RSS RSS

Posts tagged: Литературный архив

Елена Дубровина. Судьба поэта. О гибели Бориса Поплавского


портрет Поплавского работы Инны Лазаревой

Сегодня мы открываем новую рубрику в разделе «Литературный архив» под названием «Судьба поэта». Этот выпуск будет посвящен гибели одного из талантливейших поэтов первой волны эмиграции, Бориса Юлиановича Поплавского, о котором сейчас написаны статьи, книги, литературные эссе. Существуют различные версии его гибели, включая даже историю его таинственного исчезновения. Тайна Бориса Поплавского не только в его гибели, но также и в его загадочной, одаренной личности, в его творчестве – дневниках, поэзии, прозе. В 2015 году исполнилось 80 лет со дня его смерти. Имя Бориса Поплавского попало в длинный список рано ушедших из жизни поэтов русской диаспоры.

 

«СОН И СМЕРТЬ, МОЛЧАНИЕ И ПАМЯТЬ…» 

В начале 30-х годов в Москве вышла книга известного литературоведа Дмитрия Благого под названием «Три века» русской поэзии. В этой книге он приводит список рано погибших поэтов, составленный еще Герценом. Список этот позже пополнится российскими поэтами начала 20-ого века – Гумилевым, Есениным, Маяковским и т.д. Но не менее трагичной была судьба русских поэтов первой волны эмиграции, попавших на Запад. Судьба разбросала их по разным странам и континентам. Русские беженцы селились в Китае, Египте, Абиссинии (Эфиопии), Чехословакии, Польше, Германии, Франции и т.д. В 20-х годах центром расселения русских эмигрантов стал Париж. Судьба поэтов, живших и творивших во Франции, была особенно трагична.

Читать дальше 'Елена Дубровина. Судьба поэта. О гибели Бориса Поплавского'»

Искусанная мечта. По страницам старой эмигрантской периодики.

На страницах журнала «Сполохи», который издавался в Берлине, и просуществовал только 3 года (1921-1923), печатались такие известные поэты, как Владислав Ходасевич, Глеб Струве, Николай Оцуп, Константин Бальмонт, Иван Бунин и др. Но иногда там появлялись и стихи молодых поэтов, которые, по словам Юрия Мандельштама, не всегда были грамотны «стихотворно», хотя он и пытался оправдать их некие поэтические срывы: «Но беда в том, что поэтическое восхождение – не прямая линия, и сбиться с пути очень легко». Вот так, ступая «по кудрявым откосам» в поисках своей искусанной мечты, сбились с пути и застряли у «Врат», «словно зебры полосатые», некоторые поэты, распятые «на кресте тоски», которые, однако, позже стали серьезными литераторами, и посему имен их мы называть не будем.

Читать дальше 'Искусанная мечта. По страницам старой эмигрантской периодики.'»

Павел Бабич: Поэзия и жизнь

     «Когда-то я обещал, что вернусь домой, то только в Санкт-Петербург… С тех пор всё изменилось… Но то близкое и незабытое “вчерашнее” прокатило меня через свои “шестерёнки” и выплеснуло; к счастью, на волю – а не из “Большой зоны” в меньшую, другую.

     Всё изменилось и, вероятно, все… Изменился и я, оказавшись на другой орбите, в невесомости и несовместимости с ней… И ещё выше вырастает стена, разделяющая две моих жизни – там и здесь, стена из прожитых на чужбине лет. Не потому ли здесь, как и в стихах, я живу в прошлом?..».

     Павел Александрович Бабич родился в 1933 году в Санкт-Петербурге (Ленинграде). Окончил ремесленное училище, Ленинградский Индустриальный техникум, позже Горный институт. Работал инженером-конструктором. В 1980 году эмигрировал, в настоящее время живет в штате Вермонт, США. Работает резчиком по дереву. Женат. Четверо детей.

     Поэзию Павла Бабича сформировали три главных события в его жизни.

     Первое – война и ленинградская блокада, с которыми он встретился, будучи семилетним мальчиком. Массовые смерти вокруг и ожидание близкой собственной лишили его детства. Остались вопросы: «Почему? Кто виноват?». Поиски ответов будут продолжаться потом всю жизнь.

     Второе событие – арест и смерть в советском концлагере отца. П. А. Бабич в последний раз видел отца в 1939 году, когда тот уезжал на зимовку начальником станции на острове «Домашнем». Почётный полярник А. П. Бабич был арестован в 1941 году, приговорён к смертной казни, как «изменник Родины», отправлен в лагерь. Умер в лагере в 1950 году, по официальной версии от «язвы желудка». Реабилитирован посмертно в 1965 году.

Читать дальше 'Павел Бабич: Поэзия и жизнь'»

Первая волна эмиграции: Николай КУДАШЕВ (1903-1979)

 КУДАШЕВ Николай Всеволодович, поэт (1903, Кременчуг – 1979, Нью-Йорк) . Детство прошло на Украине. Юношей вступил в Добровольческую армию. К тому же времени относятся его первые стихи. Творческие попытки возобновились в Словении, где Кудашев жил в лагере вместе со своими товарищами по кадетскому корпусу, эвакуировавшемуся с армией Врангеля в ноябре 1920. Двадцать лет Кудашев прожил в Югославии, служил пограничником. В 1941 поступил добровольцем в русский Белый корпус. Был переведен в армию Власова. Попал в плен. В 1947 был арестован за выступление против насильственного возвращения в СССР русских беженцев. В 1949 переехал в США. В Нью-Йорке в течение многих лет был рабочим на пищеперерабатывающем комбинате. За годы жизни несколько раз утрачивал рукописи, и только выйдя на пенсию, постепенно восстановил некоторые из своих стихотворений. Они и составили его сборник «Тени» (1978). Оставшаяся после него тетрадь неопубликованных лирических стихотворений, вероятно, пропала. Юность, такая же, как у его дворянских предков, участие в боях и походах, символы русской славы – вот мир его поэзии. Он был из числа тех, кто мог искренне сказать о своем творчестве: «Пусть из этих обрывков моих песен узнают и поймут, как мы любили Родину и жили только думами о ней».

Читать дальше 'Первая волна эмиграции: Николай КУДАШЕВ (1903-1979)'»

Илья Сургучев (1881-1956). Лицо огня

Жорж СандЭто тает воск от лица огня…

Воск – это любовь, созданная человеком.

Страсть – это любовь, созданная Богом. Бог создал человека правым, люди же пустились во всякие помыслы – так или приблизительно сказал Екклезиаст[1], один из самых мудрых.

Что такое помыслы? Помыслы: поэзия, живопись, театр, музыка. Этими помыслами человек изменил простое, но божественное лицо любви. Человек усложнил божественный замысел. Но как тает воск от лица огня, так тают порою человеческие помыслы от лица Божьей страсти.

Пойдите в будний день в Карнавалэ. Отыщите витрину с драгоценностями Жорж Санд. Вы увидите, что она любила топазы, темные, спокойные, дымчатые.

Читать дальше 'Илья Сургучев (1881-1956). Лицо огня'»

ЕЛЕНА ДУБРОВИНА ● «ОТЧАЯНЬЕМ, БОЛЬЮ, СТИХАМИ…» ● СТАТЬЯ

ЕЛЕНА ДУБРОВИНАЮРИЙ МАНДЕЛЬШТАМ

Произведения искусства, будь то картина, роман или стихотворение – часть мира, часть духовного мировосприятия творца. В момент особенно острого внутреннего состояния, являющегося порой результатом внешних событий, рождаются поэтические строки. Трагизм общечеловеческий (война, революция, репрессии, потеря родины и т.д.) обусловливает трагедию индивидуальную. Русская революция и последовавшие за ней репрессии выхлестнули за пределы страны целое поколение российской творческой интеллигенции. В конце двадцатых, начале тридцатых годов, центр русской культурной жизни оказался в Париже. Там в Париже начало оформляться новое поэтическое течение названное «парижской нотой». «Сущность искусства, как всякого подлинного искусства, трагична… Сознание трагизма нашего положения явилось зерном, из которого выросло новое поэтическое мироощущение, так называемая “парижская нота”», – писал поэт и критик, Юрий Терапиано.

Читать дальше 'ЕЛЕНА ДУБРОВИНА ● «ОТЧАЯНЬЕМ, БОЛЬЮ, СТИХАМИ…» ● СТАТЬЯ'»

РЕСПУБЛИКА СОЛНЦА ● ЕЛЕНА ДУБРОВИНА

Простою речью ничего не скажешь,
Стихами можно многое сказать.

Александр Биск

ЕЛЕНА ДУБРОВИНА История русской литературы – зеркальное отражение трагической истории самой России. Драма российская, общечеловеческая, стала драмой отдельной человеческой личности. Сразу после расстрела Гумилева в 1921 году и последовавшей за ним смертью Блока, начался физический и духовный «расстрел» русского поэта, «расcтрел» самого творчества. «А в тюрьме выводят на расстрел/самых лучших и непримиримых», писала Ирина Кнорринг.

Для российского поэта встал вопрос выживания. И каждый решал его по-своему, обращаясь к внутренней совести. Недаром поэт Юнг назвал это поколение – поколением «обнаженной совести». Остался и приспособился к Советской власти поэт Валерий Брюсов, не выдержал и угас Александр Блок, покончили с собой Есенин и Маяковский. Поэты были обречены на «медленное умиранье / Без всяких надежд впереди» (Г. Адамович). А тот, кто не мог мириться с разрушениями, жестокостью, диктаторством и своей совестью, те, кто не поверили в «светлое будущее» России, покидали её самыми невероятными путями. Читать дальше 'РЕСПУБЛИКА СОЛНЦА ● ЕЛЕНА ДУБРОВИНА'»

MENUMENU