RSS RSS

Posts tagged: Интервью

Елена Константинова. Олег Чухонцев: «Не хотел бы, чтобы поэтическое слово было проституировано»

Олег Чухонцев

 

 

Олег Григорьевич, какое из событий в жизни нашей культуры за последние месяцы произвело на вас благоприятное впечатление?

     

— Пожалуй, Шаламовские чтения, уже третьи по счёту, прошедшие в конце июня — начале июля этого года в Вологде. Я не только развеял свои опасения о Вологде как о родине махрового консерватизма и почвенничества, но и был приятно изумлён духом этой международной научной конференции, участие в которой принял впервые. Когда побывал в доме, где 18 июня 1907 года родился и прожил до семнадцати лет Варлам Тихонович Шаламов (сейчас это здание принадлежит Вологодской картинной галерее, в 1990 году в память о писателе на нём установлена мемориальная доска, а в 1991-м открыта первая музейная экспозиция), мне вдруг стал понятен его внутренний бунт, нетерпимость к указующему персту, проповеди — вот почему полезно иногда знать не только творчество писателя, но и увидеть место, откуда он исходит. Шаламову, как сильной неординарной личности, безусловно было необходимо осознать свой суверенитет. Какая же картина открывалась взору мальчика изо дня в день? Окна двухэтажного каменного дома, построенного в начале ХIХ века и предназначенного для церковного причта (семья Шаламовых занимала три комнаты на нижнем этаже), почти упирались в стены высокого величественного Софийского собора, в котором служил протоиереем его отец Тихон Николаевич… Небольшая лужайка… Очень сложные трудные отношения с отцом… Конечно, Шаламов мог бы ограничиться внутрицерковным мятежом, став, допустим, протестантом. Но он пошёл ещё дальше — к полному разрыву с религией.

Читать дальше 'Елена Константинова. Олег Чухонцев: «Не хотел бы, чтобы поэтическое слово было проституировано»'»

Вера ЗУБАРЕВА. По душам: интервью с Галиной КЛИМОВОЙ

В. Зубарева и Г. КлимоваВ.З. Помню нашу самую первую встречу. Мы только приземлились в Москве, всё с ног на голову перевёрнуто, то ли снится, то ли нет. Вы с Сергеем договариваетесь с Ефимом о встрече прямо сейчас, поскольку ты уезжаешь на следующий день. Энергии ноль, желания увидеться – на все сто или двести. (Интересно, какая же она в жизни?) И вот вы появляетесь в славном уютном ресторанчике, где назначена встреча. Впечатление, которое остаётся от тебя навсегда – всплеск энергии, искромётность, какой-то юношеский позитив. Рядом Сергей мягко улыбается, светится тобой. Так вас вижу и по сей день. Откуда в тебе этот несгибаемый настрой на преодоление и победу? Кто в семье обладатель счастливых генов, переданных тебе по наследству?

– Если б ты знала мою бабушку Федосью Захаровну, дочь деревенского скрипача, кацапку с Могилевщины, выросшую в Сибири! Если б хоть одним глазком взглянула на нее, на мою драгоценную Феничку, вырастившую и воспитавшую меня – с полутора месяцев от рождения и до совершеннолетия! Она ни минуты не сидела без дела. Не понимала и не знала, что такое отдых. Да и зачем он? Кто тут и от чего устал? Вся – в заботах, в труде и готовности помочь каждому. И дни, и часы расписаны: курам ячневую кашу с крапивой сварить, за травой для коз в лес сбегать, снег расчистить, крышу подлатать, потолок побелить, по воду пойти, носки связать, сварить варенье, засолить капусту, грибы, огурцы, печку затопить, испечь пироги, кружевные блины, куличи на Пасху освятить…Некрасовская женщина – бесстрашная, сильная, работящая, мудрая, жалостливая. Куда мне до нее… Но какой пример, какую высокую планку она задала? Было на кого равняться. Да и родители мои – очень яркие, моложавые, витальные, очень деятельные трудоголики: папа рыдал, когда в 82 года его «ушли» на пенсию, а мама в свои 80 еще рассекала по Москве на белой «шестерке» и до 84-х лет читала лекции практикующим врачам на факультете повышения квалификации. Так что я, похоже, не из рода, а в род – как то самое яблочко, которое недалеко падает.

Читать дальше 'Вера ЗУБАРЕВА. По душам: интервью с Галиной КЛИМОВОЙ'»

Ирина МАУЛЕР, Михаил ЮДСОН. Откровение Веллера

Писатель Михаил ВеллерМихаил Веллер – знаменитый писатель, автор множества разножанровых книг, самобытный философ, создавший собственную теорию мироздания. Одним нравится его талант рассказчика историй, другие ценят дар пророчества – Веллер в своих текстах предельно откровенен с читателями, хотя будущее, им предсказанное, далеко не всегда светлое, бросает то в жар, то в холод (книга «Б. Вавилонская»). Но главное, писатель всегда предлагает усвоить нечто новое, «то, что неожиданно раскрывает истину» (по Ожегову) – и является откровением. Послушаем же Михаила Веллера.

 

Читать дальше 'Ирина МАУЛЕР, Михаил ЮДСОН. Откровение Веллера'»

«Сто лет русской зарубежной поэзии». Интервью с Владимиром БАТШЕВЫМ

Недавно вышел третий том антологии «Сто лет русской зарубежной поэзии». В октябре этого года состоялась презентация антологии на Франкфуртской международной книжной ярмарке. В связи с этим журнал «Гостиная» задал несколько вопросов составителю антологии Владимиру Батшеву.

 

Здравствуйте, Владимир! Рады приветствовать Вас на страницах нашей «Гостиной». Поздравляем с выходом третьего тома антологии. Как и когда начинался проект?

В прошлом году вышла моя двухтомная книга «Мой литературный календарь». Прочитав ее, Гершом Киприсчи предложил мне составить Антологию русской зарубежной поэзии за 100 лет, чтобы календарь послужил основой будущей книги. Меня эта идея увлекла, я давно собирал стихи 1-й и 2-й эмиграции. И я стал этим заниматься.

На страницах «Литературного европейца» и «Мостов» несколько лет печатались произведения поэтов первой и второй волны эмиграции, их творчество мне хорошо известно. Оставалось только собрать опубликованное у нас, выбрать самое интересное. Постараться не забыть тех поэтов, которых я мог пропустить.

 

Чья идея, и какова цель этой антологии?

Идея была наша общая с Гершом Киприсчи. Цель в названии антологии – «Сто лет русской зарубежной поэзии».

Читать дальше '«Сто лет русской зарубежной поэзии». Интервью с Владимиром БАТШЕВЫМ'»

Елена Константинова. «Всё ещё уляжется, утрясётся…». Две беседы с Юрием Кублановским

Юрий Кублановский

Клеймённый сорок седьмым,

и посейчас глотаю

тот же взвихренный дым,

стелющийся по краю

родины и тылам,

точно ещё под током

и паутина там

в красном углу убогом.

 

Лакомо мандарин

пах в января начале.

Чайки с прибрежных льдин

наперебой кричали:

— Не оступись! — мальцу

в валенках до коленок.

А через улицу

прямо от нас — застенок.

Читать дальше 'Елена Константинова. «Всё ещё уляжется, утрясётся…». Две беседы с Юрием Кублановским'»

Евсей ЦЕЙТЛИН. Труден ли этот путь? Беседа с Олегом Коростелевым – исследователем литературы Русского зарубежья

Олег Коростелёв Оставим за скобками комплименты, точнее – произнесем их сразу. Каждый, кто пишет о работах Олега Анатольевича Коростелева, непременно говорит об их уникальности. Не жалея высоких слов, но совершенно справедливо суммировал эти оценки большой знаток Русского зарубежья Иван Толстой, посвятивший Коростелеву передачу на радио «Свобода»: «Олег Коростелев – живой классик, один из сильнейших специалистов по первой и второй волне русской эмиграции. И если бы он сделал только половину, он и без того заслужил бы себе место в пантеоне великолепных». Так что давайте теперь поговорим о буднях исследователя, о его лаборатории, о проблемах изучения литературы Русского зарубежья – «государства без территории», как однажды выразился сам Олег Коростелев.

 

ЕЦ: Наверняка читателю будет интересен ваш путь в литературоведение. Тем более – он необычен. Ведь ваша первая профессия – биолог. Конечно, потом вы окончили Высшие литературные курсы (семинар критики), аспирантуру Литинститута. Но вы не получили традиционного филологического образования. Может, и к лучшему. По крайней мере, вы не встретились с теми штампами и схемами, которыми были напичканы программы филфаков. А в эмигрантике вы начали с многостороннего исследования творчества Георгия Адамовича. С диссертации о его поэзии. С издания его собрания сочинений. Признаюсь: я часто открываю прекрасно составленный и откомментированный вами сборник Адамовича в малой серии «Библиотеки поэта». Но почему именно Адамович стал первым среди героев ваших эмигрантских штудий?

Читать дальше 'Евсей ЦЕЙТЛИН. Труден ли этот путь? Беседа с Олегом Коростелевым – исследователем литературы Русского зарубежья'»

Михаил ЮДСОН. Похвала провинции. Интервью с Дмитрием Быковым

BykovДмитрий Быков – человек пишущий, свободно распадающийся на поэта и прозаика, вольно соединяющий стихи с романами. Вдобавок Быков – записной книгочей, книгочерпий и книгодар. Благодаря ему мы впитываем лекции по мировой литературе, плавно переходя от Набокова на Быкова. Мне, безвылазно живущему в тельавинции у моря, он представляется поистине Вечным Странником по странам и страницам, сплавщиком папирусов по Ист-Истре и Усть-Заратустре. Дмитрий Львович в каком-то смысле нынешнее наше все и вся, коллективное бессознательное, передвижное Быковостатическое Мироздание. Тут уж кому как сподручней – на недельных главах иль на дальних поездах… Ну, послушаем приближение звука.

Насколько я знаю, ты сейчас живешь на два дома: преподаешь в США с заокеанскими наездами в Москву. Отсутствие родимой уличной, заоконной глоссалалии – не помеха языку?

— Так я жил в прошлом году. В этом я довольно часто наезжаю с лекциями в разные американские университеты, но большую часть времени провожу в России, где разъездов тоже хватает — и с лекциями, и с поэтическими вечерами. Так что с глоссолалией все в порядке, да и в Штатах русские не забывают язык, слава Богу.

— Цитирую тебя: "Атмосфера духовной провинции возникает от атмосферы запрета". Но взять Израиль… Запретов – точно нет. Духовная провинция – таки есть. Самоцензура заела? Вообще, доступно ли поколению, взросшему в советских вольерах, глядеть поверх? А в Америке встречается понятие литературной провинции (ясен Пнин, не в Принстоне, где ты трудоденствуешь)? Можно же вспомнить и Аксенова же: "Фолкнер в конце концов провинциальный американский писатель".

Читать дальше 'Михаил ЮДСОН. Похвала провинции. Интервью с Дмитрием Быковым'»

Даниил ЧКОНИЯ: «Я вижу процесс герметизации поэзии…» ● Интервью ведёт Вера Зубарева

Даниил Чкония и Вера Зубарева«Поэт-подвижник Русского Безрубежья» – не конкурс, не выбор лучшего из достойных, а номинация поэтов, активно участвующих в литературном процессе и помогающих открывать новые имена и поддерживать уже известные. Каждый год список поэтов-подвижников не обновляется, а пополняется новыми именами. Поэтому каждого поэта мы номинируем только один раз.

 

В этом году в список номинантов вошли не только поэты,  стоящие у руля литературного процесса, но также издатели и редакторы журналов и альманахов, организаторы и ведущие литературных мероприятий, президенты литературных организаций. Все они подвижники, многие годы сочетающие участие в литературном процессе с творчеством. Благодаря их стараниям, были услышаны голоса многих достойных авторов.

 

В.З. В этом году мы открываем рубрику «Поэт-подвижник» беседой с поэтом, чьё творчество известно и любимо ценителями большой поэзии, проживающими в различных уголках Русского Безрубежья. Дорогой Даниил, мы рады приветствовать тебя в нашей Гостиной в качестве лауреата в номинации «Поэт-подвижник»! Ты так много делаешь для русской литературы, являясь и заместителем Главного редактора литературно-публицистического журнала «Эмигрантская лира», и ведущим рубрики зарубежной русской поэзии и выпускающим редактором ежегодного альманаха «Под небом единым», и членом  редколлегии журнала «Этажи», и членом жюри нескольких международных фестивалей русской поэзии… Помимо этого ты пишешь предисловия к поэтическим сборникам, рецензии, встречаешься с литераторами и обсуждаешь с ними насущные литературные проблемы. Какая проблема в нашем литературном мире видится тебе сегодня наиболее острой?

Читать дальше 'Даниил ЧКОНИЯ: «Я вижу процесс герметизации поэзии…» ● Интервью ведёт Вера Зубарева'»

«Прожить несколько жизней…» Интервью с Людмилой Улицкой ведут Ирина Маулер и Михаил Юдсон

Писатель Людмила Улицкая. Photo by Dmitry RozhkovЛюдмила Улицкая – знаменита и читаема, ее проза отличается лица необщим выраженьем, а кириллица многих книг переведена на иные алфавиты и иероглифы. Поговорим с ней о бытие и писании.

— Вы четыре года писали огромный роман и совсем недавно «Лестница Якова» вышла в свет – расскажите, пожалуйста, об этой книге.

— В два слова или в четыре? Толстый роман, на семьсот страниц. Я надеялась, что получится поменьше, но как ни уминала, все равно толстый. Тонкие у меня, к сожалению, не получаются. Это история семьи, история поколения, история страны и человечества. Почему человечества? Потому что меня с юности лет очень волнует эта вполне научная тема — что и как мы получаем от своих предков. На вопрос «как» ответ оказался более простым — открыли великую спирать ДНК, поняли, как кодируется текст всего живого. Вопрос «что» оказался более сложным, отчасти я нашла этот ответ, прочитав письма моего покойного деда, которые попали ко мне через сто лет после написания первого письма этой переписки — в 1911 году. На этом и построен роман.

Читать дальше '«Прожить несколько жизней…» Интервью с Людмилой Улицкой ведут Ирина Маулер и Михаил Юдсон'»

Гетто – это маленькая жизнь ● Интервью с Михаилом ЮДСОНОМ

По городу Тель-Авиву, шумному и пестрому, как восточный платок, бежит писатель Михаил Юдсон. Автор романа «Лестница на шкаф». Жарко. Море плюется солью и серебром. Люди гомонят на всех мировых языках. Собаки хозяйничают на улицах. Еще немного – и возьмут власть. Нет, шучу…

Здесь писатель Михаил Юдсон живет, здесь пишет и думает.

Дома у него нет. Я написала эти слова и почти испугалась: ведь неправда…Нет дома в узком, мещанском смысле. Того, где холодильник и коврик, хлебница и шведская стенка. Михаил Юдсон живет в литературе, как в доме. Играет метафорами, перекликается с коллегами через спины и головы владык и диктаторов. Он свободен, Юдсон, свободен и всегда готов взлететь. Василий Аксенов в свое время выделил его из хора израильских и прочих писателей. О нем спорят. «Лестница» – образ сакральный. Символ. Место ангелов. Лестница Иакова – всеобщий литературный перекресток. А еще лестница – прообраз Иисуса Христа. Миша Юдсон вспоминает, как Лев Толстой в своей крестьянской школе лучшего ученика сажал на шкаф – это и есть образ романа. Роман-лабиринт Юдсона-минотавра странен и многогранен. Его надо читать, над ним следует думать. Я поговорила с автором. Писателем из неумолкающего ни днем, ни ночью города Тель-Авива.

 

Читать дальше 'Гетто – это маленькая жизнь ● Интервью с Михаилом ЮДСОНОМ'»

Михаил ЮДСОН ● Кубик Рубиной

Дина РубинаДина Рубина, одна из самых известных ныне русских писателей, живет в Израиле, под Иерусалимом – уж так Бог дал, дар лёг. Она издавна знаменита в необозримом русскоязычьи, в привольной империи кириллицыного пера и мефодиева пуха. Но и “белая голубка” – бело-голубые израильские цвета, и “русская канарейка” – желтые блуждающие звезды – сроду живут в ее прозе. Многоцветье романов Рубиной сходится мозаично в единый узор, буквы образуют Слово… Сложим же кубик Рубиной, поговорим с автором.

 

– Очередная ваша большая книга «Русская канарейка», как известно, вышла в свет и радостно обрастает читателями. Много месяцев (явно больше девяти) вы вынашивали этот огромный роман. А существует ли у писателей «послеродовой синдром» – опустошение, депрессия?

– Это, увы, известная вещь. Разумеется, и опустошение, и депрессия, и – вы еще смягчили! – дикий страх, что больше не напишется ни строки, и отвращение к уже написанному… А как же, хлебаем полной мерой. Это нормальная реакция здорового писательского организма, который должен переболеть текстом, «оплатить» его собственным здоровьем, и физическим и психическим, – прежде чем тот его отпустит. В случае с «Канарейкой» у меня все еще более осложнилось, вероятно, из-за огромности работы, да просто прожитых с нею, с ее героями лет. И я вот уже чуть ли не год болею на полную катушку, никак не оклемаюсь. Лекарство существует только одно. Это как в любви, от морока которой избавляешься, вышибая ее новой любовью. Надо просто затеять новый текст. Даже не новую книгу – книга очень сложный организм, – а просто текст, неважно о чем. Сквозь отвращение к буквам, к любой теме, к собственным пальцам, неуверенно зависающим над клавиатурой… – через “не могу”, одним словом. Через огромное высоченное, распухшее, воющее, блюющее «не могу-у-у-у!!!»… И постепенно, страниц через пять или пятнадцать, потянем-потянем…и «зеленая сама пойдет». Только на это надежда.

Читать дальше 'Михаил ЮДСОН ● Кубик Рубиной'»

ИРИНА МАУЛЕР ● МИХАИЛ ЮДСОН ● ОКРЕСТНОСТИ ГЕНИСА.

Писатель Александр ГенисНачитавшись вдосталь, начнем вглядываться в проступающие громады – каменные томища–небоскребы, взирать на канувшую самоварную Атлантиду, русский литературный Нью–Йорк 80–х. Он представляется порою бисерной игрой в азбучные классики: Аксенов, Бродский, Вайль, Генис, Довлатов…

Александр Генис – писатель незаурядной прозы, знаменитый эссеист, создатель стиля «текст и окрестности». Живет неподалеку от Нью–Йорка. Ну, раз нам повезло – поговорим.

– Сейчас вы приезжаете в Израиль по линии «Лимуда» – семинар на Кинерете по просвещенческим поводам (воистину, Генисаретский лекторий!). Давно не бывали на Обетованной?

– Двадцать лет. В 1995 году я приехал с Израиль с Библией и 17–летним сыном. Втроем мы объехали страну и навсегда ее полюбили. Лучше всего мне было у Стены плача, и я до сих пор пытаюсь понять – почему.

– У вас одна за другой – на радость и благо верным почитателям – выходят новые книги. Расскажите немного о них.

– Книгу “Уроки чтения” с полуприличным подзаголовком “Камасутра книжника” я писал четыре года, а мечтал о ней с тех пор, как научился читать. Это – интимная биография страстного читателя, который рассказывает о своих романах с разными книгами, жанрами, авторами. Я десятилетиями оставлял ее на потом, но вот “потом” пришло, и я грущу по тому времени, когда писал свою “1001 ночь”.

Другую недавно вышедшую книгу составила путевая проза. Я долго выбирал для нее название, потому что, как мне сказали, в России слово “космополит” всегда означает “безродный” и переводится “жидовская морда”. Но теперь я доволен, что оставил первоначальное название. В нынешней России оно звучит как лозунг.

Читать дальше 'ИРИНА МАУЛЕР ● МИХАИЛ ЮДСОН ● ОКРЕСТНОСТИ ГЕНИСА.'»

МИХАИЛ ЮДСОН ● ВОСПИТАНИЕ МАСС ● ИНТЕРВЬЮ С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ

Быков, Дмитрий ЛьвовичДмитрий Быков – писатель, поэт. Человек-аккумулятор, обладающий невероятной, как говаривали конструктивисты, «энергийностью» – творчество Быкова охватывает чуть ли не все стороны и края ойкуменного бытия. Он неустанно производит прозу, слагает баллады, возрождает жанр стихотворного фельетона, читает популярнейшие лекции, преподает словесность и совестливость в придачу (отнюдь не восстание, а воспитание спасет мир!) – словом, поражает, с последней прямотой скажу, заряженностью и многогранностью таланта. Дмитрия Львовича можно ценить и слушать, или, если угодно, бранить и наушничать – но так или иначе, читать его суждено всем и вся. Дар дан! Сам же он существует по стародавней стендалевской заповеди: жить, писать, любить. Побеседуем с Быковым.

– Дима, раз уж мир сотворен из букв, то какой тебе видится сегодняшняя Россия – как текст?

– Мы все сейчас, каждый по-своему, пытаемся написать этот текст, дабы запечатлеть в нем сегодняшнюю Россию. Успех водолазкинского «Лавра» связан, по-моему, именно с тем, что в этом романе сквозь реальность русского средневековья проступает будущее, накладываются и просвечивают разные лексические слои: русская проза сегодня – палимпсест, текст, сквозь который видно и девятнадцатый, и семнадцатый век. Коллизии сплошь те же самые. Владимир Сорокин попытался переписать «Князя Серебряного» с реалиями будущего – китайскими супами и наркоманией нового типа плюс айфонизация всей страны, – получился «День опричника». Так что сегодняшняя Россия как текст – это опричнина в твиттере, либо житие протопопа Аввакума в формате ЖЖ. Текстам более сложным или разнообразным тут просто неоткуда взяться, а если они и появляются – читатель их элементарно не заметчает, поскольку ему нечем их воспринять.

Читать дальше 'МИХАИЛ ЮДСОН ● ВОСПИТАНИЕ МАСС ● ИНТЕРВЬЮ С ДМИТРИЕМ БЫКОВЫМ'»

ВЕРА ЗУБАРЕВА ● ПРИСУТСТВИЕ ВОЛШЕБНОГО ● ИНТЕРВЬЮ С ЛЮДМИЛОЙ ШАРГА

ЛЮДМИЛА ШАРГА – Дорогая Людмила, необычность – отличительная черта твоих произведений, будь то поэзия или проза. За этим стоит не наработанный художественный приём, а способ представления мира. Читая твои стихи и рассказы, попадаешь в какое-то неизведанное измерение, где много сказочного, волшебной природы. Это твоё, особенное, пространство-время что, как загадочная река, отражает различные эпохи и бежит вдоль неведомых берегов. Как рождаются твои образы? Какое мировидение стоит за ними?

 

– Мир этот вполне реален, его можно увидеть. О нём можно рассказать, что я, собственно, и пытаюсь делать. Кажется, Жан Жак Руссо говорил: “Я хорошо понимаю, что читателю не очень нужно все это знать, но мне-то
очень нужно рассказать ему об этом”.

Читать дальше 'ВЕРА ЗУБАРЕВА ● ПРИСУТСТВИЕ ВОЛШЕБНОГО ● ИНТЕРВЬЮ С ЛЮДМИЛОЙ ШАРГА'»

ЕЛЕНА ДУБРОВИНА ● О ПОЭЗИИ И ПРОЗЕ ГЕОРГИЯ ИВАНОВА ● ИНТЕРВЬЮ С ВАДИМОМ КРЕЙДОМ

ЕЛЕНА ДУБРОВИНАЕ.Д.: Вадим, Вы являетесь крупнейшим специалистом по серебряному веку и первой волне эмиграции, и в частности, бесценен Ваш вклад в открытие произведений Георгия Иванова. Не могли бы вы рассказать подробнее, как Вам пришла идея собирать о нем материалы. И почему именно он послужил толчком к Вашим литературным исследованиям Серебряного века и пореволюционной первой эмиграции?
ВАДИМ КРЕЙД

В.К.: Впервые я прочитал стихи Георгия Иванова в антологии «Русская поэзия ХХ века» И.С. Ежова и Е. И. Шамурина, изданной в 1925 году. Это, на мой взгляд, лучшая антология советского времени. В ней – большая подборка стихов Георгия Иванова. Она была его последней прижизненной публикацией в России. Неизвестно, узнал ли Георгий Иванов когда-нибудь об этой публикации. Стихи в антологии были собраны из его ранних сборников. Стихи эти, за малым исключением, к числу лучших не отнесешь, выбор авторов антологии спорный. Но меня очаровала музыка поэзии Георгия Иванова. А также, то свойство, которое акмеисты называли «прекрасной ясностью». Было еще одно качество, которое я там уловил. И позднее, когда познакомился со всеми его ранними сборниками, это я понял как особенность, которую назвал бы «светопись». Он, как живописец, который работает и играет красками. В его стихах виден этот дар работы со светом, игры цветом. И еще – непринужденная культура стиха, естественность без натяжки, без нарочитых усилий, никакой надуманности. Это все, что я тогда узнал о Георгии Иванове. И еще один факт – что он эмигрировал и живет на Западе.

Читать дальше 'ЕЛЕНА ДУБРОВИНА ● О ПОЭЗИИ И ПРОЗЕ ГЕОРГИЯ ИВАНОВА ● ИНТЕРВЬЮ С ВАДИМОМ КРЕЙДОМ'»

НАТАЛЬЯ ГРАНЦЕВА ● "ПРИРАСТАТЬ СИБИРЬЮ" ● ИНТЕРВЬЮ

НАТАЛЬЯ ГРАНЦЕВА– Уважаемая Наталья, мы рады приветствовать Вас в нашей виртуальной Гостиной!

 

Журнал «Нева» не нуждается в специальном представлении – читатели и авторы как ближнего, так и дальнего зарубежья знакомы с журналом ещё по прежним временам, и он продолжает привлекать к себе разные поколения, будучи также доступным и в виртуальном пространстве Журнального Зала. Хотелось бы задать Вам несколько вопросов, касающихся разносторонней миссии журнала.

С 2007 года Вы возглавляете журнал и, естественно, наряду с желанием сохранить лицо журнала, у Вас, по-видимому, есть стремление привнести нечто новое. Прежде всего, как бы Вы определили направление журнала в прошлом, и что нового добавилось к этому?

Читать дальше 'НАТАЛЬЯ ГРАНЦЕВА ● "ПРИРАСТАТЬ СИБИРЬЮ" ● ИНТЕРВЬЮ'»

АНДРЕЙ ГРИЦМАН ● «СОЗДАТЬ СВОЙ ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ПРОФИЛЬ» ● ИНТЕРВЬЮ

АНДРЕЙ ГРИЦМАН– Андрей, я рада приветствовать тебя в нашей Гостиной. Ты стоял у истоков её появления и являешься одним из старожилов нашего виртуального пространства. Перечитывая то, что ты писал о себе тогда, в Гостиной 1995 года, мне захотелось несколько вопросов задать именно в связи с твоими тогдашними взглядами. Начнём с этого (цитирую):

“Пожалуй, две вещи в настоящее “смутное время" и имеют значение: талант и человеческое достоинство. Даже, как бы, в старомодном смысле, — воспитание.”

Теперь, когда многое, к чему ты стремился, свершилось, можешь ли ты сказать, что не отступал от этих изначальных принципов? Сложно ли было придерживаться их? Были ли компромиссы?

Читать дальше 'АНДРЕЙ ГРИЦМАН ● «СОЗДАТЬ СВОЙ ЭСТЕТИЧЕСКИЙ ПРОФИЛЬ» ● ИНТЕРВЬЮ'»

МАРИНА САВВИНЫХ ● УСТАНОВКА НА РАЗНОЕ ● ИНТЕРВЬЮ

Марина Саввиных Дорогая Марина, в этом году журналу «День и ночь», главным редактором которого ты сегодня являешься, исполняется двадцать лет. Срок немалый. Журнал сумел успешно утвердить себя за эти годы в ряду высококачественных толстых литературных журналов России. А что послужило толчком к его созданию?

– Момент рождения литературного журнала «День и ночь» овеян легендами. Роман Харисович Солнцев рассказывал, что к началу 90-х безусловная власть московских «толстяков» над умами и душами сограждан пошатнулась настолько, что у писателей в регионах возникла уверенность, что они могут делать литературные журналы не хуже московских. Новые журналы стали появляться, как грибы после дождя. И с такой же стремительностью – исчезать. В 93-м в Красноярске «звёзды сложились» так, что совпали интересы группы писателей, объединённых либерально-демократическими надеждами и авторитетом В.П.Астафьева, тогдашней власти Красноярского края и культурно продвинутого бизнеса.

Читать дальше 'МАРИНА САВВИНЫХ ● УСТАНОВКА НА РАЗНОЕ ● ИНТЕРВЬЮ'»

ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ ● «ДОЛЖНЫ БЫТЬ РАЗНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРУ…» ● ИНТЕРВЬЮ

ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ— Евгений, рада приветствовать тебя в Гостиной! То количество проектов, в которых ты непосредственно участвуешь как руководитель и спонсор, просто ошеломляет. В последний раз, когда мы были у тебя дома, звонки не прекращались. Как тебе удаётся при таком напряжённом расписании всё выпускать в срок (вопрос риторический)? Под «всем» я подразумеваю и журнал «Дети Ра», и «Зинзивер», и «Поэтоград», и «Литературные известия», и «Футурум АРТ», и «Знание-сила. Фантастика»… Добавлю к этому Союз писателей XXI века, телеканал «Диалог». А чего только стоит проект «Читальный зал». Ты практически сотворил свой литературный мегаполис, охватывающий русскоязычных авторов из разных стран. В связи с этим хочу спросить тебя, как ты видишь развитие своего мегаполиса? По каким направлениям он разрастается? Происходит ли это стихийно или запланировано?

Читать дальше 'ЕВГЕНИЙ СТЕПАНОВ ● «ДОЛЖНЫ БЫТЬ РАЗНЫЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ НА ЛИТЕРАТУРУ…» ● ИНТЕРВЬЮ'»

СЕРГЕЙ ГЛАВАЦКИЙ ● ЮЖНОРУССКИЙ ДЕСАНТ ● ИНТЕРВЬЮ*

СЕРГЕЙ ГЛАВАЦКИЙ

– Сергей, Украина по числу союзов писателей, возможно, скоро догонит Россию. С чем это связано? Зачем такое количество СП?

– Игорь, приветствую. Прежде чем сравнивать количество СП в двух странах, нужно поговорить о градации писательских объединений. Уверен, что региональным писательским союзам в России нет числа и в этом отношении Украине пока далеко. Напротив, союзов, которые заявляли бы о себе, как об общенациональных, единицы. Таких – носящих гордый титул «Всеукраинский творческий союз» – всего два. Если по ряду характерных признаков проводить параллели с писательскими союзами России, то Национальный союз писателей Украины можно соотнести с Союзом писателей России (правда, в СПР более 15000 членов, а в НСПУ – около 2000, что всё равно заставляет хвататься за голову), Конгресс литераторов Украины – с Российским союзом писателей… Точка зрения Южнорусского Союза Писателей в последние годы более всего походит на точку зрения российского «Союза писателей XXI века».

Читать дальше 'СЕРГЕЙ ГЛАВАЦКИЙ ● ЮЖНОРУССКИЙ ДЕСАНТ ● ИНТЕРВЬЮ*'»

АНАСТАСИЯ ЕРМАКОВА ● «СВОЁ-РОДНОЕ-ВСЕЛЕНСКОЕ» ● ИНТЕРВЬЮ

Анастасия Ермакова– Дорогая Анастасия! 13 января этого года исполнилось 183 года со дня выхода первого номера российского печатного издания «Литературная газета». Прошло почти два столетия, за которые «Литературная газета» не один раз пережила подъем, упадок, закрытие и возрождение. В мою доперестроечную московскую бытность многие интеллектуалы получали по подписке «джентльменский набор»: «Новый мир», «Иностранную литературу» и «Литературную газету». Как Вы оцениваете современное состояние этого старейшего русского печатного издания по двум аспектам: содержательность материалов и популярность среди читателей?

– При нашем нынешнем главном редакторе Юрии Михайловиче Полякове, за последнее десятилетие, газета, как мне кажется, переживает «эпоху возрождения» – и в интеллектуальном, и в духовном, и в идейном смысле.

Читать дальше 'АНАСТАСИЯ ЕРМАКОВА ● «СВОЁ-РОДНОЕ-ВСЕЛЕНСКОЕ» ● ИНТЕРВЬЮ'»

СЕМЁН КАМИНСКИЙ ● «НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ КНИГИ» ● ИНТЕРВЬЮ

СЕМЁН КАМИНСКИЙ Семён, ты частый гость в нашей Гостиной. Наши читатели знают тебя по твоим рассказам, получившим различные литературные премии. В частности, уже второй год подряд ты являешься одним из лауреатов журнала «Дети Ра». Но сегодня хотелось бы поговорить о том, что неизвестно ещё широкому кругу читателей (а он действительно широк – унас в месяц примерно 8 тыс. просмотров). С некоторого времени ты открыл своё издательство. Почему? Что послужило толчком?

– Спасибо за добрые слова, Вера. Моё скромное издательство InSignificant Books существует более трёх лет, но раньше мы не афишировали нашу деятельность. А толчком для создания издательства послужило ни что иное, как желание издать свою собственную книжку так, как хочется самому. Нашёл и прекрасного художника, и внимательных корректоров, и аккуратных верстальщиков, и надёжную систему печати и распространения. Но, конечно, самому пришлось координировать всю издательскую работу. Выучил процесс макетирования книг, вёрстки, разобрался в системе регистрации, продажи книг и т.п. А когда сумел прилично выпустить несколько своих собственных книжек, начал издавать книги друзьям-коллегам, потом – знакомым друзей… ну и пошло…

Читать дальше 'СЕМЁН КАМИНСКИЙ ● «НЕЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ КНИГИ» ● ИНТЕРВЬЮ'»

ЕЛЕНА ЛИТИНСКАЯ ● МОСТЫ ЧЕРЕЗ ОКЕАН ● ИНТЕРВЬЮ

Елена ЛитинскаяС Еленой Литинской я сначала заочно познакомилась в Интернете, с интересом прочитав ее стихи и рассказы о необычных буднях библиотекаря в Бруклине. Потом мы участвовали в совместных проектах в рамках Объединения Русских Литераторов Америки (ОРЛИТА), вице-президентом которого является Елена. Я узнала больше о той огромной работе, которую она ведет в рамках организации по сплочению авторов, пишущих на русском языке в США, и продвижению за рубежом русской культуры и литературы. А еще через некоторое время ОРЛИТА совместно с Бруклинским клубом русской поэзии пригласили меня для выступления в Нью-Йорк. Тогда мы, наконец, увиделись с этой хрупкой очаровательной женщиной, которая живет и дышит любовью к русской литературе, много сама работает со словом, а также поддерживает других авторов и привлекает внимание к творчеству наших соотечественников в Америке.

Читать дальше 'ЕЛЕНА ЛИТИНСКАЯ ● МОСТЫ ЧЕРЕЗ ОКЕАН ● ИНТЕРВЬЮ'»

MENUMENU