RSS RSS

Posts tagged: Prose

НАИЛЬ МУРАТОВ ● ПСИХОПАТ ● ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА

НАИЛЬ МУРАТОВВысотное здание, угловое, по форме – идеальный параллелепипед. В зеркальной стене вестибюля отражается уродливая пара – грузный мужчина в куртке с меховым воротником рядом с бедно одетым парнем, выглядящим чужеродным элементом в отделанном мрамором холле. Направляемся к лифту. Световой индикатор замирает на цифре 10, и за распахнувшимися створками возникает коридор с дюжиной дверей, к каждой из которых прикреплена стандартная табличка. На одной надпись – «Сны на заказ». Внутри – шикарная приемная с диваном и несколькими креслами, и я уверенно занимаю одно из них, а мой неуемный сопровождающий садится рядом. Его взгляд не отрывается от картины с абстрактным космическим пейзажем, висящей на противоположной стене. Акриловая холодность мазков раздражает, но сосредоточиться на чем-то ином не удается – помещение выглядит по-современному стандартным. К счастью, открывается внутренняя дверь, и из затемненного коридора выглядывает молодая женщина в строгих роговых очках.

Читать дальше 'НАИЛЬ МУРАТОВ ● ПСИХОПАТ ● ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА'»

ЕЛЕНА ЧЕРНИКОВА ● ПОСТОРОЖИ МОЁ ДНО ● РАССКАЗ

ЕЛЕНА ЧЕРНИКОВА Я несерьёзна, но если болтают о крысах, нудят о памяти, приметах, знаках и судьбах, и особенно когда при мне размышляют о творчестве, – отстреливаюсь этим сюжетом.

Ночью, в мороз, на Пресне, в собственной квартире, сижу в продольно-полосатой пижаме, сочиняю заметку об Ирландском море: желая денег, пытаюсь втиснуть опыт странствий в журнал для новых мещан. Волнуюсь от ночной ненависти к буквам, потому как я никогда не пишу ночью.

Шероховатая тишина города уже пузырится в ушах, но брошу на полдороге – не вернусь, а утром забуду, что несла глянцевым мещанам, которые по молодости ходили в малиновых пиджаках, а у выживших завёлся вкус. Они хотят высоких новинок, и редактор просит меня написать им об Ирландии: говорит, наш журнал для сверхновых, они в пиджаках индиго.

Читать дальше 'ЕЛЕНА ЧЕРНИКОВА ● ПОСТОРОЖИ МОЁ ДНО ● РАССКАЗ'»

НИНА БОЛЬШАКОВА ● СТАРИК И БЕРРИМОР ● РАССКАЗ

НИНА БОЛЬШАКОВАСтарик умывается, склонясь над низким умывальником, брызжет холодной водой в лицо. Тщательно промывает закисшие глаза, моет уши, ополаскивает рот, сморкается, отхаркивается. Зубы он чистит после еды, а душ принимает вечером, чтобы хорошенько просохнуть к утру. Вытирается холщовым полотенцем, смотрит на себя в зеркало. Затем берет деревянную расческу, расчесывает свои длинные седые волосы, стягивает их резинкой на затылке. Побриться, что ли? Да ладно, так сойдет, тем более вчера брился, перед тем как идти к Старухе. Заказы на нее так и сыпятся. Могучий талант, в смысле много чего может, что людям надо. Так сойдет, пойдет, поедет. Ну вот, можно пойти на кухню и позавтракать.

За столом на расшатанном стуле уже сидит старый кот Берримор. Усы и пышные бакенбарды Берримора тщательно расчесаны, начищенный нос блестит, глаза сверкают недовольством – где же мой завтрак наконец, опять не вовремя подают? Старик открывает банку куриных сердечек в соусе, вываливает на тарелку перед Берримором. Тот подцепляет лапкой кусочек, отправляет в рот.

Читать дальше 'НИНА БОЛЬШАКОВА ● СТАРИК И БЕРРИМОР ● РАССКАЗ'»

ИВАН КАТКОВ ● ДОНОР ● РАССКАЗ

ИВАН КАТКОВРуки в резиновых перчатках выводят катетер. Капля крови срывается с иглы и разбивается о мою ладонь. Я подношу руку ко рту и слизываю кровь. Она кисло-сладкая. Моя кровь. По телу расползается привычная усталость. В голове шум. Мысли наталкиваются друг на друга. Хочется спать. С трудом поворачивая голову, я наблюдаю как закачивают мою кровь в мальчика, лежащего на соседней койке. Это мой сводный брат. У Егора серьезное заболевание. Без регулярного переливания крови он умрет. Я его донор. Тетя Рима, мама Егора, нежно гладит сына по голове. Я замечаю – она плачет. Егор раздраженно вертит головой и показывает мне язык.

Началось все с того, что я появился на свет.

Читать дальше 'ИВАН КАТКОВ ● ДОНОР ● РАССКАЗ'»

ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● "СОННИК" И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ О СНАХ

ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯКОЛЫБЕЛЬ

Прилетай, мой ангел. Оседлай небесную рыбу или земную птицу. Не завелись ли мошки в перьях – крохотные насекомые, вредящие пернатым веточкам? Когда обрубок дерева протягивает культю лесу, на ней, как на ладони Кинг-Конга начинают расти маленькие балерины в зеленых оборочках.

Прилетай, мой ангел, я вычешу тебе шерстку.

У рыбы брюхо с подпругой и на глазах шоры, а птица крыльями шоркает в твоем стеклянном аквариуме, и по воздуху идут трещины, и сквозь него проваливаются виноградные улиточки прямо в кипящую воду, и виноградные усики их провожают звуками, которые извлекаются трением листьев друг о друга во время дождя, только мы трением добываем огонь, другие – хотят договориться.

Читать дальше 'ЕЛЕНА СКУЛЬСКАЯ ● "СОННИК" И ДРУГИЕ РАССКАЗЫ О СНАХ'»

МАРИНА САВВИНЫХ ● ДОМ НА СВОБОДНОМ ● Глава из романа «Люди Картонного Города»

1.

В кабинете Василия Гавриловича Попова на стене, на старинном бархатном коричневом ковре висело ружье. Оно не знало употребления уже много лет, но было дорого хозяину как память о бедной отважной молодости, когда Василий Гаврилович уходил с ним в тайгу, ища, впрочем, не столько охотничьей удачи, сколько уединения и покоя. Василий Гаврилович очень дорожил этим ружьем, регулярно чистил его и поддерживал в безупречном состоянии.

С мастерской, располагавшейся на чердаке, кабинет сообщался посредством деревянной лестницы с точеными перильцами. И эту лестницу, и стол со стульями, и вообще всю обстановку кабинета и мастерской Василий Гаврилович изготовил собственными руками.

Читать дальше 'МАРИНА САВВИНЫХ ● ДОМ НА СВОБОДНОМ ● Глава из романа «Люди Картонного Города»'»

НИНА ОГНЕВА ● СТЕНА-66 ● ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА

НИНА ОГНЕВА           Кинопоэма.  Фильм первый

Преамбула

История этой книги примечательна.

В октябре 1967 года я пришла в издательство, в котором моя графика к текстам познавательного характера по ботанике и садоводству имела успех.

Я намеревалась – по давней договорённости – получить на руки «Die Veredelungen und ihre Anwendung fur die verschiedenen Baume und Straucher» Николя Гоше, на немецкий лад называемого ещё Николасом Гаухером – книгу 1885 г. издания форматом In quarto, ко времени описываемых событий ставшую раритетом, но имевшуюся в редакционной библиотечке. Иллюстрации к тексту были выполнены незаурядным художником. По качеству они стояли вровень с «чистым искусством», лишь сюжеты – способы обрезки, методы прививки плодовых деревьев, устройство виноградных шпалер и пр. свидетельствовали об их утилитарности.

Читать дальше 'НИНА ОГНЕВА ● СТЕНА-66 ● ОТРЫВОК ИЗ РОМАНА'»

НАТАЛЬЯ РЕЗНИК ● МНЕ СНИЛОСЬ, ЧТО Я СЧАСТЛИВА…● РАССКАЗ

Мне снилось, что я счастлива.

Еще мне снилось, что папа сидит на диване и читает книжку, а я ему говорю:
– Ты же умер.
А он говорит:
– Это тебе мама сказала? Слушай ее больше!
И мы с ним смеемся.

Мне снилось, что приехали в гости мои старшие братья. Алеша привез бутылку водки. Мы пьем водку, и Алеша говорит:

Читать дальше 'НАТАЛЬЯ РЕЗНИК ● МНЕ СНИЛОСЬ, ЧТО Я СЧАСТЛИВА…● РАССКАЗ'»

ЛЮДМИЛА ШАРГА ● АНГЕЛ ПО ВЫЗОВУ ● РАССКАЗ

ЛЮДМИЛА ШАРГА«… Низковато – всего-то пятый этаж. Вот если бы с крыши. А так – неизвестно, вдруг ещё хуже будет. Переломаю кости. И упрячут в больницу. А не переломаю – всё равно упрячут. В другую больницу, где к кроватям привязывают для полного спокойствия и до полного успокоения…»

– Серёжа! – Голос матери вырвал из тёмной воронки, вернул в рождественское январское утро. – Не стой на балконе – простудишься.

– Не стой… Да я и не стою – сижу.

Он ещё раз вгляделся в подъезд дома напротив. Дом – как дом, ничего особенного.

Читать дальше 'ЛЮДМИЛА ШАРГА ● АНГЕЛ ПО ВЫЗОВУ ● РАССКАЗ'»

ГЕОРГИЙ ИВАНОВ ● НЕВЕСТА ИЗ ТУМАНА ● РАССКАЗ

ГЕОРГИЙ ИВАНОВ(Парижский случай)

Он застрелился накануне дня своего рождения: ему исполнилось бы тридцать четыре года. Отличный воз­раст для художника, которому улыбнулась слава. Ки­шечник еще неокончательно атрофировался после долгой и жестокой голодовки на прославленном Мон­парнасе, и легкие, прокопченные и подгнившие на гряз­ных сырых чердаках, можно еще отмыть и укрепить где-нибудь в Савойе или Пиренеях голубым льдом сияющего горного воздуха.

Признание пришло к Александрову вовремя. Двух месяцев не понадобилось, чтобы из бледного, долговя­зого, робкого малого в провансальском берете и жал­ком непромокаемом пальто, озирающего на углу буль­вара Распай голодными и жадными глазами каждый вечер одну и ту же картину скользящей мимо такой близкой и такой недоступной жизни (иностранцы, ав­томобили, огни баров, лотки с устрицами, занавешен­ные шелком окна, сквозь которые брызжет негритян­ская музыка и где сосредоточено все – женщины, деньги, еда, английские папиросы, калорифер, фантастический вкус никогда еще не пробованного ша­мпанского), превратиться в довольно самоуверенного молодого «мэтра» в дорогом ловком костюме и гал­стуке с бульвара Мадлен.

Читать дальше 'ГЕОРГИЙ ИВАНОВ ● НЕВЕСТА ИЗ ТУМАНА ● РАССКАЗ'»

ГАЙТО ГАЗДАНОВ ● НА ОСТРОВЕ ● РАССКАЗ

ГАЙТО ГАЗДАНОВВ те дни, когда в садах лицея Я безмятежно расцветал…

Я учился в четырех гимназиях, в реальном училище, в кадетском корпусе и, наконец, в парижском университете, – но нигде не видел ничего, что хоть отдаленно напоминало бы то своеобразное учреждение, в которое поступил в Константинополе, в тысяча девятьсот двадцать втором году; удивительное и неповторимое время, когда одинаково возможными казались и поездка в Америку, и превращение – как в Шехерезаде – в турецкого рыбака, или солдата британской армии, или подданного голландской королевы. Все было зыбко и расплывчато, никто бы не мог сказать, что будет завтра, люди добывали средства к жизни самыми неожиданными способами. Один мой знакомый, например, не обладавший ни музыкальным образованием, ни даже слухом, хорошо зарабатывал, настраивая рояли. Это было так поразительно, что я попросил его рассказать, каким образом такая вещь могла удаваться.

Читать дальше 'ГАЙТО ГАЗДАНОВ ● НА ОСТРОВЕ ● РАССКАЗ'»

МИХАИЛ ЭПШТЕЙН ● ФИЛОСОФИЯ И ОНТОТЕХНИКА ● ПРАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МИРОТВОРЕНИЯ

МИХАИЛ ЭПШТЕЙНОсобое значение приобретают в наше время философские практики формирования новой техносреды и виртуальных миров. Здесь хотелось бы сделать полемическое отступление. Некоторые современные философы, особенно неопрагматического толка, проникнуты убеждением, что их профессия утратила практический смысл, что время больших исторических свершений для философии миновало, поскольку мир давно не верит в универсальные решения и в силу обобщающей мысли. Мир нуждается только в маленьких, частичных улучшениях, с которыми технологи и политики справляются лучше, чем философы. Такая точка зрения выражена философом Ричардом Рорти, в частности, в его лекции в РГГУ. “В ХХ веке не было кризисов, которые требовали бы выдвижения новых философских идей. (…)

Читать дальше 'МИХАИЛ ЭПШТЕЙН ● ФИЛОСОФИЯ И ОНТОТЕХНИКА ● ПРАКТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ МИРОТВОРЕНИЯ'»

БОРИС НОСИК ● В КАМИННОМ ЗАЛЕ РЕСТОРАНА ● ПРОЗА

БОРИС НОСИКПомню, что заснул я под утро, всю ночь читал в своем спальном мешке при свете ручного фонарика повесть Левки Ларского в свежем номере журнала «Время и мы», который одолжила мне до утра графиня Олсуфьева.

Что там мне успело присниться под утро, вспомнить не могу, может, сооружение вавилонской башни, потому что проснулся я от бодрых американских криков, от рокочуще-громких немецких и певучих китайских возгласов. Не знаю, о чем говорили китайцы, но немцы с американцами жаловались, что ночью было свежеповато для начала сентября, похоже, они не ждали такой подлянки от летней Италии…

Я сонно вылез из спального мешка, потом из палатки, огляделся и подумал, что графиня была права насчет удобств… Обширный овраг и в нем что-то вроде дикого кемпинга – пяток двухместных палаток, куча всякого мусора, картон, пластик, гондоны, впрочем, дерьмом не пахнет, уже и на том спасибо: палатку мы как-никак ставили затемно, всяко случается…

Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● В КАМИННОМ ЗАЛЕ РЕСТОРАНА ● ПРОЗА'»

НИКИТА НИКОЛАЕНКО ● ГОЛУБИНАЯ ТЕРАПИЯ ● ПРОЗА

НИКИТА НИКОЛАЕНКОЖизнь человека состоит не только из героических поступков и выдающихся свершений. Ничем не примечательной рутины в ней вполне хватает! Картину дополняют еще и бытовые мелочи, и хорошо, когда они оказываются приятными, а тем паче – греют душу. Кстати, возникнуть такая приятность может, вроде как, и сама по себе, и следует, лишь, вовремя обратить на нее внимание. Присмотреться – а, не то ли это, чего так и не хватало в повседневной жизни? Как говорится, – мелочь, а приятно!

Примеров тут масса. Одни увлекаются коллекционированием, другие заводят домашних питомцев, кто-то тянется к бутылке, словом, люди находят себе дело по душе. И, я тут – не исключение!

Читать дальше 'НИКИТА НИКОЛАЕНКО ● ГОЛУБИНАЯ ТЕРАПИЯ ● ПРОЗА'»

АНДРЕЙ ЛОПАТИН ● ХИМИЯ ЛЮБВИ ● РАССКАЗ

АНДРЕЙ ЛОПАТИН– Суммарная энергия соединившихся атомов меньше, чем энергия тех же атомов в свободном состоянии…

Анжела Павловна говорит мягко, словно мурлыча, при каждом слове покачивает своей маленькой, кукольной головкой с пепельно-русыми волосами, стриженными коротко, как у мальчика; голубые глаза её широко открыты и так выразительны, будто речь идёт совсем не об атомах и связях, а о пироге с вишнёвой начинкой или о шоколадном мороженом. Но все эти «кислоты» и «щелочи», которые выскакивают из её тонких, не накрашенных, ярко розовых губ, кажутся несуразными, неестественными, безвкусными, как газетная обёртка для букета роз.

Читать дальше 'АНДРЕЙ ЛОПАТИН ● ХИМИЯ ЛЮБВИ ● РАССКАЗ'»

ЛАНА РАЙБЕРГ ● ПРОПУСК В РАЙ ● ПРОЗА

ЛАНА РАЙБЕРГАкакия Петровича Зайцева посетил дурной сон.

Обретя восхитительную, даруемую лишь забытьём, лёгкость и болтаясь, подобно Карлсону, под потолком, сверху он наблюдал за происходившим в квартире. В гостиной на столе, освобождённом от хрустальной с бумажными розами вазы, очков и кучи газет, стоял гроб. Гроб был добротный – дубовый, с висящими по бокам шёлковыми жёлтыми, толстыми кисточками и устланный изнутри блестящим атласом. Акакий Петрович видел своё лицо, покоящееся на атласной же, малинового цвета подушечке. Он полюбовался на собственную значительную, землистого цвета физиономию, украшенную кустистыми бровями и солидным носом и кашлянул, пытаясь привлечь внимание плачущей жены и тёщи, сидевших у гроба. Он хотел им сказать, чтобы они не горевали, что это толькo сон, да и плакать то не с чего – в гробу ведь лежит кукла, болванка, лишь внешняя копия его, пустая оболочка.

Читать дальше 'ЛАНА РАЙБЕРГ ● ПРОПУСК В РАЙ ● ПРОЗА'»

ВАЛЕРИЙ РУМЯНЦЕВ ● СОЙТИ С ТРОПЫ ● РАССКАЗ

ВАЛЕРИЙ  РУМЯНЦЕВТот, кто увлекался туризмом, конечно же, исходил немало троп. Были они разные: нахоженные и заброшенные, маркированные и охотничьи, таежные и горные, степные и водные. Были тропы, превращающиеся по мере приближения к жилью в проселочную дорогу. И были звериные тропы, петляющие среди бурелома и внезапно исчезающие или рассыпающиеся на еле заметные тропки.

Но какими бы ни были туристские тропы, есть у них одна общая черта – по ним кто-то уже проходил до вас. И само понятие нехоженые тропы, если вдуматься, звучит довольно странно.

Мы идем по чьим-то следам. А так хочется порой стать первопроходцем. Но как же можно стать им, если идёшь по проложенной кем-то тропе? Нет, есть только один способ – сойти с тропы.

Читать дальше 'ВАЛЕРИЙ РУМЯНЦЕВ ● СОЙТИ С ТРОПЫ ● РАССКАЗ'»

МАРИНА ЗОЛОТАРЕВСКАЯ ● МАЛЕНЬКИЙ ДУРАК ● РАССКАЗ

МАРИНА ЗОЛОТАРЕВСКАЯ                                                                                                     Моей дочке Сашеньке

Шестилетнего мальчика всем семейством стали обучать Колдовству. Иначе, твердили ему, он останется дураком. Ребёнок не хотел верить, что покамест он — дурак, и сперва плёл заклинания лишь из-под палки, так что семейство вскоре утомилось и отступилось. Впрочем, тут же выяснилось, что мальчик добровольно колдует в одиночку; однако никто из его родных особо не обрадовался и не спросил, почему.

Меж тем дело объяснялось просто: он обнаружил, что новые навыки позволяют ему в любую минуту увидеть кого-нибудь из Тех. Увидеть без посредства старших родственников, которые считали явление Тех лишь второстепенным следствием Колдовства — следствием бесполезным, а то и вредным.

Читать дальше 'МАРИНА ЗОЛОТАРЕВСКАЯ ● МАЛЕНЬКИЙ ДУРАК ● РАССКАЗ'»

ИВАН КОЛЕСНИК ● МОНАСТЫРЬ ● ПРОЗА

ИВАН КОЛЕСНИКДо меня доносился монастырский колокольный перезвон, разбегающийся по ближайшим полям и зовущий к вечерне. Но идти я не торопился. «Полежу немного, ничего страшного», – пробормотал я про себя и улегся на зеленую траву. На до мной, среди, синевы проплывали белые пятна. Для меня это были лишь пятна, а какую они имели форму, додумывал сам. В свое время я очень сильно благодарил Бога, что он оставил мне возможность хотя бы видеть цвета, а для создания образа есть руки, и теперь я знаю, что зеленая перина имеет форму треугольника, листья овальны или непонятно какие, а вот облака… Какие они? Я протянул руки к небу, и мне показалось, что дотронулся до них, пощупал их, пытаясь определить какие они. Мне показалось… Внизу, за поляной, на которой я лежал, журчала речка. Ее голубые косы были сдавлены серыми заколками, которые вторгались в голубизну, нарушая ее игривый поток. Казалось, что ее берега из-за их серости также созданы человеком, как и наш монастырь, который серой глыбой стоял среди изумрудно-рубиновой долины.

Читать дальше 'ИВАН КОЛЕСНИК ● МОНАСТЫРЬ ● ПРОЗА'»

АЛИСА ХАНЦИС ● ВЕТКИ И ЛИНИИ ● ПРОЗА

АЛИСА ХАНЦИСЧто вы сказали, молодой человек? Да, Хантингдейл – с этой платформы. Вам нужен поезд до Пэкинхем. Он будет через 20 минут, так что можете пока тут присесть. Не беспокойтесь, я покажу ваш поезд, вы его не пропустите.

Да, вы правы, поезда здесь ходят не так часто, как в обычном метро. Тут, в Австралии, и слово это не используют, хотя я к этим поездам отношусь так же, как к их подземным собратьям в других странах. А я их много повидал. Можно было бы сказать, что я с ними провел всю жизнь, но это не совсем правда.

Там, где я родился, метро не было. Это был маленький шахтерский городок в графстве Йоркшир, в Англии. Мой отец работал на шахте, и мне это казалось каким-то волшебством. У меня была любимая книжка, про подземных гномов, которые прячут в пещерах сокровища. С тех пор, как мама прочитала мне ее, в моей душе поселилось ощущение тайны, которая лежит где-то глубоко под нашими ногами. Невидимая жизнь под толщей земной тверди – вот что разбудило мое воображение. Помню, как я пытался копать землю в саду, но как ни старался, ничего, кроме червяков, не находил.

Читать дальше 'АЛИСА ХАНЦИС ● ВЕТКИ И ЛИНИИ ● ПРОЗА'»

АЛЛА ХОДОС ● НЕЗДОРОВАЯ ДЕВОЧКА ● РАССКАЗ

АЛЛА ХОДОСЛариска-сосиска такой и родилась: синей, маленькой, бездыханной. Жизнь вдохнули в неё через узкую тубочку. Экономно. Чтобы рот не разевала на чужой каравай, а отщипывала крошки понемножку и, давясь, виновато глотала.

Её отвели в детский сад и оставили в покое. Там она ходила за воспитательницей, которая мужественно чеканила шаг по деревянному настилу веранды, спасаясь таким образом от мороза, и одновременно бросала грозные взгляды на играющих детей. Дети играли и вели себя наилучшим образом, даже почти не пихали друг друга в снег. Но это «почти» уже настораживало Лариску. И она решила следовать за Грозной на безопасном расстоянии, не мешая той вырабатывать тепло для себя.

В первом классе тихая Лариска не могла запомнить таблицу умножения, вообще не понимала, что за раздутая птица такая эта таблица, но её вызывали очень редко, так как в личном деле было записано, что девочка болезненная и её лучше не перегружать.

Читать дальше 'АЛЛА ХОДОС ● НЕЗДОРОВАЯ ДЕВОЧКА ● РАССКАЗ'»

АЛЕКСАНДР САФРОНОВ ● ВЕЧНЫЙ СЫН ● РАССКАЗ

АЛЕКСАНДР САФРОНОВ      Я стою лицом к скамейке у палисадника деревянного дома, смотрю на маленькую ёлку, которую посадил с материнской помощью. Теперь, по прошествии лет, думаю, она уже выросла в чёрно-зелёную ель и мешает смотреть на дорогу из окна. Думаю ещё, что её больше нет: она засохла, может быть, года через два-три от каких-нибудь условий и условностей. Или погибла от времени. И ещё: это было так давно, что думается – было ли вообще, росла ли когда-нибудь.
Я стою лицом к скамейке и запоминаю левую и правую руку. Уже позднее, когда меня спрашивали: «Где у тебя правая рука?» – я тут же мысленно оказывался у палисадника и уже легко определял и твердил, как школяр, отвечающий урок по запомнившейся странице учебника. Поначалу я даже играл с матерью в такую «сено-солому»: становился лицом к скамье и, соответственно, спиной к матери. Она спрашивала уже не правую руку, а левую. Задача в два действия: первое – если правая рука эта, то второе – левая другая. И я безошибочно поднимал нужную.

Читать дальше 'АЛЕКСАНДР САФРОНОВ ● ВЕЧНЫЙ СЫН ● РАССКАЗ'»

ГАЛИНА ПИЧУРА ● ЛИЧНАЯ ПРОСЬБА ● РАССКАЗ

ГАЛИНА ПИЧУРАПятилетняя Оля не поздоровалась с пожилым соседом-инвалидом.

– Здравствуй, лапонька! Как твои дела? – спросил он ласково. В ответ ребенок дерзко показал соседу язык и отвернулся.

Мама Оли расстроилась и засмущалась:

– Извините ее, пожалуйста, Андрей Яковлевич, я даже не понимаю, что на нее нашло.

Оле тогда досталось от мамы! Ее лишили вечернего мультика, вкусной конфеты и поцелуя перед сном. Она лежала, надувшись, в своей кроватке и думала о жизни.

«Старые — такие некрасивые! От некоторых еще и пахнет плохо. Как можно наказывать из-за них такую хорошую девочку? Зачем дружить с противными? Вот я им язык и показываю! А пусть не спрашивают про мои дела! Какая им разница?

Читать дальше 'ГАЛИНА ПИЧУРА ● ЛИЧНАЯ ПРОСЬБА ● РАССКАЗ'»

БОРИС НОСИК ● О ДРУГЕ ЛЕШЕ И ПРОЛЕТАРСКОМ ФАРФОРЕ ● ВОСПОМИНАНИЯ

БОРИС НОСИК«Серп и молот на окружностях…» ( Продолжительное вступление)

Сергей Чехонин был из поздних мирискусников, но даже и среди поздних он стоял на особицу. Начать с того, что он не только не вышел из кругов петербургской интеллигенции, не только не учился в гимназии доброго Карла Мая, не только не кончал юрфак университета, но и вообще родился в семье машиниста и неизвестно, чему успел научиться в детстве у себя в Чудове. С пятнадцати лет он работал конторщиком, чертежником, еще кем-то, а потом приехал в Петербург, чтобы поступить на Рисовальные курсы Общества поощрения художеств. Там он проучился два года у знаменитого Ционглинского, потом еще три года занимался в Тенишевке у Репина (два из этих трех – одновременно с Билибиным).

Читать дальше 'БОРИС НОСИК ● О ДРУГЕ ЛЕШЕ И ПРОЛЕТАРСКОМ ФАРФОРЕ ● ВОСПОМИНАНИЯ'»

АНДРЕЙ ЛОПАТИН ● ВЕРА ● РАССКАЗ

АНДРЕЙ ЛОПАТИННад городом плыли бесконечные тучи, осенний дождь то принимался моросить, то на время останавливался. У инженера Павла Ивановича Розанова в душе была такая же слякоть: на своей машине ехал он с похорон давнего школьного друга Игоря, ушедшего неожиданно, в возрасте сорока лет. Глядя на унылые картины за окном, он вспоминал эпизоды из прошлого. Тянулись они как длинная, пёстрая лента, и вдруг на память пришёл случай, не очень значительный и забытый, но озадачил и взволновал он больше других. Лишь по прошествии многих лет оказался он знаковым и имеющим продолжение в их судьбах.

Читать дальше 'АНДРЕЙ ЛОПАТИН ● ВЕРА ● РАССКАЗ'»

MENUMENU