RSS RSS

Владислава ИЛЬИНСКАЯ. Наливаясь памятью

image_printПросмотр на белом фоне

IHTUS

сигареты вымывают кальций,
воздух переварен и ворсист.
время, искривляясь, режет пальцы
о пространства акварельный лист.
не мертвы лежат они, не живы,
извиваясь в бежевом песке…
как, скажи, попробовать наживу,
чтоб не очутиться на крючке?
будет тина упиваться пеной,
будут чайки дронами пасти,
вымывают волны постепенно
фосфор из божественной кости…
но по синусоиде нисана –
даже через пару тысяч лет –
все, что убивало и спасало,
непременно, обратится в свет.

 

сезонное

идиоты держат идиотов за идиотов,
планомерно, вальяжно прогуливаясь по городу…
однокашник становится самым обычным ботом,
отпустив беззаботно болтаться густую бороду…
ты читаешь ленту – приходит леность, уходит лето
и летят над твоей головой шрифтовыми стаями
восемнадцать постов на метр и все об этом:
«марафонец достигнет первым последней стадии»
выключай поскорее комп, прогуляйся к пляжу,
наблюдать, как одна за другой, наливаясь памятью,
серебристые волны плетутся в седую пряжу,
соревнуясь за место на жаркой песочной паперти.
ассорти из приезжих вовсю поглощает свет,
заедая самсой, запивая «мицным черниговским»,
на складной табуретке у пирса сидит поэт,
предлагая приезжим свою юморную книжицу…
упиваясь последним летним соленым днем,
заруби на носу, на подкорке, на веках вырежи –
этот город зациклен настолько, что лето в нем
повторится четырежды.

 

шелковица

крокодил не ловится
цапля не клюет
черная шелковица
набивает рот
шортики и маечки
в сладкой черноте
девочки и мальчики
выросли из тел
казаки-разбойники
гойи-сорванцы
вертятся покойники
мамки да отцы
вертятся и молятся
открывают счет
черная шелковица
по губам течет

 

***

паутиной маскируется свет…
Родион вот-вот доставит обед,
только нету аппетита в аду –
я отдам тебе сегодня еду

не о том ты говоришь, не о том…
вот, гляди: мы рыбу жарим с котом,
а вот тут вот доедаем её –
из костей себе построим жилье…

я устал стенать и красться, как тать,
не могу до посинения ждать,
мне не сладок костяной интерьер –
отпусти меня, мой ласковый Пьер!

ожидание, дружок Цинциннат,
справедливая, по сути, цена:
контрамарку под крыло аонид
не получишь, проглотив цианид

я не клялся и ни разу не клял,
не влекли меня ни яд, ни петля,
сквозь меня почти виднеется жизнь –
что еще мне нужно сделать, скажи?!

погоди-ка, дорогой мой, прошу –
это Шуман или в пыточной шум? –
ах! ты снова говоришь о душе?
сколько можно же, ей-богу, уже?!

отпусти меня и дело с концом!
я замолвлю слово перед творцом –
будем так же коротать вечера,
как сто лет назад и позавчера

паутиной расползается свет
Родион вот-вот доставит обед…
только нету аппетита в раю –
доставай скорее рыбу свою

 

***

такие чудеса
смущаются в тени,
такая благодать
томится у порога…
открой свои глаза
и руку протяни –
и тут же очутись
за пазухой у бога.
там пахнет очагом
шершавая зима,
щекочется и жжет,
наваристая юшка…
там царствует лишь то,
что  я тебе впотьмах
все зимы до того
нашептывал на ушко.
но восемь тридцать три!
но восемь тридцать три!
но скоро тридцать три!
орет тебе будильник.
открой свои глаза
и просто посмотри,
как полон небосклон,
как строен холодильник;
ажурно декольте,
пристегнуты ремни –
души моя душа,
шипованым ошеем –
ведь, что не говори
и, как не заверни –
чем беспощадней ночь
тем утро хорошее

                     

0101101

пока эфир расслаивала злость
на то, что где-то, что-то не срослось –
я просто прожила  себя насквозь,
обратно замоталась в пуповину.
под куполом утробной темноты
я стала восстанавливать мосты,
которыми вышагиваешь ты
на светлую земную половину.
моeй силлаботоники ока
прошла в ушко газетного ларька
и, наизнанку вывернув века,
заглохла под давлением курсора.
мигай же чаще истовый предел!
чтоб каждый видел, сколько он успел,
как много нам дано достойных дел
на родине, в дали от монитора.
и будет новый день и новый чат,
мы нарожаем яблочных зайчат.
нас больше никогда не разлучат –
мы станем наконец единым целым.
хор пикселей, бредущих между строк,
споет нам новый ритм и новый ток.
спасибо, правда, господи за то,
что подарил и черный нам и белый

 

avatar

Об Авторе: Владислава Ильинская

Владислава Ильинская – яркий и самобытный одесский поэт. С 2010 г. Член Конгресса литераторов Украины. Стихи публиковались в украинских и зарубежных литературных изданиях, среди которых «Литера_Днепр» (Днепр), «Соты» (Киев), «Октябрь» (Москва) «День и ночь» (Красноярск). Лауреат литературной премии им. Ю. Каплана (2011). Финалист литературных фестивалей Эмигрантская лира (2014), Олф (2015, 2016) и др. Участник и организатор многих литературно-художественных проектов. Автор поэтического сборника «Игры Разума» (2014)

2 Responses to “Владислава ИЛЬИНСКАЯ. Наливаясь памятью”

  1. Неплохо, но манерно, а это отталкивает

  2. avatar Фёдор Зырянов says:

    Согласен с Александром. Да если б Владислава одна так писала, так еще куда ни шло… Что-то есть в таких стихах от искусственного интеллекта.

Оставьте комментарий

MENUMENU