RSS RSS

АНДРЕЙ ГРИЦМАН ● «ПОДВИЖНИЧЕСТВО» В ДИАСПОРЕ

image_print

Литературное подвижничество – это форма “патологии личности” или скорее пограничного состояния личности. Собственно, как и само сочинение стихов. Стихи – форма изменения сознания и языка. Нормально люди так не говорят, как в стихах. То есть, поэт создает свою субъективную реальность. Автор, который занимается литературным подвижничеством, тоже создает свою реальность, но внешнюю, литературный процесс, который в себя втягивает других людей.

Такое подвижничество – побочный продукт функции личности: амбициозность, гиперактивность, но и сознание того, что можешь что-то новое сделать, что-то создать. Предпосылки для этого могут быть разными, в том числе и как бы негативными: честолюбие, тщеславие, поиски известности, НО в то же время они меняют что-то вокруг.

Много лет назад, после ухода Бродского, Довлатова, Лимонова, переезда Цветкова в Прагу, закрытия “Нового американца” в Нью-Йорке как-то все завяло. Были небольшие изолированные группы. Тогда мы, я, Володя Друк, Юля Беломлинская, решили создать свой “литературный процесс” – начались поэтические чтения, литературные сборища, нередко сочетающиеся с выставками нью-йоркских художников. Начались хорошо известные русские и американские чтения в “Русском самоваре”. А не было бы нас….

В Филадельфии появилась Вера Зубарева и “Гостиная”, что было особенно актуально после закрытия альманаха “Встречи”.

Принципиальное отличие “подвижничества” в Диаспоре (“Гостиная”, В.Зубарева; “Интерпоэзия, А.Грицман; “Стороны света”, И.Машинская) заключается в том, что данная активность не имеет никакой поддержки – финансовой (спонсоры, фонды и т.п., что, в основном, помогает поддерживать традиционные “толстые журналы” в России), языковой и культурной. Поскольку все это происходит в окружении иной языковой и культурной среды, что, конечно же, имеет большое значение. Я категорически против идеи о том, что поэзия в Диаспоре ничем не отличается от поэзии в России и мы просто периферическая часть центрального организма.

Недостаток, заключающийся только в участии в виртуальной жизни метрополии восполняется тем, что у нас, многие годы живущих в Диаспоре создается другой взгляд, другой отсчет, создается другая sensibility. И это хорошо для поэзии – “остранение”, отстранение – лицом к лицу лица не увидать. Мы, в каком-то смысле занимаемся здесь подпольной деятельностью.

Так что, не было бы нас….

В заключение, приведу свои стихи, опубликованные несколько лет назад, которые имеет прямое отношение к вопросу:

Химчистка, девки, кот уставший
Бредет на цепи в городской окрестности.
Здесь, в государстве орла и решки,
Я занимаюсь подпольной деятельностью.

Виртуальная жизнь, ветра от гавани
На излете зимы к сетям астении.
Уплывает облако в дальнее плавание
И оседает на дальнем сервере.

Имперский путь за кордоном тянется,
Пылит дорога навстречу Аппиевой.
Вряд ли судьба до поры изменится,
Но пора уже выдавливать каплю

За каплей, что на лето задано.
Ветер гудит в проводах разлуки.
Скрипит турникет райского сада,
Чужая жена заломит руки.

А я привык. Вот, билет уже выписан.
Рожа на визе – хоть в барак транзитом.
В метели мерцают бледные лица
На отмороженном том граните.

Метет поземка в полях безвременья,
Виза ветшает в столе одноразовая.
На будущий год – говорят евреи.
И последнее слово еще не сказано.

avatar

Об Авторе: Андрей Грицман

Поэт и эссеист, москвич, с 1981 г. живет в США. Автор многочисленных публикаций в российской и зарубежной периодике (http://magazines.russ.ru/authors/g/gritsman/) и семи сборников поэзии и эссеистики (последние: «Вариации на тему», изд-во Время, Москва и «Голоса ветра», изд-во Русский Гулливер», Москва). Основатель и Гл.редактор журнала «Интерпоэзия» (http://magazines.russ.ru/interpoezia/). А.Грицман публикуется по-английски в американской, британской, ирландской периодике и является автором пяти сборников поэзии на английском (www.andreygritsman.com) Стихи включены в несколько международных антологий в США и Великобритании. Стихи переведены на несколько языков. В течение многих лет – ведущий популярной серии по международной поэзии в Корнелия Стрит кафе в Нью-Йорке. Живет в Манхэттене с двумя котами на берегу Гудзона.

Оставьте комментарий