RSS RSS

avatar

Евгений Минин

Российско-израильский писатель, поэт и пародист. Окончил Витебский станко-инструментальный техникум. Служил в войсках ПВО. После службы в армии окончил Ленинградский политехнический институт и четыре курса Витебского педагогического института. Работал мастером, начальником цеха на Витебском заводе часовых деталей, преподавателем в средней школе. Автор девяти книг стихов и пародий и одной книги прозы. Стихи, пародии и проза печатаются в израильских, американских, европейских, российских журналах и газетах, а также вошли в альманахи и журналы «Знамя», «Дети Ра», «Иерусалимский журнал», «Семья и школа», «Студия», «Слово/Word», «День и Ночь», «Дон», «День поэзии-2009 - 2014», «Кольцо „А“», «Побережье», «Зинзивер», «Галилея», «Литературная учеба», «Литературный Иерусалим», «Флорида», «22», «Зарубежные записки», «Литературная газета» — издаваемых в США, России, Израиле и Европе. Живёт в Иерусалиме.

Евгений Минин: Публикации в Гостиной

    Евгений МИНИН. Пародии

    Евгений Минин – лауреат в номинации «Поэт-подвижник Русского Безрубежья». «Поэт-подвижник Русского Безрубежья» – не конкурс, не выбор лучшего из достойных, а номинация поэтов, активно участвующих в литературном процессе и помогающих открывать новые имена и поддерживать уже известные. Каждый год список поэтов-подвижников не обновляется, а пополняется новыми именами. Евгений Минин входит в редколлегии журналов «День и Ночь», «Дети Ра», альманаха «День Поэзии», является ответственным секретарём «Иерусалимского журнала», и главредом журнала «Литературный Иерусалим».

    Мы обратились к Евгению с просьбой дать нам интервью о поэзии, что он и сделал в присущей ему оригинальной форме.

     

     

      КОНТАКТНОЕ

     

     

               В Крыму дикий голубь кричит на три такта,
               Он выбрал размер для себя – амфибрахий…

                                                            Александр Кушнер

                                                                                                                                  

    В Крыму что за прелесть гулять по аллеям!

    Природа поет обо мне дифирамбы,

    Скворцы из садов ухо нежат хореем,

    На каждом углу воробьиные ямбы.

    Хожу, наслаждаюсь ритмическим хором,

    Таврических птиц поразительно пенье,

    Лишь ворон, как критик, своим невермором

    Мне портит лирическое настроенье.

     

      

    МЕНЯЛА

     

    Я меняю пиво на портвейн,
    сон на разум, прозу на стихи…

                           Виталий Науменко

     

    Я меняю все, что есть – подряд:

    Шило – на шампунь,

                                  вино – на чай.

    Торт – на кетчуп,

                              яд – на шоколад,

    Смех – на слезы,

                           радость – на печаль.

    Черновик – на белизну листа,

    Свет – на мрак,

                            мороз души – на жар.

    Вот бы кто-то подсказал места,

    Где менять стихи на гонорар!

     

     

     

    НЕЗРИМАЯ С ПРИРОДОЙ СВЯЗЬ…

     

                Пушкин был убит сто лет назад,

                май пришел, взошла ботва на грядке.

                      Александр Ревич

     

    На дуэли Лермонтов сражен,

    повести остались и записки,

    но пришел июнь – был поражен

    округ урожайностью редиски!

    А когда в далёкие года

    умер Бродский, за бугром, в изгнанье –

    в августе черешня хоть куда

    выросла в саду у дяди Вани.

    Совпадений очень странный ряд,

    не хочу касаться этой темы,

    но когда пишу свои поэмы –

    в огороде сохнет все подряд.

     

     

    О,  ГЛОРИЯ       

     

    Что-то глаз и ухо дразнит,

    мелко-мелко мельтеша:

    дескать, глория сик транзит, –

    и давай кряхтеть душа.

                Анатолий Найман

     

    Я хочу признаться ныне,

    что де факто с давних пор

    вдруг прорезался к латыни

    у меня большой амор.

    Сам себе я крикнул: «Браво!».

    сразу же в словарь полез,

    думал –  будут деньги, слава,

    под окошком – мерседес.

    Как перпетуум, как  мобиль

    сочинял, забросив секс,

    я рассчитывал на Нобель,

    оказалось – дура лекс!

    А хотелось так, чтоб дали,

    за латынь и дать могли,

    но они сказали: «Вале!»,

    что по-русски – отвали!

    Вот и всё. 

    Не вышел праздник.

    На душе печаль и грусть.

    В общем, глория сик транзит!

    Ну их на фиг!

    Ну и пусть!

     

    АЙ ДА МУЗА!

     

      …ходил с расцарапанной мордой
       по милости музы моей.
                                     Геннадий Русаков

                                                                          

    Поэты, меня вы поймете,

    нет в творчестве темы новей,

    поскольку не ногти, а когти

    на пальцах у музы моей.

    И если балуюсь я фразой,

    её раздевая во сне,

    то муза, не думая, сразу

    когтями навыпуск – по мне.

    Но стих получается гордый,

    в нём боль и страданья теперь.

    А с нерасцарапанной мордой

    Не пишется нынче, поверь!

     

    КЛАССИЧЕСКОЕ

     

    Днём вёл меня к обрыву Гончаров,
    под вечер Бунин в тёмные аллеи…

                                      Андрей Баранов

     

    В стихах, бывает, наломаю дров,

    то в дактилях, то в ямбах, то в хореях.

    Мне Бунин делал тёмную в аллеях,

    и сбрасывал с обрыва Гончаров.

    И заводил Леонов в русский лес,

    произнося недобрые словечки…

    Да, кстати, погулять у Чёрной речки
    меня намедни пригласил Дантес. 

     

    РИФМОСТОПНОЕ

     

    Что в этом знаньи липких метров

    Археологии твоей?

    Идёшь, переиначен ветром,

    Сам пятистопный, как хорей.

                              Наталья Бельченко

     

    Что толку в знаньи допотопном,

    В переиначке всех идей,

    Когда навстречу пятистопно

    Шёл птеродактиль, как хорей.

    И я рванула по ухабам,
    Не оглянувшись по пути.
    Бежать четырёхстопным ямбом
    Намного легче, чем пяти…

     

    ОСТОРОЖНОЕ

     

    Закон прощенья упрощён,
    и правила легки:
    подставить щёку. И ещё.
    А третьей нет щеки.

                               Ольга Аникина

     

    Да, нынче каждый одинок,

    скажу без лишних слов,

    нам не хватает рук и ног,

    и парочки голов.

    Шагаю осторожно вдаль –

    что искушать судьбу!

    Глазею в оба! Очень жаль –

    нет третьего во лбу.

    Но, думаю – не в этом суть.

    мысля есть в голове –

    ведь ноги легче протянуть,

    когда их только две.

     

    БДИТЕЛЬНОЕ

     

    Стихи ли слагаю, Венеру
    Ласкаю ли, пью ли вино –
    во всем осторожность и меру
    всегда соблюдать мне дано…

                   Максим Амелин

     

    Во всем соблюдаю я меру

    Пусть знает поклонниц толпа –

    Ласкаю Венеру, к примеру,

    но бдительно – лишь до пупа.

     

    В компании нашей застольной

    не пью, как все прочие, всласть:

    Хлебну два глотка – и довольно,

    чтоб в лапы ментов не попасть.

     

    И только с поэзией сложно,

    Сто раз проверяю строку.

    Стараюсь писать осторожно –

    А то пародист начеку…

     

     

    РАССУЖДЕНИЕ

     

    Любому веку нужен свой язык.
    Здесь Белый бы поставил рифму «зык».

    Старик любил мистические бури,
    таинственное золото в лазури…

                                              Бахыт Кенжеев

     

    Любому веку нужен пародист.

    Гони мерзавца в дверь – вернёется через
    окно, в солянку бросит острый перец,

    а не петрушку, не лавровый  лист.

    Великие глядят сурово. Их мы

    не трогаем, но помнит пусть пиит:

    не главное – какую ставить рифму,

    да нынче даже рифма не стоит.

     

    Любому веку нужен свой язык.

    Поставили Митьки́ бы рифму «дык».

    Она универсальна по контексту,

    хотя, возможно, выглядит не к месту,

    но промолчу. Добавлю лишь одно,

    поэтов в нашем обществе до дури,

    но рифмовать и бури, и лазури,

    не всем такое мужество дано.

     

    ПОДКОВНОЕ

     

    в безбрежной крапиве ржавеет подкова
    с передних копыт алексея цветкова

    косая и стёртая не по летам
    инструкцию к ней написал мандельштам

                                        Алексей Цветков

     
    везде торжествует поэтов элита

    поэт знаменитый отбросил копыта

    о славе мечтающий ищет пиит

    в крапиве подкову от задних копыт

    от этих копыт непростая подкова
    хранила инструкцию а п цветкова

    о скачках лихих если у скакуна

    на оба копыта подкова одна

     

    КРЕМНИСТОЕ

     

    здесь такие звезды не пройти
    мимо по кремнистому дорогу
    очищающему вспять пути
    торные возвратные ей-богу

                               Дмитрий Бак

     

    выхожу один и внемлет Бог

    сидя между звезд далёким строкам 

    путь кремнистый жмёт кривой сапог

    ночь темна дорога выйдет боком

    есть такие строки вздрогнет всяк

    и поврозь их говорят и вместе

    не запомнил Бог но знает Бак

    что поэт всегда невольник чести

     

     

    Евгений Минин ● Иерусалим шели – Мой Иерусалим.

    ТАНЕЦ НА УГЛЯХ

     

    Алели угли ярко,

    восторги:

                            ох да ах!

    Красивая болгарка

    плясала на углях.

    Задорная,

                       босая,

    лишь искры из-под ног

    летели –

                    мать честная!

    Я б точно так не смог!

    Куда евреям нашим

    такой плясать фокстрот,

    но научились, пляшем –

    и я,

               и весь народ

    Взлетаем, словно птицы,

    а угли жгутся – жуть!

    И некому водицы

    нам под ноги плеснуть!!

     

    Читать дальше 'Евгений Минин ● Иерусалим шели – Мой Иерусалим.'»

MENUMENU