RSS RSS

«Сто лет русской зарубежной поэзии». Интервью с Владимиром БАТШЕВЫМ

Недавно вышел третий том антологии «Сто лет русской зарубежной поэзии». В октябре этого года состоялась презентация антологии на Франкфуртской международной книжной ярмарке. В связи с этим журнал «Гостиная» задал несколько вопросов составителю антологии Владимиру Батшеву.

 

Здравствуйте, Владимир! Рады приветствовать Вас на страницах нашей «Гостиной». Поздравляем с выходом третьего тома антологии. Как и когда начинался проект?

В прошлом году вышла моя двухтомная книга «Мой литературный календарь». Прочитав ее, Гершом Киприсчи предложил мне составить Антологию русской зарубежной поэзии за 100 лет, чтобы календарь послужил основой будущей книги. Меня эта идея увлекла, я давно собирал стихи 1-й и 2-й эмиграции. И я стал этим заниматься.

На страницах «Литературного европейца» и «Мостов» несколько лет печатались произведения поэтов первой и второй волны эмиграции, их творчество мне хорошо известно. Оставалось только собрать опубликованное у нас, выбрать самое интересное. Постараться не забыть тех поэтов, которых я мог пропустить.

 

Чья идея, и какова цель этой антологии?

Идея была наша общая с Гершом Киприсчи. Цель в названии антологии – «Сто лет русской зарубежной поэзии».

Расскажите немного о первом томе, его особенностях, в частности, о новых именах, включённых в него. Почему отсутствуют расширенные биографические справки о поэтах?

В первый том вошла первая волна. В предисловии даётся кратко общая картина эмигрантской поэзии первой волны, а конкретику читатель будет черпать из стихов сам. Более 50 имен появляются на страницах впервые. Известные по периодике и авторским книгам, они не включались составителями ни в «Якорь», ни в «Эстафету», ни в «На Западе», ни в «Музу Диаспоры». Про постсоветские издания не говорю.

Здесь затронуты все группы русского рассеяния – и Германия, и Югославия, и Чехословакия, и США, и Дальний Восток, и Балтия, а не только Франция. Упрек мне, что они представлены недостаточно. Например, казачьи поэты, поэты из лимитроф и США. Я принимаю его, и оправдываюсь, во-первых, тем, что объем книги ограничен, а во-вторых, что пользовался эмигрантской периодикой, ибо считаю ее – основной базой для любого составителя. К интернету я испытываю законное недоверие, так как при сравнении помещенных в нем произведений с печатными оригиналами сразу заметны пропуски и искажения.

Вы спросили, почему нет биографических расширенных справок, почему в предисловии не названы имена поэтов и т. п. Я отвечу: у меня другая цель – дать образцы поэзии, а не биографические сведения, с которыми читатель может познакомиться в моей книге «Мой литературный календарь». Если читатель не хочет знакомиться – это его личное несчастье.

Я хочу в этой Антологии дать, по возможности, весь спектр поэзии «первой волны»: и стихи эстетов, и кабацкие песни, и сатирические куплеты, и юмористические сочинения – ибо цель Антологии – картина ПОЭТИЧЕСКОЙ ЖИЗНИ русской эмиграции «первой волны».

При всех различиях – стилистических и политических, поэтов объединяет любовь к русскому языку.

 

Кто помогал осуществить этот проект?

Галина Чистякова вычитала все 4 тома, Габриэль Суперфин и Мария Классен из Института Восточной Европы Бременского университета помогли в поисках малодоступных произведений, профессор Виктор Фет из США указал мне на несколько американских русских поэтов, которых я не заметил в массе стихотворцев.

 

Какие сложности возникали в процессе составления антологии, и как их удалось преодолеть?

Сложности в том, что в моей библиотеке (а я 30 лет собираю эмигрантскую периодику), в таком обширном собрании, многих книг и журналов не оказалось, пришлось искать их на стороне. Найти и перелистать тысячи страниц. Интернет – вещь ненадежная, в его информации множество ошибок, белых пятен…

 

Как проходил отбор авторов?

Антология "100 лет русской зарубежной поэзииЭто было, пожалуй, самым сложным. Критерий – изданные книги. Но попадались авторы, у которых не было поэтических книг (хотя не поэтические, а прозаические, например, выходили). Мало найти стихи поэта, надо выбрать из них достойные. Это особенно видно на 4 томе. Исключались стихи типа «ура-ура, родина» или «как хорошо мы жили в СССР». Эту мифическую «тоску по родине» я старался выбросить и у поэтов предыдущих волн эмиграции, хотя у них это встречалось и не часто, и в ином контексте.

 

Есть ли вступительные статьи к каждому тому?

Да, я написал ко всем томам вступительные статьи. Это не литературоведческое занудство, а заметки составителя, сугубо субъективные.

 

Станет ли антология достоянием вузов, библиотек?

Если вузы и библиотеки закажут книги, то почему нет? Я – за.

 

Как Вы определите вклад этой антологии в историю русской зарубежной литературы?

Это, на мой взгляд, наиболее полная Антология поэзии 3 волн эмиграции. Что касается поэтов 21 века, то этот том можно дополнять и дополнять.

***  Заказать книги можно по адресу издательства – 1998Lew@gmail.com. (прим. ред.)

 

И, наконец, довольны ли Вы конечным результатом?

1 и 2 томом – на 100%, 3 томом – на 95%. И вот почему – я старался в этих томах НЕ ПОВТОРЯТЬ произведений, которые включались в ранее изданные Антологии (Витковского, Крейда). Не со всеми авторами это удалось. А 4 том – вообще, больше похож на ежегодник поэзии, типа знаменитых «Встреч» Валентины Алексеевны Синкевич. В него нельзя было засунуть ВСЕХ печатающих сейчас стихи (помойка интернета в счет не идет).

Спасибо, Владимир! Желаю антологии попасть к в библиотеки и обрести своего читателя, а её составителю и всем, кто стоял за осуществлением этого непростого проекта, – всяческих удач!

Интервью вела Вера Зубарева

__________________________

Читайте дополнительно статью Бориса Кушнера: Антология поэзии третьей волны (прим. ред.)

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Владимир Батшев

Батшев, Владимир Семёнович. В 1965—1966 годах один из организаторов и руководителей неформального литературного общества СМОГ, редактор журнала «Сфинксы» (№ 1-4), альманахов «Чу», «Рикошет», «Авангард». Арестован 21 апреля 1966 и 25 апреля 1966 осуждён на 5 лет «за тунеядство». Отбывал ссылку в селе Большой Улуй Красноярского края. Под давлением международного общественного мнения, в частности, издательства Посев, освобождён в 1968 году по амнистии. В 1968–1975 участвовал в диссидентском движении. В 1969 выпустил вместе с В. Кононенко самиздатовский альманах «Перелом». Окончил сценарный факультет ВГИК. Работал сценаристом в кино, литконсультантом в журнале «Студенческий меридиан», в издательствах «Детская литература» и «Молодая гвардия». В 1989–1991 – представитель издательства Посев в СССР. 1991–1993 — первый заместитель главного редактора ежедекадника «Литературные новости». 1993–1995 руководитель организованного им издательства «Мосты», которое за два года успело выпустить 25 книг российских и русских зарубежных авторов. С января 1989 по март 1995 — внештатный обозреватель Радио Свобода. В феврале 1995 вместе с женой эмигрировал в Германию. Член Союза писателей Германии и международного ПЕН-клуба.

One Response to “«Сто лет русской зарубежной поэзии». Интервью с Владимиром БАТШЕВЫМ”

  1. avatar Елена says:

    Уважаемый Владимир Семёнович, меня очень заинтересовала Ваша Антология.
    Может быть, Вам что-то известно о поэте второй волны эмиграции Ирине Николаевне Бушман? Я познакомилась с ней, когда она приезжала в Москву из Мюнхена, где жила, на Конгресс соотечественников в августе 1991 года. Потом она приезжала на следующий год, мы встретились. А потом связь оборвалась. Буду Вам признательна за любую информацию. Спасибо. Елена

Оставьте комментарий