RSS RSS

ЛАНА РАЙБЕРГ ● НОВОГОДНЯЯ ШУТКА ИЛИ ЗАГОВОР КУПИДОНОВ

Приближался Новый Год. В предпраздничной суете никто не заметил исчезновения пяти лучших студентов последнего курса Академии Волшебных Наук. Упомянутым студентам вовсе не хотелось веселиться на академическом балу и протыкать стрелами раскрашенные картонные сердца. Скоро выпускников распределят по самым отдалённым уголкам земного шара. И кто знает, когда друзья ещё смогут собраться вместе и порезвиться, как прежде!

Накануне вечером они договорились проверить на деле полученные в Академии знания. Никем не замеченные, шалуны покинули родные пенаты и спустились с небес поближе к Земле. Пухленький Лу сильно мёрз и даже расчихался, чуть не уронив одну из волшебных стрел.

Уни на лету морщил свой маленький носик. Его раздражал дым, поднимающийся из высоких труб. Любознательный Ру постоянно отставал, и лишь Ти и Ар благожелательно рассматривали эту странную землю, известную им пока лишь по учебникам. Они выбрали для своего эксперимента небольшой, занесённый снегом городок.

* * * *

Вечер начинался скучно, как начинаются все на свете вечера, когда вместе собираются не очень знакомые и не очень нужные друг другу люди. В углу зала дремала нарядная ель, бармен ловко колдовал над коктейлями, дамы ревниво исследовали наряды друг друга, мужчины обменивались рукопожатиями. Все ждали босса, и облако приглушённых разговоров сдержанно висело под высоким лепным потолком.

Муж Элизы только месяц работал в новой фирме, и девушка с любопытством оглядывала незнакомых ей людей. Наконец, появился босс и произнёс шутливую речь, в которой он поначалу отметил заслуги сотрудников, а затем добродушно прошёлся по их слабостям, как и полагалось на подобных вечеринках.

Толстяк Роберт зарделся, когда босс рассказывал о его пристрастии к пицце, которую он частенько заказывал для коллег на ланч даже вопреки их желанию. Весельчак Вилли сопровождал речь босса дополнительными шуточками, украдкой щупая свою спутницу, томную красотку с нежным именем Арели. Дама в зелёном шёлковом платье хохотала низким контральто, а её муж, нервно подёргивая худой шеей, нетерпеливо мял в руке свёрнутый в трубочку журнал.

Удивительно некрасивый муж красавицы Барбары, правой руки босса, сдержанно поблёскивал стёклами очков.

Всё шло по стандарту до той самой минуты, когда Элиза вдруг услышала свистящий шепоток прямо у себя над головой и глянула на позолоченную люстру. На изогнутых ветвях люстры, свесив босые ножки, сидели розовощёкие кудрявые малыши. Их белые крылышки испуганно трепетали в клубах сигаретного дыма. Чашка с кофе дрогнула в руках Элизы, едва не пролившись ей на платье.

– Нас заметили!- с ужасом прошептал Лу. Уни попытался спрятаться за плафон, а находчивый Ру, мгновенно сориентировавшись, запустил стрелой в чашку, которую держала Элиза. Чёрная ароматная поверхность кофе выстрелила горячими каплями прямо ей в лицо. Она воскликнула: – Ах! – и больше не произнесла ни слова до конца вечера.

– Что с тобой, дорогая? – заботливо спросил её муж, но в ответ получил рассеянную улыбку, которую, впрочем, уже не заметил, поражённый внезапной вспышкой страсти к красавице Барбаре.

Лишив рассекретившую их девушку дара речи, купидончики лихо расстреляли своими волшебными стрелами гостей, целясь в сердца, и они наполнялись внезапной любовью… к чужим супругам.

* * * *

Красавица Барбара глаз не сводила с шутника Вилли, молча страдая и в тайне презирая своего мужа, хорошего, но такого скучного, пресного, всегда предсказуемого. А «эта мымра» Арели – жена Вилли, которой так неистово завидовала Барбара, – произнесла ему в отместку:

– Эту шутку я слышала раз десять, хотя бы не повторялся в одной и той же компании! – Она мстительно глянула на мужа и вдруг, переведя взгляд на супруга Барбары, ощутила жаркий толчок в сердце. «Однако какой сексапильный муж у этой задаваки!», – мысленно поразилась она. – «И такой спокойный, сдержанный, наверняка он сумел бы меня понять! Нужно во что бы то ни стало познакомиться с ним поближе.»

Толстяку Роберту безумно понравилась дама в зелёном платье, которая вела беседу исключительно о фильмах и театральных постановках. Толстяк вдруг ощутил прилив неприязни к своей подруге жизни. Бежать, бежать! До чего я докатился! Попасть под влияние безмозглой коровы! Когда в последний раз я держал в руках книгу? А сколько лет я не был в театре? Жизнь проходит в разговорах о еде. Это несносно! Дорогой, что ты сегодня ел на ланч, дорогой, что ты хочешь отведать на ужин? Тьфу, тьфу! Мысленно передразнивал он свою половину.

Супруг дамы в зелёном, наконец, оторвался от чтения журнала и стал прислушиваться к беседе. Внезапно он почувствовал себя обманутым, со дна его души поднялось облачко негодования. Фильмы, актёры… Трепло! Знали бы все, что это платье ей гладил я! А эта вечная грязь в доме, а пустые кастрюли… Нервно глотая слюну, он уставился на пухленькую Маргарет, жену толстяка. Питаясь исключительно в Макдональдсе, страдая от недостатка тепла и уюта в доме, он увидел в жене коллеги воплощение своей мечты. Маргарет напомнила ему маму, давно умершую, которой так ему не хватало. Как вкусно всегда пахло на кухне, когда там хозяйничала мама…

Тем временем, пятеро проказников, уже не таясь, расселись поудобнее на ветвях люстры, с увлечением наблюдая за развитием событий в комнате. Ар даже периодически спускался к столу и тащил наверх кусочки еды, которые друзья тут же съедали. Их теперь никто не мог видеть, кроме лишённой дара речи Элизы.

* * * *

Веселье набирало силу. Мигали огни иллюминации. Ель в такт музыке трясла мохнатыми лапами. Бармен едва успевал смешивать коктейли. Супруг всеми позабытой Элизы терзался муками неразделённой любви к красавице Барбаре, наблюдая, как предмет его страсти лихо отплясывал нечто невообразимое с весельчаком Вилли, сбросив фальшивую личину неприступности. Но муж Барбары всего этого не замечал – к нему на ручку кресла тропической бабочкой опустилась экзотическая, невероятно элегантная Арели, жена того горохового шута Вилли. Через несколько минут муж Барбары уже всё знал о ней, и понимал её, и жалел…

Дама в зелёном, блистая сарказмом и остроумием, изящным движением стряхивала пепел с сигареты. Её единственным и благодарным слушателем был толстый Роберт. Сердце его замирало от восторга, он потел и слабел от нерешительности, и, наконец, поднёс божественные пальчики к своим губам. «А он ничего, такой милашка»,- подумала дама, благосклонно потрепав собеседника по пухлой щеке.

В углу у окна, у тяжёлой бархатной портьеры, жена толстяка делилась кулинарными рецептами с мужем зелёной дамы. Истосковавшийся по семейному уюту и яблочному пирогу, страдалец прикоснулся к белой руке толстушки, и та смущённо отвела глаза. Все позабыли о существовании босса. Непонятное томление вынесло того в соседний зал. Его супруга, на которую почему-то не подействовало колдовство, давно покинула «гнездо разврата».

Любовный накал достиг своей кульминации. Муж Элизы, отвергнутый жестокой Барбарой, бурно страдал. Сама Элиза, безучастная ко всему, наблюдала за солнечным отражением люстры в чашке с кофе, не замечая пылких взглядов бармена. Коварная Барбара с весёлым Вилли уже детально обсудили план побега. Утром они встречаются в аэропорту, откуда самолёт умчит влюблённых прямо на Багамы, а покинутым половинкам предполагалось оставить записки краткого содержания: «Не ищи меня, и как можно скорее забудь».

Дама в зелёном, устав жаловаться на чёрствость и низменность интересов супруга, наконец-то нашла успокоение в уютных объятиях добряка Роберта. Её собственный муж раздумывал о том, как похитить Маргарет и увезти её прямо сейчас в дом к отцу. А завтра (о Боже, уже завтра!) она приготовит ему обожаемую с детства индюшку с клюквенным соусом.

* * * *

Часы пробили три часа ночи. Хозяин ресторана вежливо и сухо пожелал всем добрых снов. Ель потушила огни. Бармен вынес бутылки. Обглоданные куриные ножки ожидали погребения на подносах. Купидончики спешно доедали виноград. Вилли накинул шубку на плечи Барбары и под руку вывел её на улицу. Муж Элизы, страдая, поплёлся следом. Сама Элиза уже давно курила на крыльце, щурясь на яркие звёзды. Тихоня, муж Барбары, стесняясь, целовал супругу пошляка Вилли. Зарумянившийся Роберт, не веря своему счастью, поправлял бабочку.

Озорники наконец расправились с ворованным угощением и разом хлопнули в ладошки.

Первым опомнился муж всеми забытой Элизы. Вид одинокой фигурки жены пронзил его сердце жалостью.

– Элиза!- закричал он.- Где ты была? Я тебя ищу весь вечер!

Элиза бурно зарыдала, растворяя в потоках слёз остатки былой немоты. Следом очнулась Барбара. Она стряхнула чужую руку со своего плеча и закричала мужу: – Застегни пальто немедленно, а то простудишься!

Встрепенулся и заволновался толстяк. Кто эта вульгарная женщина? Почему она держит меня под руку? Где моя Маргарет?

К нему уже спешила его толстушка, родная и уютная. Возле машин метался в поисках жены потерявший всякую солидность босс. Через пару минут машины, разбрасывая спящий снег, увозили вновь обретших друг друга супругов к их домашним очагам, незыблемость которых едва не нарушилась этой странной ночью.

Купидоны вздохнули, расправили затёкшие крылья и пересчитали остатки волшебного инвентаря.

– Пожалуй, нам пора возвращаться, – заметил рассудительный Лу.

– Какие смешные люди, и как ими легко управлять! – с грустью вздохнул Уни.

На что Ар философски прибавил: – Да, но ведь они не догадываются об этом. Они считают, что обладают свободой выбора.

– Их счастье, что не знают, – обронил крошка Ти и проверил пальчиком остриё стрелы.

– А как же та, которая нас видела? Она же догадалась, – забеспокоился Ру.

– Она уже обо всём забыла, – успокоил приятеля Ар.

Действительно, Элиза всё забыла. Только почему-то она стала бояться смотреть в чашку с кофе. Чёрная поверхность завораживала её и тянула в бездну. У неё начинала кружиться голова. Она силилась вспомнить что-то и сердилась, потому что знала, что вспоминать ей решительно нечего. Вспомнить ей так ничего не удалось, как не удалось вспомнить мужу Барбары, чей же номер телефона, нацарапанный на клочке бумаги, пахнущей лавандой, завалялся в кармане его пиджака.

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Лана Райберг

Лана закончила художественно-графический факультет Витебского пединститута. Работала воспитателем в детском саду, маляром, чертёжницей, художником-оформителем, дизайнером на телевизионном заводе, преподавателем декоративно- прикладного кружка. Была внештатным корреспондентом газеты «Витебский Курьер». Эмигрировала в США в 1992 году. Училась в Филадельфийском Университете Искусств. Сейчас Лана живёт в Нью Йорке, работает в системе школьного образования. Занимается живописью и графикой. Автор альманахов эмигрантской прозы «Побережье», «Арена», «Пилигрим», «Стороны Света», красноярского литературного журнала « День и Ночь». Изданы сборники рассказов - «Картонная Луна», «Олежкины истории», «Кризис Жанра», роман «Записки Провинциалки». Проиллюстрированы стихи Людмилы Таймасовой, роман Александра Волковича «Беловежские сны» и книга стихов Марины Саввиных « Сафьяновый блокнот».

Оставьте комментарий