АНАТОЛИЙ НЕСТЕРОВ ● «КОГДА ЗВУЧАЛА ЧЬЯ-ТО ЛИРА…» ● СТИХИ

АНАТОЛИЙ НЕСТЕРОВФЕТ

Вдали от шума и от прений,
от суеты, фальшивых премий
писал стихи, встречал рассвет,
не думая о славе, Фет.
Он осознал давно, что слава-
пустая детская забава.
Важнее – плещется река,
и серебрится в ней строка.
А если что-то в жизни вечно,
так этот синий майский вечер.

ХЛЕБНИКОВ        

По дорогам скитается Хлебников,
вот я  слышу его шаги.
Много ль надо ему? Хлеб и небо,
да всегда чтобы были стихи.

На стихах, словно князь на подушках,
сладко спит, от поэзии пьян.
Завтра скажет он мне: «Послушай!
Усадьба ночью чингисхань».

А пока он ободран и голоден,
и не признан почти насквозь.
Но такое приходит в голову,
что о голоде думать брось.

По России скитается Хлебников,
он на хлеб сыплет соль-облака.
Много ль надо ему? Хлеб и небо,
И глоточек один молока.

И ещё, чтоб встречать рассветы
и бумагу всегда иметь…
Чтобы стать известным поэтом,
ему нужно одно – умереть…

       

        КИРСАНОВ 
        

         Семён Исаакович,
                                        Вы слишком рано…
         Ваш воз никто не в силах волочить.
         Стихи,
                      как кровоточащая рана,
         бессильны даже лучшие врачи.
         Среди серьёзных дел
                                                и спешных,
         среди литературно-гордых «мин»,
         канатоходец и волшебник
         необходим!
         Семён Исаакович,
                                           зачем так рано?
         Могли бы жить ещё
                                           Вы тысячу стихов
         и пить «парное далеко тумана»,
         непревзойдённый словолов.
         Стихи…  стихи…
                                       Как птицы улетают.
         Гнездо разорено.
                                       Полёт взамен гнезда.
         Всегда не вовремя поэты умирают,
         Как и живут не вовремя всегда.

 

ТАРКОВСКИЙ

По стёклам бьёт дождик осенний,
плывут в никуда облака…
Вот сборник… Тарковский Арсений-
и сразу отпустит тоска.

И книжку я только открою-
и сразу поманят пути,
и тучи спешат стороною,
и мимо проходят дожди.

И птицы в берёзовых чащах
щебечут… Известно давно:
всегда предвкушение счастья
приятней, чем счастье само.

 

                      * * *

                      Сегодня небо голубое,
                      как двести лет тому назад.
                      Оно такое же, такое,
                      и золотится вновь закат.

                      И кажется в лесу порою,
                      что время замедляет бег.
                      Всё то же небо голубое,
                      всё тот же дождь, и тот же снег.

                      И сосен сонные макушки
                      мне шлют привет из прошлых лет. 
                      Гусары пьют, гуляет Пушкин…
                      Дантес готовит пистолет…

                      

                        *  *  *                    

                        Кто за судьбу поручика поручится?
                        И, если прошлое вернуть опять,
                        то вряд ли что из этого получится:
                        дуэли, доли той не миновать.

                        Пусть годом позже, будет всё, как было,
                        как есть – убитым должен быть поэт.
                        И не мартыновские пули били,
                        И не Мартынов поднял пистолет.

                        Незримо зрела будущая дата,
                        бросая в бездну, поднимая вверх.
                        У века есть для гениев расплата,
                         без промаха бьёт в Лермонтовых век. 
                             
                          *  *  *                    
                                
                                                    памяти Алексея Прасолова

                      Жил прекрасный поэт непутёво,
                      жил беспечно, как полубог.
                      И священное русское слово
                      пуще жизни любил и берёг.

                      Но однажды – нелепый случай,
                      и решил всё коварный миг.
                      А писал он гораздо лучше
                      именитых  собратьев своих.

                      В этой жизни ему стало тесно,
                      он рванулся, но шея – в петле.
                      Видно, пули Жоржа Дантеса
                      продолжают свистеть по земле.
                                                  
                       *  *  *                                  

                       Немыслимо глупая веха
                       в судьбе моей, как ни верти:
                       Я станцию мимо проехал,
                       названье  которой «Стихи».

                       На скорости самой предельной
                       я мчался, боясь опоздать.
                       А вышло, что я не при деле.
                       Не спутал ли я поезда?

                       Как старая рана заноет,
                       надломится что-то в груди…
                       Но лучшее всё – за спиною!
                       Но худшее всё – впереди! 

                                                                                          
                          *  *  *                          
 
                          Горите мои тетради…
                          Пламя щекочет огонь.
                          Не честолюбия ради
                          я разжигаю огонь.

                          Словно сухие поленья,
                          потрескивают листы-
                          юношеские откровенья,
                          возвышенные мечты.

                          Смотрю на огонь с тревогой…
                          Чего я от жизни жду?
                          Я знаю, что я не Гоголь,
                          но рукопись яростно жгу.

                           *  *  *                        
            
                           Когда звучала чья-то лира,
                           зовя сражаться и любить,
                           я не творил себе кумира,
                           хоть без кумира трудно жить.

                           А слава реяла над всеми
                           чужая, не мешая нам.
                           Я знал, что в жизни только время
                           расставит по своим местам

                           всё то, чему когда-то сбыться,
                           войти и в мрамор, и металл…
                           Но время может ошибиться-
                           я долго этого не знал. 
                                              
                    *  *  *                                                    

                     Кому нужны стихи твои-
                     твои счастливые минуты?
                     Ругай судьбу или хвали,
                     свой век, с двадцатым перепутав.

                     Тогда стихи звучали в такт
                     берёзам,  осени, рассветам…
                     Сегодня всё совсем не так –
                     сегодня стыдно быть поэтом.

 
                        *  *  *                        

                      Что делать,  другие поэты
                       придумают  лучше сюжеты,
                       метафоры лучше найдут,
                       нас в рифмах с тобой обойдут.

                       Но я не завидую, право,
                       что в жизни отыщет их слава.
                       Что слава? Что деньги? Почёт?
                       В поэзии это не в счёт.

                       В поэзии важно: рассветы,
                       чтоб были дыханьем согреты,
                       чтоб строчки вплетались твои
                       в зелёную песню травы.

                         

                             *  *  *                        

                           В столе моём-
                           рукописи,
                           радописи,
                           тревогописи,
                           обласканные, обруганные,
                           вы – мои
                           многописи.
                           Пусть вас
                           ожидает разное,
                           пусть многое –
                           невпопад.
                           Не знаю
                           лучшего праздника,
                           чем праздник души –
                           мечтопад!