RSS RSS

Александр КАРПЕНКО. Поэзия позднего пришествия.

image_printПросмотр на белом фоне

Борис Фабрикант, Крылья напрокат. – С-Пб.. Алетейя, 2020. – 136 с.

Борис Фабрикант, Крылья напрокат.

Долгое время подтверждением и доказательством того, что в поэзии начинать никогда не поздно, служила судьба Арсения Тарковского. Он издал первую свою книгу в 55 лет. Тем более удивительной, ломающей стереотипы восприятия, показалась мне поэтическая судьба Бориса Фабриканта. Он дебютировал первой книгой в 70! А «Крылья напрокат» – это уже третья по счёту его книга. Хотя на самом деле стихи он пишет с 12 лет. И даже был опубликован в «Пионерской правде». Автор предисловия Владимир Гандельсман называет поэта «смиренным романтиком». Борис – стихотворец стихийный, спонтанный, идущий вслед за звуком. Вслед за Юрием Левитанским, он «реабилитировал» глагольные рифмы. Тонкое чувство языка позволяет поэту не страшиться правил стихосложения. Гармоничной может оказаться даже сбивчивая речь, когда автор, пребывая в лирическом волнении, словно бы сам себя перебивает: «Я не писал, я долго не писал…». В этом стихотворении Борис нечаянно берет высокую эмоциональную ноту. Мама лирического героя не может войти в комнату, потому что она уже в другом мире, и мы понимаем, что это трагедия для сына. Тема «междумирья» – сквозная в творчестве Бориса. Как общаются живые с мёртвыми и мёртвые – между собой в загробном мире? Человечество – «одновечно», считает Фабрикант. В конечном итоге, все встретятся. Тела как воск, а души – словно свечи. Для героя Фабриканта земной путь человека – вертикален. И получается, что небо, земля, вода – тоже «родины» человека. И, судя по всему, главные. Что такое Россия, Украина или Англия рядом с небом, землёй и водой?

Спускаемся с небес и в землю сходим,
И где-то урожаем прорастаем.
И этот путь, наверно, плодороден,
Ведь он проходит через много родин,
К ним души зимовать летают стаей.

Высокая поэзия, к сожалению, не может вернуть ушедших близких, зато читателям и слушателям становится теплее. Тёплая общечеловечность лирики Бориса Фабриканта помогает лучше понять мир и себя на планете людей. Поэт словно бы показывает нам, что возможности традиционной, не авангардной поэзии далеко не исчерпаны. Она может быть современной. Критик Данила Давыдов пишет о «едва уловимом налете фантастичности мира» в стихах Фабриканта. Мне близки творения Бориса тем, что в них всегда есть пространство для читательского домысливания. Вроде бы многое уже сказано, и, вместе с тем, многое можно понять и домыслить «для себя», самостоятельно.

Все стихотворения – молитва,
Даже если просьбы нет прямой.
В древности так начиналась битва,
Выходили двое, свой-чужой.

Позади войска им в спину дышат.
Страшная горячая волна.
И они могучим телом слышат,
Дети спят, и молится жена.

Но убить друг друга будет мало,
Всё равно сойдутся два крыла.
Ни одна так птица не взлетала,
А война бескрылая ползла.

Нет, не остановишь словом битву,
Шум сраженья не перекричать.
Здесь слова слагаются в молитву,
Там, на поле, рубятся сплеча.

Эта доля, тяжкая неволя,
Чтобы жить, пробейся сквозь других.
Чьё теперь по праву это поле,
На котором больше нет живых?

Удивительные стихи, в которых поэзия и война показаны друг через друга. А ведь автор не обременён личным военным опытом! Вроде бы всё понятно в стихотворении, но в нём незримо присутствует иррациональное начало, тайные мотивы, которые «наплывают» на очевидные смыслы. Чтобы пробиться к месту под солнцем, нужно «повоевать». Как следствие, в мирной жизни тоже часто успеха добиваются люди с инстинктом воина. За спиной воинов пребывают молящиеся за них родные и близкие. Многие из стихотворений Фабриканта – просто молитвы: «Не оставь меня, Боже, без памяти…», «У внутренних морей есть свой язык…», «…чтобы спастись, покидали пределы…». «Две рыбы послал мне Господь…», «Жена Лота». «Боже мой и Властитель…», «Господь! Взгляни сюда и взглядом обласкай…».

Борис пишет не только о грустном и трагическом. Обращает на себя внимание эмоциональное разнообразие его стихотворений. Многие стихи Фабриканта – о счастье бытия и радости общения с друзьями. «Счастье цветным черпаком поливает цветы в нашем доме», – говорит поэт.

У Фабриканта – исключительное чувство языка, и это богатство и тонкость восприятия – багаж ещё советского времени, сохранённый и дополненный. Есть такие люди: вроде бы нашёл у него неточность или опечатку, а, оказывается, ошибаешься ты сам. Что касается значения слов и их фонетического звучания, Борис ошибается крайне редко. Имея богатый инструментарий, он всегда готов постоять за свои строки. Вот, например, эпитеты, которые я встретил в его стихах. «Весёлое небо», «дырявая вода», «немытая дорога», «нечёсаное небо», «горбатая гроза», «молочные болота», «безногие причалы», «золотые велосипеды». И всё это, как фуга, вплетено в музыкальную канву стихотворений. Поэт родился и вырос во Львове и пронёс любовь к этому многоязычному городу через всю жизнь. Лирика БФ тяготеет к распевности. Даже ритмы он выбирает мягкие, не жёсткие. Это точно не рэп и не рок. Стихи Бориса элегичны. Иногда это похоже на стансы, независимо от тематики стихотворений.

У Фабриканта в стихах много воздуха. Строки со скоплением согласных крайне редки. И, наоборот, максимально много гласных. Это создаёт особую акустическую атмосферу, чем-то напоминающую стиль «бельканто» у оперных певцов. Среди поэтов, оказавших влияние на его лирику, Борис выделяет Давида Самойлова. «Стихи – это тоже изобретения», – говорит Фабрикант.

У Бориса есть, на мой взгляд, дар высокой сентиментальности. У Фабриканта это звучит в высшей степени деликатно и часто связано с уходом из жизни близких людей. Некоторые мысли Бориса звучат парадоксально, но мы помним, что говорил о «друзьях парадоксов» друг поэтов Пушкин. «Свобода – нелёгкая ссуда», – говорит Борис. Ведь существует и высокая привязанность, понимаемая как благодарность. Нам, людям, словно бы «ссужают» свободу на время. Свобода – это ведь тоже, в сущности, «крест».

Есть у Бориса и еврейская тема. Далеко не все поэты непременно говорят о родине, родовой и национальной принадлежности. Это дело сугубо добровольное. Кто чувствует себя связанным душевно и духовно с этими подробностями бытия – тот и пишет. Причём сказать новое в этой теме трудно, поскольку пишут многие, и пишут талантливо. Вот что мы читаем у Фабриканта в «Крыльях напрокат»: «Еврею главное веселье – погрустить / и в стену плача упереться лбом, / и, помня Бога, думать о былом, / еврей о будущем не помнит. Чья вина, / что на пути еврея всюду ждёт стена, / и яма плача сорванной землёй, / как содранною кожей, / покрыть не может детской плоти божьей». Безусловно, у давно живущих на земле народов существует соборная общность, связанная с историей, обычаями, испытаниями духа. Невзирая на преимущественно лирический склад души, Борис Фабрикант много пишет на социально-политические темы, связанные с массовой гибелью людей: о сталинском геноциде, о холокосте. «Дыма нет без огня, дыма нет – / Нам твердят, чтобы душу заштопать. / И несёт над отечеством копоть / Сладкий дым, застилая рассвет».

У Бориса своеобразное видение мира. Каждое его стихотворение – маленькая жизнь. Поэтому книгу «Крылья напрокат» сложно прочесть залпом. Что-то цепляет, останавливаешься, размышляешь. Стихи Бориса заканчиваются не на выдохе, а на вдохе. В самой богатой событиями жизни поэту порой не хватает… ещё более насыщенной жизни.

От рожденья тоскую о жизни,
Будто слышу за дверцей фанерной
Кто-то песню поёт об отчизне
Слишком громко, без слов и неверно.

Незабытые ритмы винила
С тёплым шорохом вечного фона,
Пирожки с ароматом ванили,
Бесконечный штурвал телефона.

С рифмой Борис Фабрикант тоже, как мы видим, «на дружеской ноге»: винила – ванили, колодец – колоде, порчу – почву. И, естественно, он отдаёт предпочтение именно рифмованной поэзии. Есть у него и рифмы смысловые, часто связанные с непрямым цитированием известных строк классиков. Например: «Не дай мне, Бог, сойти с ума» – говорил Пушкин. А вот как эта же мысль звучит у Фабриканта: «Не оставь меня, Боже, без памяти». Можно вынести и тюрьму, и суму. Но без памяти человек недействителен. БФ – поэт эрудированный . И более осведомлённый читатель, знающий контексты, получает в подарок, как минимум, ещё одно измерение. Современная поэзия порой чересчур озабочена формальными поисками, и Борис Фабрикант наглядно показывает нам, где могут находиться золотоносные месторождения. «Крылья напрокат» – чтение не на один раз. А ещё у поэта есть то, что я определил бы как поэтическое и человеческое достоинство. Рядом с ним стихи и люди становятся лучше. Редчайшее для современного человека качество. Он выступает как эталон вкуса. О таких людях Протагор говорил: «Человек – мера вещей». Качество и достоинство.

Александр КАРПЕНКО

avatar

Об Авторе: Александр Карпенко

Александр Карпенко – поэт, прозаик, композитор, ветеран-афганец. Член Союза писателей России. Закончил спецшколу с преподаванием ряда предметов на ан-глийском языке, музыкальную школу по классу фортепиано. Сочинять стихи и песни Александр начал еще будучи школьником. В 1980 году поступил на годич-ные курсы в Военный институт иностранных языков, изучал язык дари. По окончании курсов получил распределение в Афганистан военным переводчиком (1981). В 1984 году демобилизовался по состоянию здоровья в звании старшего лейтенанта. За службу Александр был награжден орденом Красной Звезды, афганским орденом Звезды 3-й степени, медалями, почетными знаками. В 1984 году поступил в Литературный институт имени А. М. Горького, тогда же начал публиковаться в литературных журналах. Институт окончил в 1989-м, в этом же году вышел первый поэтический сборник «Разговоры со смертью». В 1991 году фирмой «Мелодия» был выпущен диск-гигант стихов Александра Карпенко. Гастролировал по городам США, выступая с поэтическими программами на английском языке. Снялся в нескольких художественных и документальных фильмах. Автор семи книг стихов и прозы, а также более ста публикаций в Журнальном и Читальном залах. Телеведущий авторской программы «Книги и люди» на «Диалог-ТВ».

Оставьте комментарий