RSS RSS

Рита БАЛЬМИНА. «Чужбине, хнычущей в плечо…»

* * *

Ту, мою Одессу детства,

Доживавшую на идиш,

Выживая не по средствам,

Лишь во сне теперь увидишь.

 

Там с балкона – стрелы кранов,

Кораблей заморских трубы.

Порт рычит  Левиафаном,

В рупор матерится грубо.

 

Дух из коммунальной кухни

Жухлый, луково-чесночный…

Над кастрюлей тети Рухли –

Муж ее беспозвоночный.

Боцман Гольц пришел из фрахта,

Пьет уже шестые  сутки

И жену – проклятой шляхтой –

Обзывает – проституткой.

 

Вьется над двором былинным,

Где субботний отдых тяжек,

На веревке – длинным клином –

Стая выцветших тельняшек.

 

А под ней “козла” со стуком

Забивают ветераны.

Улыбается толстухам

Нелли Харченко с экрана.

 

На втором клопов морили,

Гольц нажрался, как скотина…

В небеса – хвалой Марии –

Ангел звука  Робертино.

 

* * *

Одни останемся в пустом

Усталом русском ресторане.

О, дни-пустыни …  Пьяный стон –

Да стол, заказанный заране.

Горчит чужбиной суп харчо –

С горчинкой грустный юбилей:

По-русски водочки налей

Чужбине, хнычущей в плечо.

Привычный мат и пьяный бред

Сто лет… А в дыме сигарет

Пощечин хлестких отголоски

Куда слышнее. Записать

На счет пощечину опять

В послепотопном мире хлестком?

 

* * *

по наклонной вниз я жила в нью-йорке

как в одесском детстве скользила с горки

и при этом над всеми и вся глумилась

я впадала в панику и в немилость

выходила в тираж не за тех из комы

навсегда забыла всю жизнь искомых

я плохая мама и дочь плохая

и пою пустотами громыхая

 

нахлебавшись грязи с богемной кодлой

поступала пошло грешно и подло

все мои лирические чертовки

просто грубый фейк или фокус ловкий

на ходу меняя задач условия

под ответ подгоняла строки злословие

виртуальных оваций срывала лаву

и теперь пожинаю дурную славу

 

я словесный мусор сметаю в строки

и от критиков слышу одни упреки

я на ветер пускаю свои зарплаты

и оставлю сыну одни заплаты

я давно растеряла родных и близких

вместо них лишь даты на обелисках

впереди распад по его закону

я прошу не пишите с меня

 

* * *

Век черно-белых фоток,

Век телефонных будок

Был романтично-кроток –

Но забывать не будут.

 

Ярок он был и краток,

Майской грозе подобен,

Но по цене каратов

Камни его колдобин.

 

Вместе с нездешним принцем –

“Лэвис” потертый стильно –

В будке пришлось укрыться:

Ливень был очень сильным.

 

Даже, не зная кто ты,

Таяла я, как льдинка…

На потускневшем фото

Кем тебе та блондинка?

 

* * *

Неотвратимо, как псалом –

Пушинкой пушкинского текста–

Уже витает над столом

Воспоминание из детства:

Бабуля заварила чай,

А папа смотрит телевизор:

Свисток, пенальти получай,

Арбитр поруганный освистан.

А мама шьет, кляня иглу,

И кошка сонно лижет плошку.

У подоконника в углу,

Где муха оседлала крошку.

А с уроками вожусь,

И буря мглою небо кроет,

Сгущая косинусов жуть,

Над ратным подвигом героев.

Обычный вечер как всегда

Темнеет, исчезая в Лете,

Чтоб, сквозь года и города,

Со мной скитаться по планете.

 

* * *

давай вернемся в сорок лет назад

где ты был гад а я была красотка

лилась в граненные стаканы водка

и тот был строен кто теперь пузат

 

на улице стоял двадцатый век

горел фонарь под надписью аптека

никто не слышал слова ипотека

и даже мент был тоже человек

 

от тех времен остался только сон

их помнить даже смысла не осталось

и только мы с тобой сглотнув усталость

по прошлому вздохнули в унисон

 

УТРО

 

Она проснется темной ранью,

Пугливой тенью прошмыгнет

Вдоль угловых гранитных граней,

В пустой подземный переход,

Сквозь турникет пройдет привычно,

По эскалатору сбежит,

В зловонный скрежет электрички,

Туда, где вечный бомж лежит,

И будет вяло пялить зенки

На зазеркальный мрак окна

И сонных лузеров подземки,

Таких же ранних, как она.

 

СОНЕТ “ЗАРЯ КОММУНИЗМА”

 

Прости-прощай угрюмый бог заката – 

Империи багряная заря.

Ржавеют безымянные солдаты

Над грудой мерзлого инвентаря.

Вокруг дрова, распилы и откаты, 

И братьев брат ограбил втихаря.

Как дверца от манды твои мандаты

И монстры демонстраций Октября.

Но сказок детства не похоронить.

И больно сердце дергает за нить 

Простая дунаевская запевка.

И снова снов узорчата финифть:

Отряду октябрят не изменить,

Где аленький флажок держу за древко.

 

 

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Рита Бальмина

По профессии художник-дизайнер. Публиковалась в периодических изданиях и толстенных журналах России, Украины, Европы, США и Израиля, а также в многочисленных альманахах и антологиях. Член Союза писателей Израиля. Член Международного ПЭН-клуба. Лауреат литературной премии имени Д. Кнута за 1995 год. Номинант Бунинской премии за 2007 год. Автор книг: «Закрытие Америки», «Флорентин, или Послесловие к оргазму», «Стань Раком», «Из бранного», «Лишняя жизнь», «Недоуменье жить», «Бал мин». Обитает в Нью-Йорке.

3 Responses to “Рита БАЛЬМИНА. «Чужбине, хнычущей в плечо…»”

  1. avatar Naum Belog says:

    Dear Rita.Very exciting poetry.I could smell the Odessa air full with cotletis and skumbria. I remember the girl from Grekov school. Regards from my Rita.All the very best.

  2. avatar Лиана Алавердова says:

    Стихи хорошие, не обошлось без влияния Бродского (“по наклонной вниз я жила в Нью-Йорке”). Присутствует поэтическая смелость, которая иногда загуливает не туда. Спасибо!

  3. avatar Айртон** says:

    Чувствуется влияние ушедшего от нас гения (о присутствующих, как водится, не говорят)!

Оставьте комментарий