RSS RSS

Андрей Зоилов. Израиль как поэтическое сердце мира. Интервью с Ириной МАУЛЕР.

image_printПросмотр на белом фоне

Ирина МАУЛЕРC 13-го по 17 марта в нашей стране пройдёт Международный поэтический фестиваль «Дорога к Храму». Событие, как говорят газетчики, знаковое. На фоне экономических кризисов, региональных конфликтов, кровавых новостей и дороговизны – вдруг пробивается к людям чистое, точное, искреннее поэтическое слово. Будто яркий цветок пробился сквозь асфальт на самой забетонированной улице мегаполиса. Будто вместо ожидаемых гудков и сирен мы услышали плеск ручья и птичий щебет. Поэзия смягчает сердца, возвышает души и приводит сознание к истинным ценностям кратчайшим путём. Весьма приятно быть слушателем и участником такого фестиваля, но в равной же степени сложно быть его организатором. Чтобы обеспечить гостям счастье общения, слушателям – восторг восприятия, а авторам – уверенность в собственных силах, организаторам приходится решать множество самых разнообразных, подчас неожиданных, а иногда и каверзных вопросов. Как им это удалось, мы вскоре увидим. А пока о «Дороге к Храму» и о поэзии вообще мы побеседовали с одним из организаторов и «душой фестиваля», как говорят журналисты, – с израильским поэтом и бардом Ириной Маулер.

Андрей ЗОИЛОВ. Фестиваль «Дорога к Храму» проводится в Израиле уже во второй раз. Устраивают ли вас итоги предыдущего фестиваля? Что нового для себя вы открыли в поэзии и в мире благодаря этому мероприятию?

Ирина МАУЛЕР. Напомню, что «Дорога к Храму» – это фестиваль и международный, и поэтический. Его концерты, мастер-классы и «круглые столы» будут проходить с 13 по 17 марта в таких городах, как Ришон ле-Цион, Тель-Авив и Иерусалим. Подробное расписание можно найти, например, на «Фейсбуке» в нашем сообществе. Огромную работу в этом самом «Фейсбуке» ведёт известный бард и замечательный поэт Марина-Ариэла Меламед, вместе с которой мы и проводим уже второй фестиваль. Первый, осуществлённый два года назад, подарил всем собравшимся на нём поэтам радость узнавания и знакомства, общения и дальнейшей дружбы. Прозвучали новые имена в литературе. Этим авторам предоставили свои страницы журналы, осуществляющие информационную поддержку фестиваля: «22», «Интерпоэзия» , «Артикль», «Иерусалимский журнал». Нас поддержали Союз русскоязычных писателей Израиля, Всеизраильское объединение российских землячеств (ВОРЗ), Российский культурный центр. А главное – образовалась замечательная команда. В жюри фестиваля входят серьёзные поэты из Америки и Германии, из России и Израиля. В нынешнем году в конкурсе участвовали поэты из четырнадцати стран. Где бы ни жил поэт – ему всегда нужна аудитория, готовая читать, оценивать и слушать его стихи.

А.З. Вы – известный поэт, признанный художник, популярный автор и исполнитель собственных песен. Зачем вам потребовался огромный труд по организации фестиваля? Для чего опытному и умелому литератору нужна “площадка молодняка”, на которой большинство участников впервые подаёт поэтический голос, а многие только пробуют собственные силы в литературе?

И.М. Спасибо за почтение, но не знаю, насколько слова «известный, признанный, популярный» имеют отношение ко мне сегодня. Пока я, как и все поэты, пытаюсь найти свою дорогу: пробую, экспериментирую. Иногда у меня получается… Но мне кажется, что самые главные стихотворения, картины и песни я ещё не написала. Ведь до того, как появился наш фестиваль, я сама посылала стихи на разные конкурсы поэзии и авторской песни. И сама была в роли того самого «молодняка», о котором вы говорите. Мне эти встречи и знакомства дали познание новых стран, интересных людей, радость общения с ними. Поэтому, когда мы с Мариной- Ариэлой решили заняться фестивалем, то точно знали – зачем. Конечно, мы сами не подняли бы эту глыбу. Но мы не одни! Нам очень помогают члены жюри: Даниил Чкония и Валерий Брайнин из Германии, Андрей Грицман из США, Надя Делаланд из Москвы, Григорий Кульчинский, Михаил Сипер и Эли Бар-Яалом из Израиля.

А.З. Говорят, что общественный интерес к поэзии в наши дни серьёзно сокращается. Согласны ли вы с этим утверждением? Как вы полагаете, почему это происходит? Отвечает ли современная русскоязычная поэзия требованиям нашего бурного времени?

И.М. К сожалению, я не могу с вами не согласиться. Действительно, место поэзии сегодня не в богемных салонах начала двадцатого века и не на многотысячных стадионах шестидесятых годов того же века. Она ушла на сайты и на «фейсбуки», в виртуальное пространство, стала принадлежностью лишь профессионального, полупрофессионального и окололитературного общения. Она уже почти не смотрит в глаза слушателю. Потому что сегодняшний слушатель занят: зарабатывает себе на жизнь, занимается спортом, ходит в театры и кино, гуляет по Интернету, смотрит телевизор… И на этих дорогах он практически нигде не встречается с поэтическим словом, ведь ни на телевидении, ни на радио (за редкими исключениями), ни с киноэкрана, ни на беговых дорожках её не пропагандируют. И хотя поэзия мира, в котором мы живем, окружает людей постоянно, её ведь ещё нужно увидеть и почувствовать. А для этого нужна развитая, тонко чувствующая душа. А этот предмет почему-то в школах не преподают… Но, – несмотря и вопреки! – ещё есть любители истинной поэзии; и, надеюсь, они будут всегда.

А.З. Существует ли конкуренция в современной поэзии на русском языке? Идёт ли на этом поприще борьба за “место под солнцем”? Каким вы видите собственное участие в такой борьбе?

И.М. Самое интересное: и борьба, и конкуренция при, казалось бы, столь небольшом сегодняшнем интересе населения к поэзии, конечно же есть. И довольно серьезная. На разных уровнях. Думаю, так было всегда. Ведь поэты – люди амбициозные, переполненные эмоциями и охваченные уважением к своему слову. Да и я – такая же, как и все они: хочу быть напечатанной, услышанной. И делаю для этого всё, что могу.

А.З. Что бы вам хотелось пожелать тем молодым поэтам, которые по каким-либо причинам не могут принять участие в фестивале? Когда вы начинали свою поэтическую деятельность, чьи пожелания и рекомендации оказали на вас наибольшее влияние? Какими были эти пожелания и рекомендации?

И.М. На меня оказали большое влияние хорошие стихи. Я ими зачитывалась и хотела писать не хуже. Поэтому хочу пожелать всем поэтам: вдохновения, душевного трепета и терпения. И читать как можно больше поэтических книг высокого качества, чтобы найти свою дорогу в поэзии.

А.З. Мне довелось бывать в компании, в которой “гранд-дамами” считали женщин после третьего их развода. И одна неглупая на мой взгляд тамошняя гранд-дама сказала: «Я ещё недостаточно несчастна, чтобы начать писать стихи». Есть ли резон в таком мнении? Как творческие поиски, творческая неуспокоенность повлияли на вашу судьбу? И как они влияют на личную судьбу женщины вообще? Облегчают её или отягчают?

И.М. Ну, если говорить о разводах и браках, то, наверное, их количество не влияет на способность к стихосложению. И развод ни в третий, ни в пятый раз не приведёт к способности талантливо рифмовать слова и чувства. Но если вы спрашиваете: «должен ли поэт быть несчастным, чтобы писать?», – то, как мне кажется, это бывает по-разному. Один пишет, когда счастлив, другой – наоборот. А вот творческая неуспокоенность обязательно должна присутствовать. Ведь без этого фактора ничто не заставит художника идти вперёд, заниматься, казалось бы, эфемерным делом, которое не приносит материальной выгоды, «играть в бисер», ловить «бабочек слов». Это возможно только при неуспокоенности души, которая, видно, даётся при рождении… Тут, как мне кажется, пол не имеет значения. Но, конечно же, повышенная чувствительность ещё никому личную жизнь не облегчала.

А.З. Что, по-вашему, может служить критерием истинного успеха поэта? Какие качества требуются поэту для достижения такого успеха?

И.М. Наверное, один из критериев – востребованность. Это публикации в журналах, концерты, победы на конкурсах, выход новых книг в престижных издательствах. Но всё это – внешний успех; а вот истинный… Не знаю. Наверное, когда поэт чувствует, что то, что он делает, очень важно не только для него самого… И, конечно же, поэт должен обладать бойцовскими качествами, и идти вперёд, несмотря на препоны.

А.З. Если бы израильское правительство оказалось столь прозорливым и расчётливым, что назначило бы вас министром культуры, какие преобразования и реформы вы провели бы в этой сфере в первую очередь?

И.М. Зачем же меня? У нас уже есть министр культуры. И я хочу ему пожелать – пошире открыть двери для поэзии, литературы, живописи, психологии в детских садах и школах. Нужно знакомить школьников с живущими ныне творческими людьми. Нужно дать материальную возможность радиостанциям и телевидению для создания поэтических, литературных, культурных программ. А ещё – нужно поддерживать нас и таких, как мы.

А.З. Мечтаете ли вы, чтобы ваши дети пошли по вашим стопам и стали поэтами и художниками; чтобы они работали со словами, красками и звуками? Или вы предпочли бы для них иную карьеру?

И.М. Я, может быть, и мечтала бы, – если бы не знала, что у мои дети хотят совсем другого. В своё время они занимались и музыкой, и рисованием. Но, видно, одного моего желания недостаточно. Может это и правильно; у каждого должна быть своя дорога. Так что я мечтаю, чтобы мои дети были счастливы на своей собственной дороге.

avatar

Об Авторе: Андрей Зоилов

Андрей Зоилов - псевдоним израильской журналистки (настоящее имя - Авива Мизрахи, 1979 года рожд.), сотрудничающей в израильских периодических изданиях на русском языке и иврите. Родилась в светской семье выходцев из СССР, получила степень бакалавра по общественным наукам университета Бар-Илан, но вышла замуж за ультрарелигиозного человека, переменила имя, стала матерью четверых детей. Ныне живёт в семье, строго соблюдающей еврейскую традицию, и потому вынуждена не афишировать свою журналистскую деятельность в нерелигиозных изданиях. К счастью, в семье она - единственный человек, читающий и пишущий на русском языке

Оставьте комментарий

MENUMENU