RSS RSS

Ольга МИШУРОВСКАЯ. Соня и Филипп. Рассказ

image_printПросмотр на белом фоне

Теперь Соня уходила с работы ровно в шесть. Спокойно выключала компьютер и смущенно говорила коллегам:

– Филипп скоро вернется, а мне еще ужин приготовить нужно.

Сотрудницы отдела, в основном дамы за пятьдесят, хмурились, но относились понимающе: девочка, наконец, личную жизнь устроила.

Соня стала собираться за несколько минут: поправить макияж, провести расческой по волосам, ловко завязать на шее шарф причудливым узлом. Попрощаться со всеми и двигаться быстрым шагом к лифту. На улице она переставала спешить – на самом деле времени до возвращения Филипп было достаточно.

Она всегда называла его только полным именем. Не звать же тридцатипятилетнего успешного архитектора Филей?! «Спокойной ночи, малыши» какое-то! Можно было бы звать Фил, но это звучит несолидно. Себя в паре с ним называла Соня. В начале их отношений она попробовала разные варианты: София, Софья, даже Софи. Но лучше всего с его именем сочеталась ее смешная уменьшительная форма. Соня и Филипп. Филипп и Соня. Он – сильный, основательный, надежный. Она – легкая, мягкая, способная на самоиронию. Даже в именах дополняют друг друга.

По пути к остановке Соня набрала номер мамы. Та заканчивала работу на час раньше, так что уже дома, можно спокойно поговорить. Они общались каждый день – обмен сообщениями о повседневных мелочах: папа уже высадил рассаду на балконе, младшая сестра Катя и ее муж хотят поехать летом в Испанию, а племянница Анечка получила в школе четверку и расстроилась. Еще недавно такой разговор дался бы Соне тяжело, она знала, что их с сестрой с детства сравнивают. Раньше именно она лидировала – школа с золотой медалью, диплом с отличием, работа в архиве солидной компании. Окончившая кулинарный колледж Катя явно отставала. А потом сестра вырвалась вперед: муж, дочка, своя, пусть и купленная в ипотеку, квартира, машина, о втором ребенке думают. Теперь мама переживала за свою старшую дочь: тридцать три года, ни мужа, ни детей, все романы – одно разочарование, работа хорошая, да коллектив женский, познакомиться не с кем, выходные проводит с подругой Машей – еще одной незамужней в их некогда большой университетской компании. Каждый разговор с мамой и любой приезд в родной город в отпуск сводились к одному – Соня должна срочно найти кого-нибудь, время же идет, а ей еще нужно успеть родить. Появление в ее жизни Филиппа разрядило обстановку. Разговоры матери и дочери снова стали доброжелательно-нейтральными, без напряженного ожидания известия о судьбоносной встрече.

Мама обязательно спрашивала, как дела у Филиппа, но не давила на дочь, понимала, что вместе они чуть больше месяца, рано еще строить далекоидущие планы, да и суеверно боялась спугнуть удачу лишними разговорами. Женщины обменялись идеями, что будут готовить на ужин, и Соня, с поразившим мать вниманием, выслушала новый рецепт начинки для пирога. На прощание дочь в очередной раз пообещала, что летом она приедет к родителям вместе с Филиппом.

В автобусе Соне повезло занять место у окна. Она достала электронную книгу, но не читала, а лишь смотрела на экран и думала об их с Филиппом первой встрече. На ту выставку модного художника ее уговорила пойти Маша – он приходился племянником ее коллеге, и подруга, хоть и была равнодушна к современному искусству, пообещала сходить. Они долго искали нужное здание – бывшую школу, перестроенную в арт-пространство. Потом с удивлением рассматривали бетонные стены с развешанными на них холстами без рам. Публика разновозрастная, но все нарочито небрежно одеты и с томной отстраненностью во взгляде, которая должна была выдавать их принадлежность к богемной среде.

– На таких мероприятиях обычно бывает фуршет, – проговорила Маша, – пойду добуду нам что-нибудь выпить.

Филипп выделялся среди прочих хорошим костюмом и растерянным выражением лица. Он, как и Соня, смотрел по сторонам, а не на картины, так их взгляды встретились. Она всем рассказывала, что это он подошел к ней, хотя на самом деле они одновременно двинулись друг навстречу другу.

– Родственница художника? – спросил он с улыбкой. – Не смогли отказаться?

– Подруга уговорила пойти, – ответила Соня и сразу поняла, что с этим человеком ей легко будет общаться.

– А я учился с автором в университете, он, правда, ушел от нас после второго курса, решил, что архитектура – это слишком скучно.

Когда вернулась Маша, все трое решили, что искусства с них хватит, и Филипп отвез их в итальянский ресторан поужинать. Вскоре подруга ушла, ей нужно было погулять со своим псом – невоспитанным созданием с подходящей кличкой Адик, которого Маша взяла из приюта на свое тридцатилетие. Соня и Филипп еще посидели в ресторане, рассказывая друг другу о чем-то важном и сущей ерунде. Потом он отвез ее домой, не забыв записать номер телефона. Соня твердо решила, что не будет ждать ни его звонка, ни сообщения, но уже через час на экране высветилось СМС от Филиппа с пожеланием спокойной ночи и предложением встретиться завтра. Дальше все развивалось стремительно: на другой день она осталась ночевать в квартире Филиппа, а уже спустя два дня они начали жить вместе.

По пути домой Соня зашла в магазин, долго выбирала бифштекс на ужин, сомневалась, советовалась с продавцом. Сама она уже лет восемь была вегетарианкой, но Филипп мясо любит, приходится ему готовить. Еще он обожает пироги, блины и жареную картошку, чтобы не располнеть после всех этих блюд, ему приходится три раза в неделю проводить по нескольку часов в спортзале. Сама она из всех видов спорта признает только плавание, поэтому иногда ходит вместе с Филиппом в бассейн.

Дома Соня первым делом приняла душ, это всегда помогало оставить позади рабочий день, отбросить в сторону посторонние мысли и настроиться на тихий приятный вечер. Накинула легкий шелковый халат, купленный вместо любимого махрового, когда в ее жизни появился Филипп. Прошла на кухню. Под ненавязчивый аккомпанемент вечернего шоу на радио заварила чай (Филипп любит зеленый без вкусовых добавок), нарезала салат, положила в кастрюлю несколько картофелин для себя и занялась мясом. Преодолевая отвращение отбила куски говядины молоточком и быстро обжарила с двух сторон. Теперь немного подержать под крышкой, чтобы мясо оставалось мягким и сочным. Сама в это время накрыла на стол: выложила кусочки зернового хлеба в корзинку на льняную салфетку, расставила тарелки, стаканы для воды, разложила столовые приборы. Подумала зажечь свечи, но не стала, это уже слишком для обычного ужина. Соня понимала, да и Филипп, конечно, знал, что она не будет всегда так стараться. Это примета начала отношений – желание показать себя с лучшей стороны, ведь каждой девочке с детства внушают – путь к сердцу мужчины лежит через желудок.

Когда на кухне все было готово, Соня пошла переодеваться. Никаких вычурных нарядов, Филипп должен чувствовать себя уютно. Надела длинное яркое платье из хлопка, купленное, как и много других вещей, для создания продуманного «непринужденного» домашнего образа. Бросила взгляд в зеркало – осталась довольна. Соня решила, что дома косметикой не пользуется, но все-таки провела по губам неярким блеском.

Ужин прошел спокойно, за обсуждением дня и планов на предстоящие выходные. Потом несколько серий сериала (не ситком, само собой, а интеллектуальный европейский детектив). Спать легли уже около полуночи.

Соня не могла уснуть. Лежала на правой стороне кровати с закрытыми глазами, то представляя первую встречу с Филиппом, то планируя их совместный отпуск. День прошел хорошо и правильно, – уверяла она себя, но тоска не отступала. Соня протянула руку в сторону и коснулась пустой холодной подушки. Быстро ее отдернула. Встала, прошла на кухню, чтобы налить себе стакан воды. С таким старанием приготовленное мясо, нетронутое, лежало в мусорном ведре.

Эта книга о визуализации попала ей на глаза месяца три назад, как раз после очередного расставания с человеком, который ей совершенно не подходил, но то и дело появлялся в ее жизни. Основная мысль автора – хочешь, чтобы что-то у тебя появилось, представь, что это уже есть. Вроде бы ничего нового, но в книге подробно описывались техники визуализации, давались практические советы. Часто женщины, мечтая встретить спутника жизни, представляют себе совершенно нереалистичные сценарии, например, фантазируют о знакомстве на рок-фестивале, а сами ненавидят такую музыку. Автор советовал трезво оценить свои возможности, условия окружающей среды, место, где живешь, составить список точек пересечения твоих интересов и интересов предполагаемого мужчины. Его самого нужно было представить в мельчайших подробностях, думать при этом не только о достоинствах – идеала не существует, – но и представлять какое-то раздражающее качество.

Дальше целая глава была посвящена визуализации их семейной жизни. Книга тут призывала не спешить – многие женщины в своих фантазиях переходят сразу от знакомства к браку и детям, пропуская огромный этап в отношениях. Автор настаивал, что пока подходящий мужчина не появился в вашей жизни, нужно концентрироваться на знакомстве, первом свидании, начале совместной жизни. Познакомились с ним – можете представлять себе свадьбу и подбирать квартиру в доме рядом с хорошей школой.

Соня прочитала книгу дважды. На каждой странице она находила подтверждение своим, интуитивно угадываемым, но не оформившимся мыслям, или описание собственных ошибок в предыдущих отношениях. Она не говорила себе, что с такого-то дня начнет применять советы на практике. Но однажды вечером, ужиная чечевицей с овощами под незамысловатые шутки героев любимого сериала, она представила, что с ней на кухне находится мужчина. Сидит напротив за столом и беззлобно подтрунивает над ней за просмотр глупых ситкомов. Соня ясно увидела перед ним тарелку с сочным бифштексом, который она, вегетарианка, непереносившая мясо, для него приготовила. Это стало тем самым необходимым недостатком, придающим образу реалистичность. Фантазия стала обрастать подробностями, пока не обрела окончательную форму и имя – Филипп. У Сони было три варианта их знакомства: субботним вечером в баре, в автобусе, куда он сел, так как машина сломалась, и ее любимый – выставка. Она придумала ему внешность, биографию (папа рано умер, и это наложило отпечаток на всю жизнь Филиппа), хобби, привычки. Фантазия начала вторгаться в ее жизнь, заставляя менять устоявшийся мир в угоду своему сценарию.

Сначала о Филиппе знала только Маша. Ей Соня тоже давала читать так повлиявшую на нее книгу, но подруга сочла и книгу, и Сонины «упражнения» бредом.

– Ты хоть мечтай реалистично! – говорила Маша подруге, когда та рассказывала ей о своей «жизни» с Филиппом. – Нарисовала себе тошнотворно-сиропную картинку. Сонька, ты не американская домохозяйка пятидесятых годов! Да и жить так на самом деле невозможно: льняные салфетки, пеньюар, зеленый чай трех сортов. А счастлива ты будешь с тем, с кем сможешь позволить себе ходить по дому в рваной футболке и жрать руками картошку со сковородки среди ночи.

Соня разозлилась:

– Предлагаешь мне тоже отчаяться и завести собаку?

– Мой пес зато настоящий, – парировала Маша.

Коллегам Соня о Филиппе рассказала случайно. Во время обеденного перерыва речь зашла о том, кто как провел выходные, и она ляпнула, что «они» ходили в кино. Дамы оживились и начали расспрашивать. Соня могла бы сказать, что ходила с подругой, но вместо этого начала говорить об архитекторе, с которым недавно познакомилась.

Маме о Филиппе Соня сообщила обдуманно и в нужный момент. Та только завершила рассказ о том, что муж купил сестре Кате новую шубу, и тут дочь, словно только вспомнила, небрежно сказала, что не сможет позвонить в ближайшие два дня, так как едет со своим мужчиной кататься на горных лыжах, а там мобильная связь плохо ловит. Дальше оставалось только отвечать на множество маминых вопросов.

Соня сделала несколько глотков воды и отставила стакан. Ей было холодно в шелковой сорочке на тонких бретельках и неудобно в домашних туфельках на небольшом каблуке. В кухонном шкафчике стояла упаковка дорогого зеленого чая, а ведь она такой даже не любит. В ванной ее косметику потеснили пена для бритья, мужской дезодорант, одеколон. Все новое, ни разу не использованное. В шкафу аккуратно сложены рубашки, футболки, свитера. Недешевые вещи – у Филиппа хороший вкус. Все это пролежит еще какое-то время, а потом она что-то подарит папе и мужу сестры, что-то просто отнесет в благотворительный фонд.

Соня опустилась на стул. Всхлипывая и размазывая по щекам слезы, набрала номер Маши. Подруга ответила не сразу – спала. Она преподает историю и обществознание в школе, завтра вставать к первому уроку. Наконец, Соня услышала хриплый голос Маши:

– Сонька, если ты не умираешь, я сама приеду и убью тебя.

– Почти умираю, – всхлипнула та в ответ.

Из динамика смартфона донесся скрип пружин дивана, недовольное рычание разбуженного пса.

– Адик, место, – строго сказала Маша и уже подруге. – Ладно, выкладывай.

Соня говорила, что устала уже не только от одиночества, но и от постоянной лжи. Она сама начинает путать, где правда, а где ее фантазии, и все больше боится, как бы за этим вымыслом не потерять себя настоящую. Но и бросить все сейчас она не может. Вдруг осталось совсем немного до воплощения в жизнь ее мечты, а она отступит, и все пойдет прахом?! Маша вздохнула и сказала очень серьезно:

– Подруга, пообещай мне, что если до конца месяца ты не встретишь Филиппа, Эдуарда или какого-нибудь еще хрена, ты прекратишь этот цирк! Скажешь всем, что твой принц поехал спасать амурских тигров и не вернулся. Соня, ты так рехнешься скоро, а я не хочу носить тебе апельсины в дурку.

Они поговорили еще минут пять, решили в субботу вечером сходить куда-нибудь, потом попрощались. Невоспитанный пес Адик лаял, требуя, чтобы хозяйка вернулась к нему на диван. Соня допила воду, ополоснула стакан – не любила, когда грязная посуда остается на ночь. Пошла в спальню и при свете торшера посмотрела на кровать: новое дорогое постельное белье, подушки аккуратно разложены по двум сторонам. Рука уже потянулась, чтобы сложить их в средину, как она всегда спала, но замерла в воздухе. До конца месяца еще есть время. Соня скользнула под одеяло, устроилась удобнее на своей половине, закрыла глаза и представила рядом такого знакомого, родного, привычного, никогда не существовавшего Филиппа.

avatar

Об Авторе: Ольга Мишуровская

Родилась 7 августа 1985 года в городе Мурманске, где сейчас и живу. У меня высшее педагогическое образовании и кандидатская степени в области теории и истории культуры. В начале 2000-х годов печаталась в литературной странице в газете «Полярная правда». В 2005 году моя работа «Взрослая дочь» вошла в длинный список Независимой литературной премии «Дебют» в номинации «Киносценарий». В 2008 г. я стала лауреатом литературной премии Губернатора Мурманской области имени К. Баёва и А. Подстаницкого в номинации «Драматургия».

One Response to “Ольга МИШУРОВСКАЯ. Соня и Филипп. Рассказ”

  1. avatar Галина Рохлина says:

    Прочитала с удовольствием!
    Успехов автору!

Оставьте комментарий

MENUMENU