RSS RSS

НИКИТА НИКОЛАЕНКО ● ГОЛУБИНАЯ ТЕРАПИЯ ● ПРОЗА

image_print

НИКИТА НИКОЛАЕНКОЖизнь человека состоит не только из героических поступков и выдающихся свершений. Ничем не примечательной рутины в ней вполне хватает! Картину дополняют еще и бытовые мелочи, и хорошо, когда они оказываются приятными, а тем паче – греют душу. Кстати, возникнуть такая приятность может, вроде как, и сама по себе, и следует, лишь, вовремя обратить на нее внимание. Присмотреться – а, не то ли это, чего так и не хватало в повседневной жизни? Как говорится, – мелочь, а приятно!

Примеров тут масса. Одни увлекаются коллекционированием, другие заводят домашних питомцев, кто-то тянется к бутылке, словом, люди находят себе дело по душе. И, я тут – не исключение!

Для меня такой отдушиной оказались голуби. Да, пара обыкновенных голубей, которые стали регулярно прилетать на балкон за кормом. Не помню, с чего началось наше знакомство. Кажется, внимание привлекли породистые голуби, и я вынес им немного корма. Маленький стол стоял, как раз, на уровне перил, и вполне подходил, как посадочная площадка. Полакомились. На следующий день они прилетели снова. Покормил птиц и в тот раз, тем более что наступали холода. Ну и, пошло-поехало! Да еще, к ним примкнула небольшая стайка воробьев. Настроение изменилось. С такой компанией жить стало намного веселее!

Конечно, это были не мои голуби, а дикие, живущие на воле, но мы, так сказать, подружились. И, что удивительно, прилетала одна и та же пара. Голубь был светло-коричневого цвета, лишь, кончики крыльев и хвост – белые. Голубка же, почти вся была белая, лишь, небольшие темные пятна дополняли картину. Они казались довольно крупными, раза в полтора больше привычных уличных голубей. Держалась пара настороженно, и близко к себе не подпускала. Не разбираюсь в породах голубей, излагаю, лишь, свой взгляд с позиции обывателя. Так сказать, за что купил – за то и продаю. Воробьи же, поначалу, вообще ничем примечательным не выделялись.

Итак, сразу появилось важное дело, которое позволило отвлечься от основных забот, и внесло разнообразие в жизнь старого солдата. А то, все война, да война – надоело, уже! Начало трудового, да и выходного дня стало предсказуемо. Голуби появлялись не сразу. Тон задавали их меньшие братья.

События разворачивались по следующему сценарию. Проснувшись, и приведя себя в порядок, я устраивался в кресле с чашкой зеленого чая. Сразу появлялись воробьи, раздавался веселый щебет, и своей подвижностью и юркостью птицы правильно настраивали на рабочий лад. День начинался удачно.

Поначалу, среди воробьев казалось невозможно выделить какую-то особь, но после внимательных наблюдений, удалось это сделать. В маленькой воробьиной стае в шесть-семь голов, оказался, конечно, главный воробей. Выглядел он более пушистым комочком, чем остальные, и подавал команды громко и уверенно. Главный воробей облюбовал жердочку, повыше и, устроившись на ней, полностью контролировал ситуацию.

Как правило, немного корма оставалось на столе после вчерашнего дня. Стайка, с шумом устраивалась вокруг, и ждала своей очереди полакомиться. Но, к столу не подлетали – нельзя! Подобное поведение, надо сказать, весьма удивляло, поначалу. На столе лежит корм, а воробьи его не едят. Странно!

Понаблюдав за этой картиной, я разобрался, в чем дело. Воробьям разрешалось подлетать к кормушке только после того, как полакомятся голуби. А потому, стайка терпеливо ждала очереди.

Наконец, подлетал голубь. Об этом можно было судить по громкому шуму, доносившемуся с балкона – звали меня. Убедившись, что красавец на месте, я щедрой рукой добавлял корма. Затем, к нему присоединялась и голубка. Иногда, они прилетали вдвоем, случалось, и такое. Аппетит у птиц оказался отменный!

Удивительным казалось еще и то, что другие голуби не появлялись, хотя сидели на проводах, перекинутых между домами, и отлично наблюдали всю картину. Видимо, в птичьем мире царила строгая иерархия. Нельзя, так нельзя! Что же, кормить знакомых голубей казалось только веселее!

Насытившись, питомцы улетали. Проследив их полет, я понял, что они появлялись с крыши соседнего дома. Там, как нарочно, на чердаке оказалось разбито несколько стекол. Потом, к трапезе приступали воробьи. Много крошек оказывалось на полу после основного кормления, но воробьев, похоже, это вполне устраивало. Закусывали они с шумом, драки устраивали, изредка. Но это – скорее, для порядка. На дружную компанию корма вполне хватало.

Время летело незаметно. Запорошило. Снег толстым слоем покрыл балкон. Но, смахнуть его со стола оказалось не трудно. Кормление продолжалось, и наше общение стало привычным. Казалось, что ничего нового не произойдет, но нежданно-негаданно, на балконе появился большой птичий начальник. Поначалу, издалека, я принял его за ворона, и очень удивился – ворон-то, зачем пожаловал? Но, это был не ворон. Это стало понятно, когда я приблизился к окну. Крупная птица не улетала, сидела на перилах и сквозь стекло пристально смотрела на меня. Крючковатый клюв и коричневое оперение развеяли все сомнения. Хищник! Ни воробьев, ни голубей, естественно не было ни видно, ни слышно. Я не делал попытки покормить гостя, понимал, что хлебные крошки ему ни к чему, а мышей, увы, под рукой не оказалось. Доводилось слышать раньше, что в Москве водятся хищные птицы, не считая ворон, конечно, но такого красавца вблизи, видел впервые. Да еще, на своем балконе!

Кто прилетал, дорогая? – обратился я за разъяснениями к любимой супруге, которая, в свое время училась на пятерки, работала детским врачом и знала ответы на все вопросы. В двух словах описал птицу.

Это сокол, они водятся у нас в Москве! – объяснила супруга. Прилетел посмотреть, что творится на подведомственной территории. – Надо же! Эх, если бы я, в школе изучал биологию, то тоже много бы знал о природе родного края! – ответил я жене, вспомнив тяжелое послевоенное детство. Она, в ответ, лишь презрительно посмотрела на меня.

Спустя какое-то время сокол появился снова. Я, конечно, проявил любознательность. Появилась возможность рассмотреть красавца поближе. На этот раз, он сидел спиной к окну, осматривая сверху свои владения, но поворотом головы контролировал ситуацию. Его коричневое оперение с белыми, чередующимися полосами, напоминало мантию. Хорош! Птица хорошо видела человека, но не улетала, давала шанс изучить себя пристальным взглядом. Наконец, без взмаха крыльев, сокол спикировал вниз, и сразу исчез из поля зрения.

Время шло. Конечно, не только птицами приходилось заниматься. Хватало и других забот! Так, изредка, для работы на компьютере, я переходил в другую комнату. Там не было балкона, и своих пернатых друзей я, естественно, уже не видел.

Случалось, что заработавшись, я пропускал время кормления, а на привычное чириканье не обращал внимание. Но, не долго. Питомцы обо мне не забывали. Окна комнаты, где стоял компьютер, выходили на противоположную сторону дома. Казалось бы – попробуй разобраться, попробуй найти нужное окно! Но, как выяснилось, для воробьиной стайки это была не проблема. По тому, как они начинали кружить над окном, чуть ли, не касаясь, стекла, становилось понятно – время кормления пропущено! Нехорошо! Прервав работу, я шел исправлять ситуацию. Голуби уже нетерпеливо прохаживались по столу и посматривали неодобрительно. Виноват! В таком случае, порция чуть увеличивалась. Не на много!

А воробьи, довольные проделанной работой, усаживались на перила, и дожидались своей очереди. Главный воробей, сидя на жердочке, как обычно, сверху раздавал указания.

Немало веселья они доставляли старому солдату. Особенно, когда пригляделся к их повадкам. Выяснилось, что жульничали они немилосердно! Как уже упоминал ранее, кормиться им разрешалось только после того, как полакомятся голуби. Они и не кормились! Только вот, когда голуби находились в отлучке, воробьи хватали большие кусочки хлеба, отлетали, чуть, в сторону, и роняли их на пол. На меня списать легко. Оно и понятно! Ведь, то, что лежало на полу, им есть разрешалось. А, голуби на пол не садились. Для них, там оказалось слишком тесно. Балкон ведь, был завален всякой рухлядью, до разбора которой еще не дошли руки. Причем, стоило в такие минуты приблизиться к окну, как вся разбойничья стайка дружно вспархивала со стола, и устремлялась на пол, всем своим видом показывая – мы что, мы ничего, крошки с пола, лишь, собираем! Хитрецы, да и только! В конце концов, я и сам стал, вроде как случайно, ронять крошки на пол.

Так, за кормлением, да за заботами, один день приходил на смену другому. Зима уверенно перевалила на вторую половину. Светло-коричневый голубь стал чаще прилетать, дольше, задерживаться в гостях. Прописался, так сказать. Сидя на краю балкона, он задумчиво смотрел на соседний дом, на окрестности, а я работал над своими текстами и изредка поглядывал на него. Оба были при деле. Тоже ведь, нелегко приходится парню, голубиных дел, поди, хватает! – я его хорошо понимал тогда.

Наблюдение за такими картинами, поневоле, заставляло проникнуться птичьими заботами. Свои же заботы, в такие минуты отступали на второй план. Я понимал, конечно, что они не исчезли насовсем, но вот, забыть о них, на время, удавалось. Да и, незначительными казались они тогда! Как-нибудь!

Тогда же, к месту вспоминались слова известного мыслителя древности. Звучали они примерно так, – “в своем невежестве люди зашли так далеко, что вполне серьезно считают себя царями зверей и птиц”. От души смеялся над этой фразой. Вот уж, точно подмечено! Цари зверей – как бы, не так!

Время по-прежнему не стояло на месте. Я обратил внимание на то, что голубка стала реже прилетать в гости. За разъяснениями, как обычно, пришлось обратиться к любимой жене. – Дорогая, голубка, что-то стала реже появляться! С птенчиками сидит, – просто ответила она. – Ах, вот он, что!

Но, по инерции, корм продолжал подсыпать для двух особей. Но и тут, голубь не оплошал. Он взял на себя повышенные обязательства, и с едой справлялся один, за двоих. Не торопился улетать, пока не съедал почти все. Воробьи заметно волновались. Правильный подход к делу! – вынужден был констатировать я тогда, оставляя больше корма на полу.

На глазах, еще больше окреп голубь, округлился, потяжелел. Оставалось только гадать – что будет дальше? Куда направит свою энергию? Развязка не заставила себя долго ждать. В один из дней, подойдя, для контроля к окну, после того, как подсыпал корма, я с удивлением обнаружил, что на этот раз голубь прилетел с новой подругой.

Сизого цвета, она не выделялась ничем особенным. Выглядела меньше него, по размеру, и напоминала тех голубей, которых жители мегаполиса привыкли ежедневно видеть у себя под ногами. Молоденькая, была только, трепетная, такая, чувственная! Очень интересно! Так вот, куда он направил свои силы! Ну, все, как у людей! Я даже немного оторопел от неожиданности. Отступив, вглубь комнаты, нашел время понаблюдать за ними. Голубь, между тем, вовсю ухаживал за новой подругой. Ритуал ухаживания не отличался разнообразием. Видели, проходили!

Я уже немного понимал птичий язык, а потому переводил его речь без особого труда. А, ворковал он, примерно, следующее. – Вот, видишь! Я же говорил! У меня здесь все схвачено, питание налажено, и на балконе я дорогой гость! А, твое дело маленькое – только птенчиков выводить, и все!

Было заметно, что молодая голубка относилась к подобным речам с большим недоверием, и подходить к корму что-то не торопилась. Вникала, только. Вот, гад! – возмутился я тогда. Значит, пока беленькая голубка птенчиков охраняет, этот орел решил еще и сизую голубку подкормить моим кормом. Вот, негодяй! Тут я искренне пожалел о том, что не могу сдать этого деятеля белой голубке, с потрохами.

Между тем, новая знакомая, так и не прикоснувшись к корму, послушала ухажера, да и улетела. Раздосадованный голубь, подкрепившись, по привычке основательно, перелетел на крышу соседнего дома, и принялся там прохаживаться, по инерции продолжая выполнять ритуал ухаживания. Он крутился на месте, распускал хвост и усиленно кивал головкой. Тренируется! – усмехнулся я тогда. На меня он чем-то похож, кстати! – сравнение напросилось само собой и, отнюдь, не вызвало бурный восторг. Напротив! Смутился даже, немного.

Однако, в дальнейшем, похоже, голубь все-таки договорился с молодой голубкой, поскольку прилетать к кормушке она повадилась регулярно. Это вызвало мое недовольство. Без меня, меня женили! А, убытков-то, сколько! Я даже пытался, одно время, отогнать ее, не разобравшись во всех тонкостях дела, но она и не думала улетать. Подпускала совсем близко, не то, что белая голубка. Мало того, своим возмущенным видом, как бы показывала – я, здесь, на полном основании! Не трогай меня! Оставалось только взять ее руками и скинуть с балкона, но делать этого я, естественно, не решился. Корма только подсыпал, чуть меньше, чтобы пернатые друзья совсем чутье не потеряли.

Однако, вскоре, для ясности, подлетела и белая голубка, и устроилась на краю балкона, рядом с разлучницей, всем своим видом, как бы, показывая, – да, теперь придется кормить и эту молодую особь. Я, в курсе! А, главный негодяй, где-то отсиживался, не показывался. Затем, какое-то время они прилетали втроем, но не долго. Все вернулось на круги своя, и “мои” голубь с голубкой снова стали прилетать парой. Сокола на вас не хватает, что-то он давно не появлялся! – ворчал я, подсыпая корма. Ну, все как у людей!

Впрочем, вникать в тонкости птичьих отношений не собирался, так что, переживал недолго. Отъелись на моих харчах – и, ладно! Хоть, одно доброе дело сделал в этой жизни! – похвалил я себя. Нет, конечно, добрых дел за мной числилось достаточно, просто широкая общественность еще не знала об этом. А, тут – наглядный пример перед глазами! И, результат – налицо! Довольный, я посматривал на “своих” сытых голубей.

Тем временем, за такими мелкими и не слишком обременительными заботами серьезные дела отходили на второй план. Ничего! – подбадривал я себя, не позволяя таки полностью расслабиться. Ничего! Перемелется – мука будет!

Птицы разнообразили мой быт. Теперь, каждое утро с балкона слышалось веселое чириканье. Если, стояли солнечные дни, и не было сильных холодов, то воробьи охотно купались в широком горшке с землей. Он стоял, среди прочего хлама, в глубине балкона, а потому не сильно заметался снегом. Пора за дела! – напоминал их веселый щебет. Пора! День уже в полном разгаре! Светло-коричневый голубь нетерпеливо прохаживался по краю балкона, рядом сидела белая голубка. Возможно, они гадали – что им дадут на этот раз – хлебные крошки, пшено, гречку или семечки?

Полюбовавшись на такую картину, я отправлялся на кухню, за кормом. Все были при деле, все, казались, довольны друг другом. День начинался удачно, и обещал быть плодотворным. Покормив птиц, я на полном серьезе ощущал, что одно важное дело уже сделано. Это вселяло уверенность. Справлюсь, и с остальными. Творчество, бытовые заботы – не привыкать! А, вечером вернется с работы жена, отучится дочь, появятся другие заботы. А, птицы уже накормлены, отдыхают – тут, полный порядок!

Время шло, морозы отступили, все ярче стало светить солнце. Суровая зима закончилась, наступила весна, и за пернатых друзей можно было уже не беспокоиться – прокормятся, как-нибудь!

Пернатая братия существенно разнообразила жизнь старого солдата, повеселили, потешили старика, отвлекли, немного! Так что, заботы – заботами, а приятную лазейку для души всегда можно найти. Было бы, желание! Вот, и я нашел, поискав, всего-то, чуть-чуть. Сил и средств затратил немного, а зато обогатился яркими впечатлениями. Появилось важное дело. И птицы были довольны, и мне, старику, полегчало. Так что, как ни крути, ни верти, а усилия не пропали даром – подлечил израненную душу. Помогла немного, голубиная терапия!

01 апреля 2013 года

avatar

Об Авторе: Никита Николаенко

Николаенко Никита Альфредович родился в 1960 году. Окончил МИСИ, аспирантуру МИСИ, кандидат технических наук. Работал руководителем производства, научным сотрудником, директором охранного предприятия. С 2004 года - на творческой работе. Переводчик с венгерского языка. Публиковался в журналах "Южная звезда", "Сибирские огни", "Нива" (Казахстан), "Истоки", сборнике "Unzensiert" (Германия). Член МГО СП России. Кавалер медали А.П. Чехова Союза писателей России. Живет в Москве.

One Response to “НИКИТА НИКОЛАЕНКО ● ГОЛУБИНАЯ ТЕРАПИЯ ● ПРОЗА”

  1. avatar Андрей Лопатин says:

    Тонкое наблюдение за повадками птиц. Вроде бы в этом и отдых находите, а ведь интересно, когда видишь, что повадки-то во многом схожи с нашими, человеческими. Вот тут забавно 🙂

Оставьте комментарий