RSS RSS

Пушкиниана

Пушкин был той Вифлеемской звездой в литературе, которая возвестила о рождении русской поэзии, её розах и терниях, её Голгофе и воскресении. Сегодня, в год его 220-летия можно говорить о том, что русская поэзия, прошедшая свою Голгофу, воскресла в полном объёме и засияла на всех континентах. И если Серебряный век отличала конвергенция к главной звезде, вокруг которой собирались другие звёзды, а в последующие суровые времена конвергенция сводилась к плеяде в лице Ахматовой, Цветаевой, Блока, Есенина, Маяковского, Пастернака и – позднее – к Ахмадулиной, Вознесенскому, Евтушенко, Рождественскому, а все прочие замечательные поэты обитали уже в другом радиусе, то в наш век, который смело можно назвать Алмазным веком русской поэзии, наблюдается обратное.

Это век дивергенции, где россыпи имён усеяли небо русской поэзии, не конвергируя при этом к единому имени или плеяде. Их объединяет высокий профессионализм, неоспоримый талант и уникальный голос. Взять хоть русских поэтов, проживающих в Штатах. Владимир Гандельсман, Владимир Друк, Катя Капович, Бахыт Кенжеев, Ирина Машинская, Алексей Цветков… Не стану продолжать этот ряд, дабы не утомить читателя. Дотошное перечисление имён – не цель моей заметки. Никто из вышеназванных поэтов не является центральной фигурой по отношению к другим, но каждый – централен. Это поэты яркой поэтической индивидуальности. Их не спутаешь ни с другими, ни друг с другом. То же и в России, где имён, естественно, куда больше. Вот, навскидку – Ефим Бершин, Владимир Берязев, Игорь Волгин, Мария Ватутина, Анна Гедымин, Ирина Ермолаева, Сергей Золотарёв, Геннадий Калашников, Светлана Кекова, Надежда Кондакова, Марина Кудимова, Олеся Николаева, Наталия Лясковская…… Из восходящих – Евгения Баранова, Анна Галанина, Надя Делаланд, Наталия Елизарова, Елена Лапшина…… Они не ищут свой голос – не экспериментируют, не придумывают – они всего лишь прислушиваются к себе. Когда есть к чему прислушаться, то это уже много. В Украине – Ирина Евса, Ольга Ильницкая, Александр Кабанов, Ганна Шевченко, Людмила Шарга, Анна Яблонская…… В Германии – Даниил Чкония, Ефим Ярошевский, Михаил Юдовский…… И то же во всех странах, куда занесла судьба русских поэтов. Имена их знакомы, и называя их, я лишь пытаюсь очертить то безрубежное пространство, которое велико и вмещает в себя гораздо больше, чем мне удалось здесь назвать. Это несмотря на то, что литературным трудом нынче не проживёшь. «Не продаётся вдохновенье, / Но можно рукопись продать» – не работает сегодня. Применимо к сегодняшней ситуации, более адекватно: «Не продаётся вдохновенье, не можно рукопись продать». И тем удивительнее всплеск большой поэзии. Попутно растёт и поток любителей, но не это показатель. Показатель – рост профессионалов и многообразие их голосов. Так что не знаю, как насчёт физической, а поэтическая вселенная большой русской литературы явно расширяется. И если в физической вселенной светила удерживаются на орбитах благодаря таинственной силе гравитации, то в литературе всё многообразие русских поэтов удерживается пушкинским гравитационным полем.

О Бестужеве-Марлинском у нас знают. Одним он известен как участник декабрьского восстания — просто Бестужев, не Марлинский. Другим — именно
Читать дальше
Вся первая часть повествования неимоверно драматична и психологична, она сама жизнь с ее иронией и драмой. Впечатление, что Белкин ушёл
Читать дальше
Вращаясь вокруг вопросов авантюрного жанра, Выстрел становится своего рода кульминационной точкой цикла. Обособленный герой, овеянное таинственностью прошлое, перемещения в пространстве,
Читать дальше
Гробовщик был написан первым, и нетрудно заметить, что разговор в нём выстраивается вокруг несостоятельности готического жанра как, с одной стороны,
Читать дальше
Барышня-крестьянка выстраивается вокруг темы народности и псевдонародности, горячо обсуждаемой в критике того времени. В заметке О народности литературы Пушкин, имея
Читать дальше
Середина 20-х – начало 30-х гг. 19 в. в русской литературе ознаменованы спорами вокруг жанровой литературы, снискавшей интерес у массового
Читать дальше
Вопрос о том, кто же, в результате, жертва, а кто деспот в Станционном смотрителе – Вырин или Дуня – не
Читать дальше
В 1903 году в составе примечания к эпиграммам на М.С. Воронцова «Полу-милорд, полу-купец…» и «Не знаю где, но не у
Читать дальше
Олег Заславский предложил интересный взгляд на проблему, «связанную с необходимостью объяснить в пушкинском “Памятнике”, что же такое “Александрийский столп”, которому
Читать дальше
У друзей и знакомых Пушкина «Повести Белкина» вызывали… хохот. Первым читателем их был Е.А. Баратынский, Пушкин рассказывал Плетневу: «Написал я
Читать дальше