем хорошим в жизни дорожу.
Но и за плохое – не обидно…

 

***

Мариетте БИРЮКОВОЙ

Что я Гекубе? Что Гекуба мне?
Ничто…
Жестока жизни быстротечность.
Я тоже скоро камнем кану в вечность,
Как в омут, где кувшинки на волне…

Покамест медлит бледная с косой,
Воспользуясь, как милостью, промашкой,
Я–
Богом сотворённою букашкой –
По склону лет ползу наискосок…

Как хворост о колено, –
Поломать
Характер, генетически несносный,
Чтоб русских слов песок золотоносный –
В надежде на удачу –
Промывать,

Ночами в кухне горбясь над лотком…
А блёстки, самородки и крупицы
Казались бы водою из криницы
И – воздуха спасительным глотком…

В ответ на оговоры и хулу,
Спрошу:
«Что за комиссия, Создатель?!»
Поэт – изгой, бессребреник, старатель,
Рассчитывающий на похвалу…

Не лесть, а пониманье –
Позарез! –
Ему необходимо в трудном деле,
Чтоб, словно в ранку где-нибудь на теле,
Сочилась кровь стихов через порез…

 

МУЗЫКА

Сноси равнодушия дамбы!
Сердца жги напалмом и чресла!
Я дьяволу душу отдал бы,
Чтоб музыка завтра воскресла!..

Пусть снова доводит до слёз
Меня, непокорного трижды,
Ведя от рассветных берёз
До Богом одобренной тризны,

До выбитых через тире
Двух дат… И пока не вместит
Могила меня на горе, –
Пусть музыка жизнь подсластит…

 

***

Мир – без конца… без начала…
Жизни – начало… конец…
Скрипка, ты что замолчала?
Скоро и мне под венец

С девушкой в белых одеждах…
Возраст в дугу меня гнёт.
Я захлебнулся в надеждах.
Девушка мне подмигнёт.

Скрипочка, губы опухли
От поцелуев смычка?..
Листья от стужи пожухли.
Жизнь – сказочка про бычка

Белого… Горечь утраты.
Книги дешевле продам.
И подлецам, что не рады
Лермонтову – азъ воздам…

Я – как верблюжья колючка…
Жизни пустыня… Игра…
Чем тебе, девушка-злючка,
Я не потрафил вчера?..

Монти шпиляет на скрипке
Грустный маэстро. Как вор –
Век: он меня по ошибке
В смертный вписал договор…

Что-то ошибка да значит.
Вижу: смешно семеня,
Девушка в белом маячит,
Ждет не дождется меня…

 

***

Ларисе

В глаза печальные смотреть
Минутою неповторимой…
Поэт не может умереть,
Не посвятив стихи любимой.

Поэт обязан до конца
Нести свой крест, пока есть силы, –
От черт любимого лица
До сумрака своей могилы…

 

***

Смочить чёрствую корку будня сухим винцом;
Вспомнить любимую – душу обречь на муки…
И пока мне люди глотку не залили свинцом,

Я буду издавать похожие на всхлип звуки…

Так – жесть карниза ночами от ветра скрипит;
Так – утра шёлк стриж вспарывает крика бритвой;
Так – возмущённый смертью, разум кипит, кипит;
Так – Бог себя от греха спасает молитвой…

Я голос теряю, когда волнуюсь, когда
Обиды на мир рвут голосовые связки…
Перебирать, цепенея, как чётки, года
И, сжимаясь от страха, ждать скорой развязки…

Мне в поезде жизни некому душу открыть.
Кому повем печали своя? – убей! – не знаю.
Себя за ущербность трёхэтажно стихами крыть,
Вынося вердикт жестокому подсознанью…

…Сквозь тюль занавески подсматривает Луна
Взглядом татя, наркомана, судьбы, мессии…
На эшафоте Любви завтра казнят лгуна,
И – одним Поэтом станет больше в России…

 

***

Ноет в районе сердца, печаль светла –
К дому вернулся один, точно перст, бродяга,
Где без него медленнее росла ветла,
Ласковая и лохматая, как дворняга…

Каменным гостем вошёл и застыл, истукан,
Покочевавший по родине, им любимой, славно:
Высохшим хлебом тонкий накрыт стакан –
Умер давно отец, мать умерла недавно…

Пахнет ладаном в доме. Фото стоит –
Мать, молодая, красивая, чисто ангел.
Гвоздь раскаянья в душу по шляпку вбит,
Как в фундамент дома – железный анкер…

Впору завыть, словно волк, – на Луну,
То ли оплакивая их, то ли их отпевая…
Холод могильный в дом, тоску навевая,
Змеёй заползает сквозь полночь и тишину…

Может, душа поможет жить на земле
Так, чтобы совесть жгла, но утихали боли?..
…Фото матери светит, словно маяк во мгле,
Словно солнце узнику – с воли…

 

***

Я хотел – Её – до дрожи пальцев,
Перехвата горла, тика век!
Был готов изгнать всех постояльцев
Из души Её…

О, человек!
До чего – по-детски – ты наивен,
Уверяясь долгие года:
Бурю чувств, похожую на ливень,
Сушь пустынь не сменит никогда…

Всё – прошло… померкло… облетело…
Кончилась недолгая любовь.
И – теперь лицо Её и тело
Не волнуют обморочно кровь.

И – умом холодным понимая,
С каждым вдохом, шагом и гребком,
Я – живу…и – не живу…,
Снимая
Кожу лет неверия скребком…

…Я хотел – Её – до дрожи пальцев…
В них отныне – старческая дрожь.
Парки в ужасе бегут от пяльцев.
Полегла былых желаний рожь.

В ярости душа похолодела.
Ослепив изменами орла,
Женщина, что мной одним владела,
Мне давно другого предпочла…

 

НАВСЕГДА

Рифмовать стихи, видно, не к добру:
Пуст карман, жена насовсем ушла…
Я под шелест снега сойду с ума.
Я под ветра вой навсегда умру.

Вот зима ведёт ноябрь под уздцы,
Как сибирского скакуна перед забегом.
А поэты все, в незнаемое ездцы,
Аж до рифм пронизаны гиблым снегом…

Вот зима с куплета перешла на припев;
В бренном теле моём замёрз каждый атом.
Это ветер, не на шутку рассвирепев,
Снова кроет меня продувным матом…

Осень кончилась. Стало бело поутру.

Продолжение жизни – смерть-подземка.
Я под ветра вой навсегда умру,
И – напишет эпитафию мне позёмка…

 

***

Васильковая юность поблёкла,
Невозвратной любовью томит…
В вазе комнат, где пыльные стёкла,
Старость, словно бессмертник, стоит…

***

 

И. И. И.

Неприступным для тела
становится юности замок:
Время – цепи гремят –
за спиной поднимает мосты…
В организм, как захватчик,
вторгается старости амок*,
И симптомы её – на лице –
до бесстыдства просты…

Утром в зеркало глянешь –
без медиков точный диагноз;
Лучше бы не смотреть –
от расстройства душа заболит…
(Вмиг столбом соляным,
словно дочери Лота, стал агнец;
В атмосфере сомнений
сгорает надежды болид…)

Время – скульптор безжалостный:
видишь, уже засверкал
В гениальной руке
облик твой искажающий шпатель…
Может, было бы лучше
лишиться правдивых зеркал, –
Точно брак гончара,
стёкла вдребезги расколошматить?..

Только вряд ли поможет:
на зеркало неча пенять,
Коли рожа кривеет,
легко одеваясь в морщины…
Изгоняет нас возраст

в пустыню из райских пенат,
И – чуть менее женщин –
от этого плачут мужчины…

Старость – Гидра Лернейская,
старость – Медуза Горгона:
Взгляд – ты в камень;
холодной обиды ушат…
(Если воздух лишить
одного компонента – аргона,
Мы не сможем нормально
ни жить, ни любить, ни дышать…)

Жизни воздух горчащий.
Не жду ни спасенья, ни чуда.
Видишь, лодку смолит
перевозчик в хитоне до пят –
Неизбежный Харон…
Я – скорее Иисус, чем Иуда:
На погостном кресте
скоро старостью буду распят…

В тонкой сеточке трещин,
Джоконда и Маха из рамок
Улыбаются мне…
И на бронзе – веков патина.
…Память выйдет на штурм,
чтобы взять давней юности замок;
И – разрушится в пыль
неприступная с виду стена…

* Амок – психическое заболевание.

 

***

Насмехалась, дурака валяя,
Надо мной судьба.
Я ей прощал.
Образ жизни рай мне обещал.
Я не верил.

Скоро, ковыляя,
С посохом, как инок, я пойду
На свиданье с неким незнакомцем…

Только месяц встанет над оконцем,
Только трещина пройдёт по льду,
Только ухнет сыч на городьбе, –
Я пойду, решительный и кроткий…

Боже!
Укажи мне путь короткий –
Я на ближних подступах к тебе…

 

***

Валентине ЧАРЧИЯН

Дань неизбежности: с ветлы –
Лист наземь. Профиль на монете –
Пророка.
Мы на этом свете –
Темны, как ночь… как день, светлы…

Таким сваяв Хрущёва бюст,
Эрнст не ошибся Неизвестный.
Что Вечности поэт безвестный?!
Сорвать печать молчанья с уст

И – петь, забывшись, на току
Весенней жизни без опаски…
И – строила чтоб Муза глазки;
И – строчки льнули к знатоку.

Пусть за ударом ждёт удар –
Тут не пропасть бы за понюшку.
Как будто призакрыли вьюшку:
В душе – Поэзии угар…

И – целиком себя отдать,
До дна, до атома…
А после –
Упасть с разрывом сердца возле
Любимой.
И – уже не встать…

***

И. И. И.

Под занавес ворованного снега
Неведомо куда уходит век…
А жизнь скрипит, как старая телега,
И чист, как агнец божий, человек.

Per aspera ad astra.*
И – терновый
Венец до крови оцарапал лоб.
Ты получить хотел ответ готовый

На все вопросы, быть счастливым чтоб.

Но: не успел.
Не смог.
И адский пламень
Обжёг – увидеть можно по лицу…
Пока искал ты философский камень,
Двадцатый век поспешно шёл к концу.

И – просочилась молодость сквозь пальцы.
И – счастье изменило, как жена.
В душе твоей – иные постояльцы.
И – с сыном отчуждения стена…

Щипни себя больнее: уж не пьян ты,
Мечтая о бессмертье, человек?
За пазухою спрятал бриллианты
Твоих желаний уходящий век…

И пусть судьба туга на оба уха,
Но ты ни перед кем не виноват
Ни в чём.
В затылок дышит смерть-старуха,
И век твой, как карманник, вороват…

* Per aspera ad astra (лат.) – через тернии к звёздам.

***

Я давно оплакан скитальцами…
Обрывая жизни полёт,
Смерть своими грязными пальцами
Мне смешливый рот разорвёт.

И – в последний вдохну я раз.
И – в последний раз уже выдохну.
Птицы воспоминаний выпорхнут
Из моих померкнувших глаз…

А душа бестелесным облаком
Устремится ввысь в вираже.
Этот кто-то –
С знакомым обликом –
Будет вовсе не я уже.

Не горюйте, родные и близкие;
Не печалиться – знак жене…

Пусть свинцовые тучи низкие
Рваным саваном станут мне.

Я уйду накануне вечером,
Когда тлеет города трут…
Может, пьяным в стельку диспетчером
Мой уже намечен маршрут?

Без билета,
За счёт Всевышнего,
Как ракета, – пронзая тьму.
Ничего –
Только память –
Лишнего
Я с собой туда не возьму.

Заскулит и завоет жалобно
Шелудивый соседский пёс.
… Вспоминайте меня, пожалуйста, –
Я теперь один среди звёзд…

avatar

Об Авторе: Игорь Иванченко

ИВАНЧЕНКО, Игорь Иванович родился 1 августа 1946 года в г. Юрга Кемеровской обл. Имеет дипломы двух томских технических университетов. Работал в машиностроительной (г. Юрга) и нефтяной (г. Стрежевой, Томская обл.) отраслях промышленности. В 1998 году оставил работу на Севере ради литературы, стал, как сам писатель иронично говорит, профессиональным персональным безработным всероссийского капиталистического значения. Автор четырнадцати художественных книг. Член Союза российских писателей, член Правления и Дирекции по странам международного Союза литераторов и журналистов (APIA). Пишет лирику, преимущественно любовную, юмор, иронию, сатиру и эссе. Некоторые стихотворения переведены на английский и украинский языки. В 2007-2011 гг. – финалист, лауреат, дипломант, призёр и победитель 23-х международных литературных конкурсов в России, Украине, Германии, Австрии, США и Бельгии. Член жюри международных литературных конкурсов. Публиковался во многих сетевых и «бумажных» литературных изданиях России, США, Украины, Бельгии, Израиля, Германии, Белоруссии, Австрии, Голландии, Италии, Казахстана, Англии, Узбекистана и Канады, в коллективных сборниках и антологиях, в частности, в журналах и альманахах: «Истоки», «Встречи», «День и Ночь», «Южная звезда», «Простор», «Ковчег», «Дон», «Записки по еврейской истории», «7 искусств», «Другие берега», «Флорида», «Голоса Сибири», «Смена», «Альбион», «Лит-э-Лит», «Сура», «Гостиная», «Нива» и др. Живёт в Юрге.

6 Responses to “ИГОРЬ ИВАНЧЕНКО ● MEMENTO MORI ● СТИХИ”

  1. avatar Сергей Скорый says:

    Грустные, пронзительные строки, Игорь, которые дают немалую пищу для размышлений… Тонкие, верные наблюдения… Как хорошо сказано о поэте: “Не лесть, а понимание -позарез- ему необходимы…”!

    Сердечно рад Вашим стихам и искренне поздравляю!

    • avatar Evgeni says:

      Я не нашел здесь ничего! А грусть не видел я давно! И если быть совсем уж честным > пронзают нас другие вещи! Их приземленность нам нужна! Зачем мечтать о том > что нету! Сущность рабская видна в пустых мечтаньях! Это зло нас отвлекает от всего!

  2. avatar Игорь Иванченко says:

    Спасибо, дорогой Сергей, за то, что Вы даже раньше меня увидели и прочитали эту подборку, что глубоко проникли в смысл стихотворений, что так тонко и точно о них отозвались…
    Вспоминаю наш переход из виртуала в реал на Вашем творческом вечере в Феодосии в музее А. Грина 7-го сентября и вторую встречу и долгое общение там же 15-го сентября. Удачи Вам и успеха в Румынии на международном научном симпозиуме.
    Ваш Игорь И.

  3. avatar Evgeni says:

    Не! Товарищ! Так не пойдет! Давай без всевышнего и прочей сути! Пиши нормальным языком! Мы же не боги! Мы просто люди! Зачем из солнечного дня > в ночь уходить средь бела дня! Мне не понять таких скачков! И бог > здесь в обшем не причем! Ну что вас всех несчастных тащит в такие сферы > где ум не властен? Зачем писать о чем не знаешь! И не узнаешь никогда! Ведь мы не верущие люди! И ваша выспренность смешна!

  4. avatar Игорь Иванченко says:

    Что-то вас, мон не ами Strannik, кидает от одного местоимения (ты) к другому (вы). А я ведь с вами вместе свиней не пас и «Вдову Клико» на брудершафт не пил, сливаясь в затяжном засосном мужском поцелуе, как наш дорогой Леонид Ильич, к примеру, с Подгорным или с Хоннекером… Так что же вы мне тычете, господин хороший?! Поэт полуграмотному («верущие»; «мечтать о том, что нету») виршеплёту не товарищ! Мне кажется, вы на этом сайте – инородное тело, ничего толком не смыслящее в поэзии, что явно видно по вашим примитивным опусам…
    Без уважения, Игорь И.
    P. S. Лучше всего вас «пронзать другие вещи», по вашей логике «приземлённости», будут, наверное, на двух метрах ниже уровня земли… И. И.
    P. P. S. Где-то мне этот ник (Strannik), помнится, уже попадался. Уж не на сайте ли МСПУ «Свой вариант»? Доколе воду мутить будете?! И. И.

  5. avatar Лариса says:

    Искала в интернете Ваши стихи и вот… В небольшой подборке два четверостишия из стихотворения когда-то посвященного мне…
    Спасибо Вам за талант и не избитые строки и рифмы…
    С удовольствием и сейчас перечитываю вашу книгу, подаренную и подписанную мне в г.Стрежевом, после концерта ансамбля народных инструментов “Сюрприз”
    С уважением и благодарностью Лариса.

Оставьте комментарий