RSS RSS

Людмила Шарга ● Оставленный берег

Синие стихи

 

Летний вечер у дверей,

словно ангел – тих и светел,

далеко – за семь морей –

улетел бродяга-ветер.

Дремлет стая синих гор,

чуть прикрывшись облаками,

синий звёздный кот лакает

Млечного Пути простор.

В нём душа моя плывёт

и серебряною птицей

в море синее глядится,

и не верит звёздный кот,

что огромная луна

тоже стала тёмно-синей.

А душа пером гусиным

за конторкой –  у окна –

пишет синие стихи,

тешит синие чернила.

Сколько б слов ни обронила,

будут все стихи тихи.

Будет таять до зари

вечер летний,

синий вечер.

Кофе в чашку, шаль на плечи:

дышит осень у двери.

 

* * *

 

Глазами зеленеть и таять

и воском плыть в твоих руках.

Блудница.

Грешница.

Святая…

Иду к тебе через века.

Сквозь опереточные лица,

то посуху – то по морям.

Святая.

Грешница.

Блудница.

Твоя.

У счастья формула простая:

не дать следам твоим остыть.

Глазами зеленеть и таять

и знать, что где-то рядом –  ты.

Вся жизнь моя, мои пожитки,

мой незамысловатый скарб:

стихи и сны

и эта  жилка

под  тонкой кожей у виска.

 

Осеннее мечтательное

 

Нам бы жить у моря Красного,

где вода синее синего,

вот была бы жизнь прекрасная,

кругосветно-апельсинная.

А потом у моря Жёлтого,

где гнездится цапля белая,

раскрывая зонтик шёлковый,

созерцать малину спелую.

Если выпало в империях

задыхаться от отчаянья,

знай, поди, к какому берегу

нам по осени причаливать.

Вот и тянет к морю Чёрному,

печь оладьи с ежевикою,

завести кота учёного

и русалку луноликую.

Мчатся золушки за принцами,

им успеть  бы до полуночи,

ну а нам пора в провинцию –

право-слово –  хватит умничать.

Заварю-ка кофе чёрного

и чего там… с ежевикою,

для тебя – кота учёного,

я – русалка луноликая.

 

* * *

 

Такое в августе бывает:

фосфоресцирует вода,

и море дышит, остывая,

как будто что-то напевает,

и рядом падает звезда.

И ты кричишь: звезда упала!

А море – радужней опалов,

синей персидской бирюзы,

прозрачней ангельской слезы…

Такое в августе бывает,

по влажной коже свет стекает,

и ночь таинственно светла,

в ней наши бренные тела

давно часов не наблюдали…

Кем были мы и кем мы стали,

что обрели,

что потеряли.

Там время потеряло нас.

Оно ещё не начиналось,

и до его начала малость 

падение звезды –

осталась.

А где-то вечность пронеслась.

 

 

* * *

 

Парус алый, парус белый…

Мне волна морская пела,

пела-пела, напевала,

за собою зазывала.

К берегам далёким южным,

в царство раковин жемчужных,

в край коралловых атоллов,

кольца хрупкие которых

розовеют на рассвете,

а над ними  южный ветер,

Южный Крест и южный Парус…

южной ночи звёздный гарус…

Море пенилось, кипело,

а волна всё пела, пела,

пела-пела, напевала…

В тех краях я не бывала.

Где-то ждёт далёкий берег,

на песчаных дюнах белых

ветер тонкий шлейф оставил,

след терялся,

таял,

таял.

Рядом россыпи ненужных

створок раковин жемчужных,

перламутр, под слоем пыли:

чьи-то сброшенные крылья.

Былью станет сказка чья-то.

А моя – хоть простовата,

сказкой пусть и остаётся,

трудно для себя поётся.

Парус алый,

парус белый,

мне волна морская пела.

Пела, пела, напевала,

я за нею уплывала…

 

* * *

На одесском побережье Черного моря

произошло довольно редкое для наших мест явление:

море отошло от берега.

Из сводки новостей

 

Море оставляет берега,

и надежды нам не оставляет.

Тихо лягут белые снега

там, где ветер в парусах гуляет,

и ломает волны на плечах

чёрный обнажившийся брекватер.

Может быть безмолвия печать

отодвинет судный час расплаты.

Крылья на изломанных камнях

сушат длинноносые бакланы,

и свечою на ветру маяк

в предрассветных теплится туманах.

Бьёт прибой волну о волнорез,

и свивает донные барханы…

но вороний грай летит окрест

там, где стаи чаячьи порхали.

И всё дальше море от земли,

лишь солёный ветер полон влаги,

и на дальнем рейде корабли

треплет как игрушки из бумаги,

и опять пускается в бега,

и мольбам о помощи не внемлет.

Море оставляет берега.

Или боги оставляют Землю…

.

* * *

 

Море остывало нехотя.

Я раздумывала:  ехать ли?

Воздух утренний дрожал.

Ты решился: поезжай.

От волнений приснопамятных

есть одно спасенье – маятник.

Ходит по морю волна,

и смываются – сполна

все сюжеты вечной повести,

чьи-то радости и горести,

– всё уносится волной.

Дышит море за спиной.

Остывает долго,

медленно.

Я изнаночными петлями

повесть новую свяжу.

Всю изнанку покажу.

Вдруг и вправду станет легче нам?

Где-то плачет птица певчая,

птицу иволгой зовут…

Справа бак, а слева ют.

Ну не мне тебе рассказывать,

как причины в узел связывать,

чтобы следствие – извне.

По кочующей волне

носит снасти корабельные…

Где-то рядом колыбельную

отпевают – не поют.

Слева бак – а справа ют,

слева грешник – справа праведник,

ходит-бродит вечный маятник,

называется –  волна.

Всё забудется сполна,

только лишь дойдёт до дна…

 

* * *

 

Кукушка, кукушка,

скорее скажи,

когда же настанет

счастливая жизнь.

У Синего моря?

У Синей реки?

В саду, где на землю

летят лепестки…

Как долго  ещё ожидать твою весть?

Крушиною стыть

или вишнею цвесть?

Дрожащей прожилкой

резного листа,

пчелою, чья жизнь

коротка и проста?

В заброшенном  доме,

где нет ни души…

Когда она будет,

кукушка, скажи?

Кукушка, кукушка…

В ответ – тишина.

И только негромкая песня слышна,

и виден до боли родной поворот…

Скворцы суетятся,

и вишня цветёт.

И можно с обрыва спуститься к реке,

где столько следов на прибрежном песке.

Мои ли,

чужие…

Всё ближе вода.

Наверно уже не узнать никогда,

зачем на оставленный берег пришла.

А вслед мне доносится:

было… была.

 

 

image_printПросмотр на белом фоне
avatar

Об Авторе: Людмила Шарга

Людмила Шарга (Южнорусский Союз писателей) Поэт, прозаик, публицист. Лауреат международных литературных конкурсов и литературных премий. Автор шести сборников поэзии и прозы «Адамово ребро» (2006), «На проталинах памяти» (2008), «Билет в осенний день» ( 2010), электронной книги стихов «Рукой подать..» ( 2012), электронной книги прозы «Повесть о падающих яблоках» (2013), «Яблоневые сны»(2014). Автор многочисленных публикаций в периодических печатных и сетевых зданиях. Редактор сайта Творческой Гостиной Diligans. Живёт и работает в Одессе.

9 Responses to “Людмила Шарга ● Оставленный берег”

  1. avatar Артур says:

    Грустно, девушки…

  2. avatar Людмила says:

    “Для веселия планета наша мало оборудована…”
    Благодарю Вас, Артур, за внимание и отзыв.

  3. avatar Людмила says:

    Грустно…

  4. avatar Галина says:

    Грустно.НО какова поэзия?!Каково литературное мастерство?. Каждая строка, как жемчужина. На каждой строфе лунный свет. Русалка пишет. СПАСИБО!

  5. avatar Борис Кушнер says:

    Как это чудесно встретиться с настоящим чистым высоким поэтическим словом, со сказочной страной настоящего Поэта! И это в наши дни, когда Парнас оккупирован версификатором-счетоводом,провозглашённым присяжными “учёными” от литературоведения, Гением Всех Времён и Народов.

    Спасибо, спасибо, Людмила.

    • avatar Людмила says:

      Дорогой Борис Абрамович, спасибо за щедрый и тёплый отзыв.
      Приятно услышать такие слова от Поэта.
      С благодарностью и любовью, Людмила.

Оставьте комментарий