RSS RSS

СЕРГЕЙ СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ ● СЕВЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ

ФАРС-ПЕРЕЛЁТ МОСКВА — ПАРИЖ — ЛИССАБОН

 

Ольге и Чарльзу

 

Забреду в посторонний бред: чемодан, ананас, удав…

Два билета. И твой портрет я нечаянно увидал.

И записку: «Час тридцать пять. Шереметьево. Лиссабон.

Постарайся не опоздать. Никаких такси — фаэтон!»

 

Сумасшедшая! Натворишь, наворотишь чудес. Трюмо

Восклицает: «Хочу в Париж! Отказаться — ни Боже мой!»

Замурован в чужом бреду. Неужели твоя рука

Напомадила ерунду: «Вылетаем наверняка!»

 

Нарисую красный квадрат, имитируя синий круг…

Я устал от твоих шарад — перепутал север и юг.

Сивый мерин, жарь шарабан — самолётик готов вспорхнуть.

Отпустила судьба щелбан — постараюсь его вернуть.

 

Переставлю часы — шалят: где Москва? А где Лиссабон?

Ты — в шанели, в шинели — я. И слабо быть самим собой.

Что за птица в клетке дрожит? Изумлённый щегол-пижон…

Растаможенный пассажир намекает: «Продам «Пежо».

 

Погоди фарцевать, милок, — растреклятый удав исчез.

Мне совсем мозги замело: кто жена из трёх стюардесс?!

Королева снов и афиш, возврати московский щелбан.

Разбуди и скажи: «Париж», королева снов и саванн.

 

По числу, почитай, среда…— Эй, гарсон, наливай коньяк!

Извини, занесло сюда, где по-русски один поляк.

Я «Пежо» не купил. Пора лиссабонить — в небе висеть.

Обойдётся «Гранд-опера» без юбчонки а ля плиссе.

 

Из гипербол твоих забот, из парабол моих затей

Ухмыляется чёрный кот. И куда щегол улетел?!

Золотые твои виски сединою сразят меня.

Джин и виски — коктейль тоски! — я на кислый квас променял.

 

За щеглом, распушивши хвост, над Европой кот пролетит…

Мы в родимый бред, на погост, возвратимся, как ни верти.

Закипят пельмени. Уха остывает. «За милых дам!»

Ты права: я рукой махал эфиопке у Нотр-Дам.

 

Ты права: нацепив цилиндр, «Тет-а-тет, — кричал, — тет-а-тет!»

И мечтал покорить Мадрид — в Лиссабоне испанок нет.

Отдохнём. Зарубежный гость надоел, как солёный груздь.

Бред застрял, словно в нёбе кость, — я его зубрил наизусть.

 

Оглядимся: Моска Москвой: Третьяковка, Арбат, метро…

Парижанка, беглянка, скво, что глядишь на меня хитро?!

Забывая протяжный бред. Попадаю в привычный сон.

Два билета. В буклях портрет. Самолёт: «Москва-Вашингтон».

 

2000, 21-28 августа

Cтаврополь — Москва — Dixcov (Ghana)

 

 

ЮЖНЫЙ КРЕСТ И СЕВЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ

 

NatalieRose

 

Красная Африка. Грифы — узелком.

Чёрная графика. Кофе с молоком.

 

Жёлтые хижины. Белый лазарет.

Выжига стриженный лижет минарет.

 

Кепочки Ленина в лавочке — вразброс.

Джулия пленная. Леннон и Христос.

 

Сытые нищие. Голый небоскрёб.

Книжица Ницше и Библия взахлёб.

 

Озеро — посуху. Дальше — океан.

Юный принц посохом жалует славян.

 

Крепости запада — кровью на закат.

Смертная заповедь: «Раб вериге рад!»

 

Пушки, стиравшие души в порошок.

Ангелы, падшие в каменный мешок.

 

Башни набухшие, в каждой — Ганнибал.

(Дедушка Пушкина мимо пробегал?)

 

Искры истерики пламенных лумумб.

(Ваши америки — индии, Колумб?)

 

Выкрики. Выстрелы. Бешеный там-там.

Рыжий лев выспался. Спит гиппопотам.

 

Золото праздника. Медная змея.

Азия, разве я Волге изменял?

 

Азия, разве мы — пасынки европ?

Хлопнемся наземь и — «Где ты, Конотоп?!»

 

Шведская(?), польская(?) сваха королей.

Пастор из Ольстера. Вечный иудей.

 

В оптике цейсовской — трио лунных лам.

Цельсий прицелился — глобус пополам.

 

Бронзовый медиум кроет… римский Крым.

Южный Крест лебедем — северным родным…

 

2004, 31 августа, 2007, 31 мая

 

 

КАВКАЗ: ДВЕ С ПОЛОВИНОЙ ЦИТАТЫ НАД ПРОПАСТЬЮ

 

Лере Мурашовой и Георгию Яропольскому

 

По горной дороге, возможно, ведущей к угрюмому грозному Богу,

Я шёл осторожно — кочевник, безбожник…  А пропасть, которая справа,

До боли сжимала уставшее грешное сердце, которое слева…

 

«Кавказ подо мною…»* Поэт, доверяя высокому лёгкому слогу,

Однажды попробуй пройти по дороге, которой родная держава

Себя привязала и к белому снегу, и к Чёрному морю — задолго до ЛЕФа.

 

Задолго до левых тропинка, возможно, ведущая к сытому пьяному Чёрту,

Струилась, троилась, дробилась – задолго до правых – в оскалах кинжала.

И только любовь к небесам выручала на грани скандальных истерик…

 

«Как сладкую песню отчизны моей…»** — ясновидцы, ищите мальчонку,

Способного строчку продлить из ущелий Дарьяла к отрогам Урала,

Готового честную песню сложить о кровавых ручьях, переполнивших Терек!

 

Казбек и Эльбрус хороводы водили, меняясь местами лукаво,

Поскольку дорога-тропинка кружила гигантской безумной юлою,

А Скифское-Русское-Чёрное море мерцало в пещерах понтийских секретов.

 

Кавказ, что мне делать***с чужими стихами, орлами парящими справа,

И славой чужой, и печалью чужой — над закатом, зарёю, золою,

Над безднами помня ушедших, грядущих и вечно живущих поэтов?

 

*Прямая цитата — Александр Пушкин.

**Прямая цитата — Михаил Лермонтов.

***Парафраз: «Кавказ, Кавказ, о что мне делать!» — Борис Пастернак.

 

2013, октябрь — декабрь

Нальчик — Ставрополь — Москва — Стамбул — Аккра — Такоради

 

 

 

ИЗ ДЕКАБРЯ В ДЕКАБРЬ: ВЕЧОР, ПОЗАВЧЕРА…

 

Моим друзьям —

Вячеславу Лобачёву,

Юрию Орлову,

Ирине и Александру Андреевым

 

Кочуя за кордон, пардон, за кадр страны,

За камерный размер условного холста, —

Мечтаю посмотреть на нас со стороны

Луны — со стороны, что якобы пуста.

Весёлый холодок гуляет вдоль спины —

Почую: проскочил знакомые места…

 

Четвёртый час лечу, не сплю вторую ночь.

Соврёт автопилот: налево — Анкара,

Направо — Бухарест… В затылок смотрит дочь:

Опять по небесам гуляет бравый Ра!

Дремотная пора… Попытка превозмочь

Предутренний рефрен: вечор, позавчера…

 

Дробинки декабря — проделки сатаны?!

(Прописан в Астане, морозит Тёплый Стан).

Звоню друзьям: «Ага! Снега́ — на полстраны…» —

«Не виделись, увы, лет десять…» — «Нет, полста!..» —

«Позвольте поглазеть на вас со стороны

Москвы…» — «Со стороны?..» — «…и Крымского моста!»

 

Азартная зима! Распластанную твердь

И сне́ги, и снега́ бинтуют на Тверской.

В мобильнике смешок: «Быстрее через Тверь!» —

«Мы пёхом от метро…» — «Согрелись в мастерской?..»

Авральный автобан открыжит круговерть —

Гирлянда красных глаз мерцает над рекой…

 

Кочуя за кордон — динь-дон! — за край страны,

Черчу в черновиках архаику морей:

От Каспия до Белого, от Волги до Двины;

До Красного течёт речушка журавлей…

Престранный парафраз пространной старины —

На кончике пера: «Декабрь-брадобрей…»

 

Девятый час лечу, не сплю сороковой…

Из минус десять — в плюс: на траверсе — жара!

Озябшая жена кивает головой:

Подвыпивший индус похож на Бога Ра.

Сакральная Аккра в зарнице грозовой.

Прокуренный рефрен: вечор, позавчера…

 

2009, 4-11 декабря

Ставрополь — Москва — Дубаи — Аккра — Такоради

 

 

КОЛЫБЕЛЬНАЯ ДЛЯ ДВУХ СЕСТЁР

 

Выдохни, Овидий, — не соври! —

Ровно тридцать строчек о любви

Со́рок послучается? Не больше!..

Память над сибирями парит:

Пани, над Парижем — на пари?..

Ро́вно помнит о Литве и Польше?

 

(Кто бы что бы там ни голосил,

Ро́вно — древний город на Руси!)

 

Видимо, Овидий, соло вьюг

Солоно для ветреных подруг,

Ра́вно как и сало для ОВИРа.

ВРИО (без имён!) блудливых жён —

В Рио сватал их… — «Смешон, пижон!..»

Ну а я кружил над Крышей Мира!

 

…Имя срифмовалось наконец:

«Таньку выбирай!» — сказал отец.

(Старшая сестра звалась Татьяна…)

Младшую, Маринку, ридный брат

Сдуру протатьянил в снегопад —

Рана пятигорского романа.

 

Двадцать лет мечтала мать моя

Выбраться в далёкие края;

Вырвалась — билеты до Белграда…

Смертная баллада декабря —

Буквы Украину раздробят:

«Ваша дочь разбилась…» Подпись: «Рада»…

 

Далее, мужчины, помолчим.

(Чёртовы гаражные ключи!!!)

Горечь нескончаемой кручины.

Печени разрыв неизлечим?!

Правда, Катериничи — врачи.

Только нет в роду врача Марины…

 

Видео, Овидий, — сущий ад:

Мёртвые с живыми говорят.

Времени течение условно.

Холодно! — Ни мамы, ни отца.

Двадцать первый век. Хочу в двадца…

(Старшая сестрёнка спит под Ро́вно…)

 

Жизнь… Любовь… Архив без фотоснимка:

Танечка, Серёжка и Маринка…

 

2009, 12-13 декабря

Такоради (Гана)

 

 

ONCE MORE… ONCE MORE… ONCE MORE…

 

…о жаре ещё раз? — обжигает письмо…

под окном — заводной Дед Мороз с апельсином.

хороша Хохлома… не пугай Колымой!

ONCEMORE* — О ЗИМЕ! — прописным и курсивом.

 

относительно всё — даже наша зима.

стылый Цельсий цепляет седьмую матрёшку…

есть другая страна, где хурма задарма

и парная жара, словно в бане за трёшку.

 

новый год… попугай… недочитан Апдайк?

холодает? поддай за героев Клондайка —

говорят, помогает… по двести когда,

перебор иногда… — отдыхай, угадайка!

 

…изумляет зима? — освежает письмо…

от Камчатки колымит метель до Коломны…

чистый лист расчерчу африканской сурьмой.

Дед Мороз заводной — Санта-Клаус бездомный…

 

не пугай, попугай!.. круговерть, кутерьма —

минус тридцать… ночами под сорок на Клязьме…

есть другая страна, где любая зима

в пирамидах песка, обессилев, увязнет.

 

Санта-Клаус шальной рассмешит: Рождество!

негритёнок притащит голландскую ёлку.

Фаренгейт фордыбачит, шарахнув за сто!

одессит эсэмэсит тамбовскому волку.

 

…портсигар-сибарит (перевязан тесьмой) —

Дед Мороз подбодрит: покури с кирасиром!

проезжает фургон: самогон с бастурмой!

ONCEMORE — О ЗИМЕ! — прописным и курсивом…

 

теорема Ферма… скоро в школу… зима…

моя память сигает в седые сугробы…

есть другая страна, где жара, как тюрьма,

и волна-сатана, что снесёт небоскрёбы!

……………………………………………………….

солнцепёк — солнца дар? солнца дурь, боже мой!

океан-ветродуй убаюкает в Млечном.

…о жаре — ещё раз?.. — О ЗИМЕ — ONCE MORE

…о любви — ещё раз, а потом — бесконечно!

 

*once more — ещё раз (англ.).

 

2009, 23-25 декабря

Такоради (Гана)

 

 

О ВОЛГОГРАДЕ, БОГА РАДИ…

 

Всегда есть время оглянуться? 

«Не поспешай!» – твердил Конфуций…

 

Который год, не поспешая,

Иду вперёд – страна большая.

Но успеваю возвращаться

Под крыши редкостного счастья.

Который век родимый ангел

Зовёт добраться до гренландий.

 

Алтай, Аккра, Гранада, Киев,

Париж, Валенсия, другие

Камчатки, нальчики,  местечки,

Моря, озёра, горы, речки,

Соборы, скверы, океаны,

Музеи, пляжи, рестораны,

Собаки, кошки, крокодилы,

Медведи, совы, попугаи…

Сюжеты вечные бродили.

Рефрены грешные пугали.

Поэт китаит до австралий,

Америк, греций, швеций, индий.

Пегас сакрален. Глаз астрален.

Метель омел. Медали мидий.

Мистраль стрельцов. Тельцов терцины.

Ищи-свищи первопричины.

 

Всегда есть повод улыбнуться…

Прости за вольности, Конфуций!

 

Но есть великие печали:

Россию часто величали

Задумчивой императрицей,

Способной чудом поделиться;

«Страна – Нигерии сестрица», –

Цинично цыкает газетчик.

«Москва – наложница нубийца!» –

Чирикает автоответчик.

Враги кремлёвского пиара –

И Ниагара, и Сахара…

О «Сталинграде», бога ради,

Рыдать напрасно в Такоради.

Но, ради бога, Волгограду

Вручи надежду, как награду.

Куда Победа укатила

В стране тотального тротила?!

 

Пора прозреть и ужаснуться

Прости за жёсткости, Конфуций!

 

2013, 29-31 декабря

Гана (Такоради)

 

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Сергей Сутулов-Катеринич

Поэт, главный редактор Международного поэтического интернет-альманаха 45parallel.net // «45-я параллель». Родился в Северном Казахстане — живёт и работает на Северном Кавказе. Вторую часть фамилии взял в память о матери. Член Русского ПЕН-центра, Союза российских писателей, Южнорусского союза писателей и Союза журналистов России. Стихи Сергея С-К включены в антологии «Дикороссы. Приют неизвестных поэтов», «Свойства страсти. Русские поэты ХХ века», «Русская поэзия XXI века», «45: параллельная реальность», «Талисман», «45: русской рифмы победный калибр», «Белая акация», «5-й угол 4-го измерения» и в ряд других «соборных» проектов. Ввёл в литературный оборот термин «поэллада» (от слов «поэма» и «баллада»). Автор девяти книг стихов, включая «Дождь в январе», «Азбуку Морзе», «Русский рефрен», «Ореховку. До востребования», двухтомник «Ангел-подранок». Широко публикуется в российской и международной периодике. Лауреат премий, конкурсов, фестивалей: «Золотое перо Руси» (Москва), «Серебряный стрелец» (Лос-Анджелес), «Редкая птица» (Днепропетровск), «Эмигрантская лира» (Брюссель), имени Петра Вегина (Лос-Анджелес), Константина Бальмонта (Мельбурн), Германа Лопатина (Ставрополь) и др. Лауреат в номинации «Поэт-подвижник Русского Безрубежья» (Филадельфия). Награждён медалью ордена Святой Анны и орденом Святого Станислава Российского Императорского дома (Мадрид) — за заслуги перед российской культурой.

9 Responses to “СЕРГЕЙ СУТУЛОВ-КАТЕРИНИЧ ● СЕВЕРНЫЙ ЛЕБЕДЬ”

  1. avatar Айртон** says:

    Автору термина “поэллада”:
    Мы не знаем, кому нам сказать “не надо”.

  2. avatar Б. Юдин says:

    Замечательная подборка! Респект автору.

    • avatar Сергей С-К says:

      Решпект вдумчивому читателю
      и классному поэту Борису Юдину!

  3. avatar Maya says:

    Мне “Кавказ” – очень.

  4. avatar Сергей С-К says:

    Спасибо, Майя, спасибо!

  5. avatar Георгий Яропольский says:

    Спасибо, Сергей! хоть по жизни, бывает, шагаем не в ногу,
    то вправо, то влево, а то и в пустыню заносит дорогу —
    в конечном итоге нас выведет, верится, к мудрому Богу.

    • avatar Сергей С-К says:

      В конечном итоге нас выведет, верно заметил,
      К единой дороге на этой безумной планете…

  6. avatar Сергей Жарков says:

    Сергей! Мы с женой всегда с интересом читаем твои стихи.Желаем и в дальнейшем хороших стихов.Будь здоров!

    • avatar Сергей С-К says:

      Тёзка! Спасибо!
      Будь здоров! Жене – поклоны.
      Только бы не было войны!

Оставьте комментарий