RSS RSS

Анна Гедымин, Краткая милость

* * *

 

Когда мы

             уже не помышляем о лете,

Солнца не просим,

Начинается жизнь в терракотовом цвете —

Поздняя осень.

 

Краткая милость,

                          перед мертвой зимой — многоточье,

Славься вовеки!

Стеклянные яблоки

                               после морозной ночи

Стынут на ветке,

 

Падают,

           словно елочные шары — разлетаются,

Только тронешь.

Лишь вороны всё ахают,

                                      всё придумать пытаются

Свой Воронеж.

 

А я каждый вечер гляжу,

Как тонет солнечный диск

В поздней кроне.

Только бы не облака!

Только бы не отвлечься,

Не проворонить!..

 

* * *

 

Посмотри — эта ночь не хуже,

                                                   чем в наше лето.

Ты тогда записал

                            на тетрадном обрывке чистом,

Что, коль бог наделил тебя

                                            крохами интеллекта,

То, наверное, черт

                             к нему инструкцию свистнул.

 

 

Книжный червь — и смутьян,

                          по московским дворам скиталец,

Где неважно, кто встретится первой —

                                                  смерть иль девица,

Так настойчиво мною

                                     вымечтанный красавец,

Что тебе ничего не осталось —

                                                    только явиться;

 

 

Балагур, выпускник способный

                                                бессчетных спален,

Вдруг меня приручать задумавший

                                                         терпеливо, —

Я любила тебя.

                         И спасибо, что ты оставил

Мне возможность любить другого

                                                      после разрыва.

 

 

Над самим же тобою

                                  ночь отливает сталью,

А из всех Медведиц

                                в окошке — всегда Большая.

И сжимается сердце,

                                когда случайно представлю,

Как храпишь один в темноте,

                                                 никому не мешая.

 

 

Знай, что мне в эту ночь

                                      опять по тебе не спится,

И тоски этой хватит, наверное,

                                                    лет на двадцать.

Да светится твоя

                            неправедная зарница —

Всех других нарядней,

                             уж можешь не сомневаться!..

 

 

* * *

 

Ты думал: пусть одиночество,

                                           только бы не воскресные

Хождения, дни рождения…

Уж лучше к былым подружкам.

…В парке, где только местные,

Похожий на наваждение

Шахматист

                  сумерки разливает по кружкам…

 

Озеро, звездами запорошено,

Смотрит в небо

                        по праву единоверца.

…Научившийся быть нежданным,

                                       потом — непрошенным,

Ты не смог одного:

                             совсем исчезнуть из сердца…

 

 

* * *

 

Вроде рукой подать,

А не дойти никогда:

Тихая благодать,

Медленная вода.

 

Впереди холода,

Первых снежинок сверк…

Только бы не беда,

Только бы свет не мерк!

 

И цвели, как вчера,

Мальвы, меняя суть —

Если уже пора,

Если уже — забудь.

 

Не умножить года,

Вечность не обуздать…

Медленная вода,

Тихая благодать…

 

 

* * *

 

В старом городе

Живут старые горожане.

И про новых думают:

Зачем мы их нарожали?

Впрочем,

Что посеяли — то пожали,

Мы ведь тоже были когда-то

Новые горожане.

 

Что до нас с тобой,

То мы никогда

Не увидимся больше —

Ни в старом городе, ни в новом, ни в этом,

Ни зимою, ни летом,

Что, наверное, не беда.

 

Только вдруг задохнусь

Поутру от птичьего гама,

А под вечер — от возгласа «мама!»

В устах старика

С глазами цвета горного льда.

 

 

* * *

 

Ты для меня

Больше, чем беда,

Больше, чем вода

В пересохшей округе.

Ты для меня —

И шальная толпа,

И лесная тропа,

И друзья, и подруги.

 

Давай

Сядем, как в детстве, в трамвай,

Чтобы лужи и брюки клеш!

Давай

Ты никогда не умрешь!

Лучше уж я…

 

И стану для тебя

Солнцем над головой

И лохматой травой

У ограды.

Чтоб все подруги твои

И все супруги твои

(И даже мама твоя!)

Мне были рады.

 

 

* * *

 

Бремя давней любви —

                                 это счастье особого рода.

Ты продлил бы мне, Господи,

                                            кроткое это житье!

Ну а если нельзя без геройства —

                                      пусть, ладно, свобода.

Только пусть поскорей,

                                       я хочу пережить и ее.

 

 

Я согласна хлебнуть вышины,

                                         как не всякая птица,

Сквозь мелеющий воздух

                                      мучительной красоты.

Лишь бы к ночи хотя бы

                         в душистой избе схорониться,

Где в хорошее лето

                                     окна достигают цветы.

 

 

А потом вспоминать, улыбаясь,

                                             звоночки трамвая,

Ярко-желтые пятна на синем

                                                  (листва и вода)

И подумать, что осень

                                так сладко меня забывает,

Как никто из людей

                             никого, ни за что, никогда…

 

 

Возвращение

 

Вдоль тропы гуляют сквозняки,

И головки клонят васильки

Строго в направлении реки.

 

А заслышав медленный гудок,

Бурый пес натянет поводок

И поймает носом холодок.

 

Ну а в доме щелкают дрова,

Мысли превращаются в слова,

Понимаешь, что была права:

 

Здесь не бродит ветер перемен,

Пляшет пламя, что твоя Кармен.

Ничего я не хочу взамен…

 

 

 

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Анна Гедымин

Анна Юрьевна Гедымин — московская поэтесса. Автор семи стихотворных сборников и книги детской прозы. Лауреат нескольких литературных премий, в том числе журналов «Юность», «Литературная учеба», «Дети Ра», радиостанции «Немецкая волна», Малой Волошинской премии 2013 года и др.

One Response to “Анна Гедымин, Краткая милость”

  1. avatar Ольга Сульчинская says:

    Про бурого пса мне особенно нравится: “натянет поводок и поймает носом холодок”.

Оставьте комментарий