RSS RSS

АЛЁНА ВАСИЛЬЧЕНКО ● "У НАС ИДЁТ ВОЙНА…"

косые линии тетрадки.
и в доме тишина.
дневник мой, здравствуй.
все в порядке.
у нас идет война.

нет, я не там. и слава богу.
мне жаловаться грех.
у нас спокойно на порогах,
и слышен детский смех.

у нас уж листья закружили.
дожди идут опять.
у нас живут, как раньше жили
и…учатся стрелять…

у нас старухи полют грядки
от света до темна.
дневник мой, здравствуй.
все в порядке.
у нас идет война.

нет. я не там. у нас потише.
работа. быт. семья.
меня не ранили под крышей.
и умерла не я.

у нас не нищее застолье.
вокруг – мои друзья.
не мой там сын воюет в поле,
и плачу там не я…

у нас звенят как прежде храмы.
встревожен только люд.
пока у нас не роют ямы…
пока не предают…

пока мы ходим без оглядки.
и не в пыли луна.
дневник мой, здравствуй.
все в порядке.
у нас идет война.

я лишь несу бессонниц бремя,
бессильной злости, лжи.
не знала я, что в это время
мне доведется жить.

у нас пока повсюду тихо.
меня страшит “пока”…
ведь знаю я, что пасть у Лиха
и сила велика…

меня страшит рассказ о рае.
мне дорога семья.
Моя Земля в огне сгорает.
горю пока – Не Я…

бумага стерпит. ночью темной
читай же, Сатана! –
о том, как стыдно
страшно
больно…
у нас идет война.

 

А  вы всё хотите играть в войну

Люди привыкли играть в войну. Им не живется в миру ни века.
Я расскажу тебе быль одну, что есть война для человека:
Война – это там, где стреляют в пять, и режут глаза пулевые блики.
Война – это дом, где сгорает мать, и ты еще слышишь ее крики.

Война – это дикий пожар в лесах и рыбьи на волнах гнилые туши.
Война – это очередь на небесах, где долго толпятся убитых души.
Война – это колья из лап осин. И голод ребенка без капли “млека”.
Война – это время, когда твой сын поймет, что отец – без ноги калека.

Войной пораженный – от пуль вопи! И бойся полночи любовью братской.
Война – это там, где кричат: “терпи!”, а ты погибаешь от боли адской.

Война – там где руки в крови грубы. А в смерти младенца – ни капли смысла…
Война – это место, откуда гробы доходят намного быстрее, чем письма…

Война – это братский в лесу овраг, в котором, сквозь люд, не достать ко дну.
И литры крови – на звезде отваг.

А вы всё хотите играть в войну…

 

У войны не женское лицо

у войны не женское лицо. нет на нем веснушек и морщин…
грудь ее наполнена свинцом, а в душе – хохочут палачи.
у неё – не женские глаза: в них не видно искренней вины.
на щеке лишь капля-бирюза женщине досталась от войны.
у неё – совсем не бабий путь: слово – ложь; прошенья, как упрек.
кто в ней отыскал девичью суть и девичьем именем нарёк?..
роет ямы в роще меж берез. не жалеет стариков, детей…
у войны не будет женских слез – в тех слезах статистика потерь.

холодна, как зимняя метель и быстра, как речка в берегах.
женщине – баюкать колыбель. а войне – баюкать бы врага.
и, со страхом все вокруг круша, засевать гнилые семена.
у войны – не женская душа. не умеет веровать она…
не садится ночью на крыльцо. на рассвете не шепнет: “люблю”.
не наденет на руку кольцо – разве только нА шею петлю!..

кто сравнил по крови, за родством наших нежных Машенек да Кать
с этим злым, безликим существом, с этим страшным словом:
“во-е-ва-ть”?..
с небом, где царила тишина, а сегодня вижу я беду?
имени-названия “война” не достоин даже черт в аду!

да гори ты, стерва, на костре! чтоб, как в пекле, было горячо!
женщина – как солнце на заре, а война ей целится в плечо…
пусть утопят голос твой дожди! пусть гроза тебе пронзает грудь!
уходи из дома, уходи – и назад дорогу позабудь…
нам с тобой не жить в одной избе. нам с тобой – одних не целовать.
я устала думать о тебе и смотреть на мертвенную гладь.

мне к тебе не плакать, как к сестре. не смотреть на вОронов орду.
да гори ты, стерва, на костре – я сама пожарче разведу! –
чтобы ты беду не родила. чтобы не был брат тобой клеймен.
чтоб вовек назваться не смогла ни одним из девичьих имен!..

 

молитвослов

это Бог. Он – в хоромах на небесах.
у него – терновый венок в волосах.
хор из ангелов – чудные голоса
запевают под шум волны.
на траве истомленно блестит роса,
облака проплывают, как паруса,
кто-то молит у Бога о чудесах,
но молитвы – не все слышны…

вот Страна. а её – удушает дым.
в ней не хочет никто умирать молодым.
и зловонно дыхание у беды,
что страну ту пришла распять.
то не дождь за окном – то в слезах сады.
и на ветках от яда черны плоды.
и старухи под вечер, как снег седы,
только крестятся: свят-свят-свят…

вот Война, что идет босиком в поля
по стране, что болеет, как пёс скуля.
изломала высокие тополя –
смастерить до утра крестов.
и душа у неё почерней угля,
на кармане – гроши, а в руках – петля.
и звезду зажигает во тьме земля,
открывая молитвослов.

вот Дитя, у которого взрослый взгляд,
и в глазах – не печные огни горят,
вот как тень от недуга бессонниц Мать
в той стране, где кресты и чад.
вот Луга, что весною должны пахать,
а на них – погибает за ратью рать.
стонут волки степные. скрипит кровать
– черти бесятся по ночам…

ну а вот – Человек. и война-напасть
будто змей говорит: “я стреляю всласть”,
“сколько можно подмять, завладеть, украсть”.
и оскалит свои клыки.
и один, словно зверь, открывает пасть;
а другому бы – только домой попасть:
не нужна ему карты крапленой масть
и богатств на крови мешки.

вот Страна, у которой болит в груди.
в церкви мать. у дитяти в глазах дожди.
вот Война, что без права пришла судить
те поля, что не знали слёз.
Бог с небес говорит: потерпи, погоди.
и стоит Человек – в темноту глядит.
и рыдает, и воет во мгле, поди.
от бессилия. словно пёс…

 

ВИШНЁВЫЙ ДОМ

мне снится дом… у леса на опушке.
ленивый день разлегся на окне.
и маленькая серая кукушка
мои года считает в тишине…
боясь глазастой, осторожной кошки, –
тайком свивают ласточки приют.
и пахнет земляничное лукошко,
поставленное кем-то на скамью…

мне снится дом. уставший от жары,
взбешенной у июля на закате…
и легким роем пляшут комары,
хватая вишни старые за платья…
в тени деревьев – будто огоньки –

малины гроздья, налитые летом.
приходит белый аист – у реки
полюбоваться сумеречным светом…
на васильки – садятся жадно пчелы:
нектар росой струится в хоботок.
и бьются груши. сладкий, нежный сок
хозяйкам утром пачкает подолы…

мне снится дом, в котором три окна.
в нем занавески снежны от крахмала.
пуховое, цветное одеяло
и скатерть из льняного полотна.
а где стена – там старые портреты:
и грустно смотрят добрые глаза…
там образа. и вербная лоза.
и Бог-младенец плачет, неодетый…

как самоцветы – угольки в печи.
горячий хлеб – ржаной, с душистой коркой!..
я разбиваюсь тысячей осколков,
ища от дома этого ключи…

молчи. молчи. молчи, колдунья-тьма!
мне снится дом. не смей сдаваться свету!..
я чувствую ведь землянику эту!..
я вижу эти груши у холма!..
там – пелена рассветного тумана:
я чувствую – он льется по плечу…
там где-то – мама. на крылечке – мама!..
пусти меня, я так туда хочу!..

там все в цветах. там не святое – свято.
вишневый рай…нет! лучше, чем в раю…
и я приду. приду туда когда-то.

и там с кукушкой жизнь перекую…

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Алёна Васильченко

Родилась в Глухове (Украина). Окончила Глуховский национальный университет имени Александра Довженко. Специальность – практического психолога в сфере образования. После – в Тернопольском национальном университет имени Владимира Гнатюка, где получила степень магистра психологии. С 2009 года – работала преподавателем кафедры практической психологии в ТНПУ имени В. Гнатюка. А в 2011 – ушла в аспирантуру в Киевский государственный университет имени Бориса Гринченко, в ноябре 2014 – защитила кандидатскую диссертацию по психологии. Автор двух сборников: «Береги мои сны до весны» (2013), «Она говорит» (2013), а так же – соавтор литературных альманахов: «Без границ» (Киев, Украина), «Итогом стало слово» (Саратов, Россия).

One Response to “АЛЁНА ВАСИЛЬЧЕНКО ● "У НАС ИДЁТ ВОЙНА…"”

  1. avatar Людмила says:

    Ещё одна радостная встреча на страницах Гостиной!
    Алёна, поздравляю…

Оставьте комментарий